нефинансовый институт развития
крупнейший организатор конгрессно-выставочных мероприятий
Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Статья
31.10.2019

Регулирование в интернете: защита личности или ограничение свободы

Автор: Коршунов И.Л.

Введение

Цензура в Интернете – это государственное регулирование доступа гражданина к мировым информационным ресурсам. Правомерно ли ограничивать личность в свободе доступа к информации? Как поступать государству в условиях роста международного терроризма? Как защитить гражданина от киберугроз? Эти и подобные вопросы, связанные с соблюдением свободы личности и регулирования доступа к информации, активно обсуждались на сессиях в рамках Петербургского международного экономического форума – 2019 [3]: «Цензура в сети. Мировые практики законодательного регулирования в Интернете»; «Ничего личного: как защитить персональные данные граждан от кибератак»; «Цифровые границы: как построить защиту в транспарентном мире?».

По мнению А. Прохорова [4], регулирование Интернета – это проблема, имеющая идеологическую основу, т.к. каждый пользователь определяет ее, исходя из личных политических взглядов. Конвенция о защите прав человека и основных свобод [2] в статье 10 определяет свободу на получение и распространение информации, независимо от государственных границ. При этом она не исключает введения ограничений, предусмотренных законом, которые необходимы в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, сохранения здоровья и нравственности, защиты репутации и прав других лиц.

Таким образом, государство, реализуя функцию регулирования в сфере Интернета, должно исходить из задач, стоящих перед властью, обеспечивая при этом защиту свободы слова и других правовых и моральных ценностей [1]. К более активному участию государств в регулировании Интернета призывают даже владельцы мировых ИТ-корпораций. Марк Цукерберг, основатель социальной сети Facebook, предлагает ввести новые глобальные правила для всех государств в четырех областях [6]: вредоносный контент; целостность выборов; конфиденциальность данных и перенос информации на различные платформы. Это позволит сохранить Интернет от национального сегментирования и обеспечить каждому пользователю равную защиту.

Таким образом, регулирование в Интернете является неотъемлемой частью структуры управления обществом, а для правительства – это инструмент общегосударственного управления.

Что такое Интернет?

С функциональной точки зрения – это система сосредоточения информации, созданной человечеством. Любой житель Земли, обладающий необходимыми техническими средствами, может пользоваться этой информацией (хранить, искать, передавать, использовать и т.д.).

С организационной стороны – это совокупность некоторых категорий субъектов, которые участвуют в функционировании данной системы, находясь между собой в определенных взаимоотношениях. Можно выделить следующие типы субъектов: владельцы программно-аппаратных средств, реализующих инфраструктуру Интернета; сообщество специалистов, определяющих стандарты и правила функционирования Сети; владельцы онлайн-платформ, предоставляющие пользователям конкретные сервисы; владельцы компаний-провайдеров, обеспечивающие подключение пользователей к Интернету; компании (предприятия), ведущие бизнес через Интернет; пользователи Сети – лица, использующие Интернет для удовлетворения своих информационных потребностей. Очевидно, можно выделить и другие субъекты, связанные с Интернетом.

Деятельность Интернета связывает громадное количество людей на Земле. По данным Internet World Stats (IWS) [7], в июне 2018 года пользователями Интернета являлись более 4,2 миллиарда человек (примерно 55% населения Земли). Даже при взаимодействии небольшого количества людей, между ними возникают конфликты. В условиях Интернета такие конфликты неизбежны.

Источники конфликтов в Интернете

Учитывая определенные выше типы субъектов, действующих в Интернете, можно выделить следующие виды конфликтов:

1. Межгосударственные конфликты. Противоречия между государствами существуют, они приводят к развитию конфликтов (политических, экономических, территориальных и др.). Интернет является эффективным средством идеологического воздействия на значительные массы населения другой страны. Информационные войны между странами – это не миф, а реальность.

2. Экономические конфликты между предприятиями. Конкуренция в бизнесе никогда не велась только честными методами. Интернет предоставляет новые средства для ведения конкурентной борьбы: конкурентная разведка, дезинформация клиентов соперника, дискредитация конкурентов.

3. Личностные конфликты. Вовлечение людей в незаконную деятельность, психологическое воздействие на детей и молодежь, сбор персональных данных людей и использование их в корыстных целях – это возможности, которые предоставляет Интернет для непорядочных пользователей.

4. Политические конфликты внутри страны. Государство (в лице персон руководителей), руководство общественных организаций, руководство предприятий заинтересованы в лояльном отношении к ним соответствующих групп людей. В ряде случаев они не хотят, чтобы определенная информация дошла до людей, чтобы люди могли открыто высказать свое мнение.

Можно выделить и другие виды конфликтов в Интернете: между государством и предприятием, между государством и личностью и др.

Нужны ли ограничения в Интернете

Ни у кого не вызывает сомнения, что необходимы ограничения, связанные с межгосударственными конфликтами. Данные ограничения относятся к сфере национальной безопасности.

Взаимоотношения между государством и предприятиями можно разделить на несколько видов. Для поддержки отечественных предприятий, занимающихся бизнесом через Интернет, государство должно вводить ограничения, позволяющие защитить их. И в первую очередь, от кибератак. Взаимодействие государства и предприятий, распространяющих информацию в Интернете (СМИ), предполагает внесение ограничений со стороны государства на содержание распространяемой информации. Во взаимоотношениях с предприятиями, занимающимися подключением пользователей к Интернету и предоставлением онлайн-платформ, государство применяет практику регулирования их деятельности в соответствии с принятыми законами.

В отношении граждан страны государство считает возможным ограничивать доступ к информации в Интернете, обосновывая это защитой, в первую очередь детей, от пагубного влияния недоброкачественной информации.

Взаимоотношения предприятий, оказывающих информационные услуги пользователям, и пользователей также предполагают возможность введения ограничений на предоставляемую информацию. Это связано с поведением руководства данных предприятий, которое, как правило, подвержено влиянию государственных чиновников или реагирует на политическую ситуацию.

Из перечисленного выше только национальная безопасность и защита от кибератак предприятий являются убедительными доводами для введения ограничений в использовании Интернета. Во всех остальных случаях введение ограничений имеет спорное обоснование. За правильно сформулированной целью (например, защита детей) может скрываться желание защитить чиновников или ограничить свободу слова. Дебаты по вопросу, где провести черту между дозволенным и запрещенным, велись, ведутся и будут вестись впредь. Для правильного выбора необходимо активное участие общества в обсуждении этого вопроса, самовоспитание и ответственность людей за свои действия.

Зарубежный опыт регулирования Интернета

Сегодня в мире практически нет ни одного государства, которое не применяло бы практику установления ограничений на использование Интернета. Степень запрещающих воздействий варьируется в широких пределах. Если сами технологии, реализующие Интернет, являются нейтральными, то их применение связано с общими особенностями национальной политической системы. Поэтому законодательство в вопросах регулирования Интернета определяется политическими задачами, следовательно, и правила использования технологий в Сети имеют национально-политическую окраску.

В зависимости от степени регулирования Интернета рассматриваются три модели: либеральная, авторитарная и авторитарно-тоталитарная. Либеральная модель предполагает фактическое отсутствие контроля политического контента в Интернете. Авторитарная модель подразумевает контроль только политической части Интернета, в том случае, когда определенные критические материалы могут привести к нарушению существующей политической системы. Авторитарно-тоталитарная модель отражает поведение руководства страны, стремящегося запретить доступ к Интернету вообще, создать свою национальную Сеть. На практике же, реализуемые в разных странах политики в области Интернета не соответствуют в чистом виде указанным выше моделям.

В настоящее время одним из самых либеральных подходов к регулированию Интернета считается подход, реализуемый в США. Благодаря первой поправке к Конституции США, в стране не могут приниматься законы, ограничивающие свободу слова. Поэтому регулирование Интернета ограничивается защитой личной информации, авторских прав и обеспечения честной конкуренции. Несмотря на это, вопросы регулирования доступа к информации и контроля трафика в Сети спецслужбами решаются в интересах руководства страны за счет наличия законов о противодействии террористической деятельности. Кроме того, политическая элита имеет экономические и политические рычаги давления на крупные компании, активно участвующие в поддержке Интернета.

Страны ЕС также можно отнести к либеральной группе, стремящейся минимизировать участие государства в регулировании доступа к информации. В этих странах стремятся сохранить баланс между конституционным правом доступа к информации и защитой национальной безопасности. Pегулирование доступа (блокирование и фильтрация контента) осуществляется, как правило, в двух областях: негативное воздействие на подрастающее поколение и защита авторских прав. Правда, в последнее время в некоторых странах Европы (например, в Германии) наметилась тенденция на принятие более жестких законов по контролю за информацией в Сети в рамках противодействия террористической деятельности.

Великобритания и Франция в 2018 году утвердили совместный план действий по повышению эффективности выявления и удаления контента, который квалифицируют как террористический, радикальный или ненавистнический. Соглашение предусматривает, в частности, требование к компаниям автоматизировать процесс выявления незаконного контента и ускорить его блокировку или удаление, а также предоставление доступа к зашифрованному трафику.

Китай более жестко подходит к контролю информации в Интернете. Обладая развитой телекоммуникационной инфраструктурой и активно развивая информационные технологии, он считает глобальную компьютерную сеть угрозой своей стабильности. В связи с этим, в Китае реализована сложная система регулирования политического контента, которая содержит три составляющие: систему фильтрации трафика; систему блокировки поиска нежелательной информации; ручную систему фильтрации контента, публикуемого в социальных сетях и блогосфере. Первая система обеспечивает государственный контроль за ключевыми участниками Интернета, две другие – цензуру политического контента. В ходе эксплуатации система демонстрирует эффективность и надежность в решении поставленных задач.

Еще более жесткую позицию в отношении регулирования Интернета проявляет Иран. С целью защиты государства от киберугроз и ограничения доступа внутренних пользователей к зарубежному контенту он взял курс на создание Национального Интернета, что, по нашему мнению, приведет к еще большей изоляции государства.

Состояние дел в России, проблемы и перспективы развития

Наша страна вступила на путь регулирования Интернета несколько позже ведущих стран. В настоящее время законы, принимаемые в России, направлены на блокирование доступа к запрещенным сайтам, исключение возможностей обхода блокировок и исключение анонимности пользователей в Сети. В обществе активно ведутся обсуждения о границе между защитой национальной безопасности и свободой доступа к информации. Надо отдать должное законодателям, которые реагируют на мнение общественности и вносят соответствующие поправки в уже принятые законы: отмена «Закона о блогерах» из-за его недееспособности; принятие поправок к «Закону о фейковых новостях», направленных на защиту СМИ.

Несмотря на активное законотворчество, законодательство в области Интернета и средств связи отстает от развития информационных технологий в нашей стране, считает Сергей Плуготаренко, директор Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) [5]. Нужно изменить подход к содержанию законов, они должны нести стимулирующий характер, подталкивать бизнес к развитию. В настоящее время, как отмечает Мария Захарова, директор департамента информации и печати Министерства иностранных дел Российской Федерации, активно идут процессы сегментирования мира в разных областях, в том числе и в информационной [5]. В информационном пространстве мир начинает строить границы между странами, народами, одноязычными сообществами. Основная цель строительства – поставить информационное пространство под контроль СМИ (традиционно имеющих мощь и влияние) и политических структур (обладающих необходимыми институтами и механизмами).

Ведущие мировые государства уже перешли от обсуждения к проработке очень жестких, не сравнимых с российскими, законов, которые ограничивают свободу и ставят под контроль свое национальное информационное пространство. Эта тенденция очень опасна. Объединить усилия на мировом уровне для создания универсальных механизмов противодействия этому процессу России пока не удается. Остается надежда только на мировое журналистское сообщество, в интересах которого – защитить свободу и противодействовать возведению границ.

Важная проблема – регулирование пользователей в Интернете. Эту функцию выполняют регуляторы, в роли которых выступают крупные ИТ-корпорации (Google, Facebook и др.). А кто регулирует их деятельность? В определенных политических ситуациях им не могут противодействовать даже правительства отдельных стран. Явно владельцы этих корпораций подчиняются правительству той страны, гражданами которой они являются. Поэтому функцию регулирования пользователей своих систем они осуществляют в соответствии с указаниями соответствующих государственных чиновников. Решением проблемы контроля над крупными ИТ-корпорациями могло бы стать разделение их на части – это создало бы ситуацию для конкуренции. Но реализуема ли эта идея?

Процесс сегментации Интернета в нашей стране неизбежен, считает Игорь Ашманов, генеральный директор «Крибрум»; управляющий партнер ООО «Ашманов и партнеры» [5]. Это связано, в первую очередь, с тем, что владельцами глобальных компаний в Интернете являются американцы со своими политическими позициями. Во-вторых, в Интернете находится очень много «токсичного» контента, орый быстро усваивается и «цепляет» особенно подрастающее поколение. Постепенно Интернет будет зарегулирован до уровня нашей повседневной жизни. И тогда в нем для пользователей нашей страны будет обеспечен базовый уровень безопасности.

В настоящее время на различных площадках активно обсуждается идея создания в нашей стране российского интернета. Она имеет как своих сторонников, так и противников. Сторонники суверенного интернета считают, что его надо создавать на базе отечественных решений, но сегодня у нас в стране отсутствует соответствующая элементная база. Создавая отечественные высокотехнологичные продукты, можно решить задачу создания российского интернета. Кроме того, эти продукты можно будет продавать за рубеж и получать прибыль. При этом надо иметь в виду, что стоимость поддержания инфраструктуры в актуальном состоянии очень высока и не сравнима с результатом. Противники суверенного интернета убеждены, что идею суверенного интернета можно обсуждать, но реализация этого проекта не даст ожидаемого результата.

Несоответствие российских законов уровню развития информационных технологий, как было отмечено выше, законодательное решение исключительно вопросов регулирования соцсетей и контента являются фактами инерционности деятельности государства в регулировании Интернета. С другой стороны, в мире появились новые вызовы, требующие незамедлительного реагирования. В качестве глобальных трендов регулирования в мире сегодня выступают: регулирование трансграничного оборота и защиты данных; кибервойны и борьба с киберпреступностью; регулирование криптовалют; цифровая идентификация пользователей; трансграничная торговля; глобальные правила работы технологических гигантов; угрозы нормальному функционированию Интернета со стороны геополитики и др. Этими вопросами нужно активно заниматься не только государству, но и предприятиям и пользователям. Саморегулирование для предприятий – это компромисс между краткосрочными уступками и долговременными целями развития бизнеса.

Заметим также, что повышение цифровой грамотности пользователей – серьезный фактор в борьбе с киберугрозами. Алексей Пушков, председатель Временной комиссии Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по информационной политике и взаимодействию со средствами массовой информации, считает, что Интернет является политическим инструментом в борьбе за власть на мировой арене. Лозунг свободы Интернета чаще звучит из США, потому что они фактически контролируют Интернет через американские ИТ-компании. Примерно 70% международного контента принадлежит им, и любая попытка противодействия его свободному беспрепятственному распространению вызывает у США активную негативную реакцию. Поэтому, считает Алексей Пушков, вопросами глобального регулирования Интернета должна заниматься ООН.

Заключение

Подводя итог, следует отметить, что Интернет – это сложная многомерная система, в которой одновременно реализуются противоречивые процессы: свободный доступ к информации; сегментирование глобальной сети; регулирование доступа к информации; фильтрация контента; использование Интернета в качестве политического инструмента и др. Благодаря этой противоречивости система будет существовать и развиваться. Появляющиеся новые технологии будут ставить и новые проблемы. А вопросы регулирования в Интернете будут активно обсуждаться на государственном и общественном уровне.

ЛИТЕРАТУРА

  • Веревкина И.Н. Роль цензуры в литературе и СМИ: исторический аспект и современная ситуация // Молодой ученый. 2016. № 12. С. 676-678.
  • Конвенция о защите прав человека и основных свобод. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://base.garant.ru/2540800 (дата обращения 23.06.2019).
  • Петербургский международный экономический форум – 2019. Информационно-аналитическая система Росконгресс. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://roscongress.org/events/peterburgskiy- mezhdunarodnyy-ekonomicheskiy-forum-2019/sessions (дата обращения 23.06.2019).
  • Прохоров А. Цензура в Интернете: «за» и «против». [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://compress.ru/article.aspx?id=17261 (дата обращения 23.06.2019).
  • Цензура в Сети. Мировые практики законодательного регулирования в Интернете. Информационноаналитическая система Росконгресс [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://qps.ru/jTGLR  (дата обращения 23.06.2019).
  • Цензура (контроль и анонимность) в интернете. Мировой опыт. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://qps.ru/jfchF (дата обращения 23.06.2019).
  • World Internet Users and 2019 Population Stats. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.internet- worldstats.com/stats.htm (дата обращения 23.06.2019).

© Коршунов И.Л., 2019

Игорь Львович Коршунов – кандидат технических наук, доцент, заведующий кафедрой информационных си-стем и технологий Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

Данная статья опубликована в специальном выпуске научного журнала «Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета» по итогам Петербургского международного экономического форума — 2019.

Аналитика на тему