нефинансовый институт развития
крупнейший организатор конгрессно-выставочных мероприятий
Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Роль бизнеса в глобальном развитии: может ли благотворительность быть выгодной?
25 Мая 2018
12:00—13:15

Дискуссия разворачивалась вокруг проблемы, связанной с необходимостью вовлечения бизнеса разного уровня и масштаба в решение гуманитарных проблем на территориях, где он оперирует. Традиционно данная тематика проходила под флагом КСО (корпоративной социальной ответственности). Внутри КСО выделяли несколько важных составляющих, касающихся ответственности бизнеса как перед своими сотрудниками, так и перед обществом в целом. При этом благотворительность рассматривалась как важнейший элемент КСО.

В последнее время все чаще деятельность по КСО стала ассоциироваться с устойчивым развитием, охватывающим экономическую, социальную и экологическую сферы. Глобальные компании стали подчеркивать, что они не занимаются благотворительностью, а создают инфраструктуру в местах присутствия, решая при этом задачи развития собственного бизнеса и развития партнеров по цепочке ценности на территориях присутствия.

Примеры, которые приводили российские компании, показывают, что та же логика дошла и до российских глобальных компаний, которые оперируют за рубежом.

В процессе дискуссии было сформулировано несколько важных трендов, которые определяют переход от благотворительности к социальным инвестициям и в итоге к гуманитарной деятельности.

Рассмотрим отдельные тренды, упомянутые в дискуссии.

Тренд перехода от благотворительности к гуманитарной деятельности

Участники дискуссии приводили примеры реализации гуманитарных акций. Генеральный директор Русской гуманитарной миссии Евгений Примаков отметил, что гуманитарная деятельность существенно шире, чем только культура и искусство. Практика показывает, что глобальные компании все чаще инвестируют в рамках гуманитарных проектов в решение самых насущных проблем и потребностей населения. К примеру, когда крупный бизнес приходит на какую-то территорию, то первым делом он должен пойти в администрацию этой территории и спросить, чем нужно помочь проживающим на территории людям — построить школу, больницу и т. п., а не привозить, к примеру, балет Большого театра.

Евгений Примаков заметил: мы пытаемся убеждать бизнес в том, что он заинтересован в гуманитарной деятельности. Бизнес же вкладывается не в благотворительность, а инвестирует в лояльность местного населения, властей, решает задачи глобального развития.

Тренд выравнивания доходов субъектов внутри глобальной цепочки ценности

Эта идея активно реализуется глобальными компаниями, присутствующими на территории развивающихся стран. Здесь можно выявить несколько аспектов.

Во-первых, попытка установить обоснованную заработную плату местным сотрудникам, работающим в подразделениях глобальных компаний на развивающихся рынках. Для этого, как правило, компании привлекают экспертов, которые определяют справедливый уровень заработной платы местных сотрудников.

Региональный директор по России и глава московского офиса Oxfam International Эльза Видаль привела ряд примеров, описывающих, как они совместно с глобальными компаниями (например, с Unilever) решают проблему ликвидации бедности посредством определения справедливой заработной платы местных сотрудников. Для этого организуются партнерства государства, частного бизнеса и третьего сектора (например, НКО), которые совместно проводят серьезные исследования уровня справедливой заработной платы.

Так Oxfam сотрудничала с Unilever во Вьетнаме для ликвидации бедности. Для решения этой проблемы они не только проводили серьезные исследования, но и учредили Национальную ассамблею Вьетнама, где была открыта дискуссия о зарплате, обеспечивающей устойчивую жизнь.

Во-вторых, выравнивание доходов субъектов в цепочке ценности.

Традиционная проблема состоит в том, что в upstream (вверху цепочки ценности), где находятся добывающие или сырьевые компании (или фермеры в агробизнесе), доходы всегда ниже, чем в downstream, где продается уже готовая продукция (это очень упрощенно, но примерно дело обстоит именно так). Чаще всего, производители сырья — это субъекты развивающихся стран, а производители готового конечного продукта — субъекты развитых стран. Так происходит перераспределение дохода к субъектам развитых стран.

Для примера возьмем отрасль ванили. 80% ванили поставляется из Мадагаскара, при этом 90% населения Мадагаскара живут за чертой бедности на 2 доллара в день. Сырье стоит мало. Это справедливо отметила вице-президент Unilever по устойчивому развитию бизнеса и корпоративным отношениям в Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Турции, России, Украине, Республике Беларусь и Африке Ирина Бахтина. Некоторые глобальные компании, в том числе Unilever, реализуют инициативы по выравниванию доходов внутри ЦЦ. В частности, через обучение фермеров и передачу им новых технологий, обучение ведению эффективного бизнеса. После этого благотворительность будет уже не нужна (Ирина Бахтина).

Российский опыт гуманитарной деятельности: создание потенциала на территории

Примеры российских компаний и структур, реализующих гуманитарные проекты на зарубежных территориях присутствия, показывают, что российские компании не просто занимаются гуманитарной деятельностью, а создают потенциал для роста и развития местного общества и экономики.

Из выступлений представителей российского крупного бизнеса и чиновников можно сделать вывод о том, что российские компании, следуя русской гуманитарной традиции, очень активно помогают местному населению и местной администрации решать наиболее актуальные проблемы на территории, развивая ее таким образом, а также создавая потенциал для дальнейшего самостоятельного развития.

К примеру, «Газпромнефть» уже давно не занимается благотворительностью, а использует понятие «социальных инвестиций», то есть рассматривает свою деятельность как инвестиции, которые должны приносить доход. При этом она реализует единый поход — что на территории России (когда, например, повышает качество жизни людей, работающих на отдаленных территориях), что на территории зарубежных стран (например, в Сербии). «Газпромнефть» — крупнейший иностранный инвестор в Сербии; она активно решает местные проблемы.

«Росатом» работает в 47 странах мира, в 12 активно ведет проекты по строительству атомных электростанций. Они организуют вместе с Россотрудничеством гуманитарные экспедиции. Задача — приехать на место и понять, в чем реальные потребности людей. Жители сами говорят, что они хотят. К примеру, в финском Пухаеки жители сказали, что их мечта — научиться готовить блюда из русской кухни. Специально для них Росатом организовал курсы русской кулинарии.

Еще один очень интересный инструмент — это образовательные проекты Росатома. Фактически они занимаются экспортом образования:

  • организуют полилингвальные детские лагеря — дают знания детям об атоме, объясняют, что такое атомная энергетика и мирный атом. Такие лагеря уже открыты в Болгарии, Финляндии, Таиланде и т. п.
  • 1,5 тыс. студентов сегодня получают образование в области атомной инженерии. Когда они возвращаются к себе, они знают российские технологии, знают русскую культуру (Кирилл Комаров, первый заместитель генерального директора, директор блока по развитию и международному бизнесу, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом»).

Роспотребнадзор занимается экспортом российской системы противодействия эпидемиологическим угрозам, которая была выработана еще до советской власти, и остается очень эффективной системой. Яркий пример — это борьба с эболой в Гвинее. Эпидемия эболы грозила «Русалу» полным выводом бизнеса и всех сотрудников из Гвинеи. Однако вместо этого, совместно с Роспотребнадзором, «Русал» сначала организовал выезд российских лабораторий, передачу методов работы с эпидемией гвинейским специалистам, а потом построил площадку, которая теперь превратилась в гвинейский НИИ, который работает на всю Африку. Русский бизнес там теперь развивается и позиционирует себя как социально ответственный, помогает науке и развивается (Анна Попова, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор).

По словам председателя оргкомитета инициативы «Экспорт высокотехнологичной безопасности» Андрея Безрукова, особенностью российской гуманитарной деятельности служит тот факт, что мы строим потенциал развития не столько для себя, сколько для страны или местности, в которой работаем.

«Когда мы работаем под флагом России, чем больше мы принесем, чем конкурентоспособнее они станут после нас, тем больше они будут нам благодарны» (Андрей Безруков).

Инвесторы и потребители голосуют за социально ориентированный бизнес

Активная гуманитарная деятельность все чаще становится критерием измерения экономических успехов компании, а значит, и фактором конкурентоспособности на глобальных рынках.

В 2011 году бывший сотрудник Procter & Gamble Джим Стенгель и бренд-консультант Милфорд Браун разработали индекс Стенгеля, определив 50 брендов с самой сильной репутацией в области устойчивого развития. Расчет индекса Стенгеля с 2001 по 2011 год показал, что инвестиции в эти компании на 400% более выгодны, чем инвестиции в компании S&P 500 (500 компаний с наибольшей капитализацией). К первым брендам в этом списке относят Accenture (консалтинговая компания), Airtel (мобильные коммуникации), Amazon.com (электронная торговля), Apple, Aqurel (питьевая вода), Blackberry (мобильные коммуникации), Chipotle (фаст-фуд) и др.

Фактически это означает, что люди голосуют за компании, реализующие социально значимые цели и заботящиеся о человеке.

«Русал» стоит гораздо меньше, чем вместе с лабораторно-диагностическим комплексом в Гвинее.

Выгода и общественное благо становятся едиными понятиями.

Формирование социальной ответственности на отраслевом уровне

«Социальная ответственность должна формироваться на отраслевом уровне. Яркий пример — информационные технологии. Их влияние на общество недооценено, очень велики риски» (Павел Ершов, операционный директор «Майкрософт Рус»).

Формализация и институционализация гуманитарного сопровождения бизнеса

Институт гуманитарных технологий подготовил концепцию гуманитарного сопровождения внешнеэкономической и внешнеторговой интеграции российских компаний. В этом документе представлены цели и задачи гуманитарного сопровождения внешнеэкономической и внешнеторговой интеграции российских компаний, а также механизмы. Показано, что такая интеграция всем выгодна — и бизнесу, и местному сообществу, и государству.


Автор:

Оксана Урняковна Юлдашева, доктор экономических наук, профессор,заведующая кафедрой маркетинга Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.