Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
31 Мая 2019
«Но переживи миг. И переживи век»

Санкт-Петербургу, как относительно молодому городу, повезло. Его расцвет пришелся на господство изумительных стилей от барокко до модерна. И так получилось, что элементы внешнего декора зданий стали не меньшим украшением города, чем архитектурные ансамбли. Простая прогулка по Санкт-Петербургу может доставить удовольствие от мастерских работ, украшающих стены зданий исторического центра.

Во времена Петра I из Западной Европы в Россию пришла мода на барельефы, маскароны, эгиды и другую декоративную скульптуру. В те годы на болотистых берегах Невы творил первый и гениальный строитель Северной столицы Доменико Андреа Трезини, один из основоположников целого стиля в русской архитектуре — петровского барокко.

Первое творение Трезини — Петропавловская крепость, несмотря на военное назначение, уже в полной мере использует элементы внешнего декора. Первоначально барельефы были деревянными, затем их заменили на каменные и гипсовые.


Один из символов города — атланты Эрмитажа — в 2019 году отмечают 170-летие

Начатое Трезини дело продолжили и развили отец и сын Растрелли. Старший родился во Флоренции, в состоятельной дворянской семье. В 1716 году вместе с сыном (будущим архитектором) приехал в Петербург по приглашению советника Петра Франца Лефорта с поручением руководить архитектурными и скульптурными работами по украшению новой столицы, выполнять портреты «подобно живым людям», устраивать сады и фонтаны, сооружать театральные машины и декорации, делать медали и обучать всему этому русских мастеров. На практике его деятельность ограничилась скульптурой.

Эффекты театральной репрезентации, барочная пышность, тонкая отделка деталей порой сочетаются в его работах с жестким натурализмом в передаче лица. В 1721–1723 годах мастер участвовал в оформлении Большого каскада в Петергофе (маскароны, военно-аллегорические рельефы, группа «Нептунова телега»), а в 1721–1724 годах работал над моделью так и не воздвигнутого триумфального столпа в память побед в Северной войне 1700–1721 годов.


С 1730 года придворным архитектором становится сын Бартоломео — Франческо, переименованный в России в Варфоломея Варфоломеевича. Среди его известнейших творений несколько великолепных дворцов — Воронцовский (1749–1757 гг.), Строгановский (1752–1754 гг.), Екатерининский в Царском Селе (1752–1757 гг.) и Зимний (1754–1762 гг.), Смольный собор (1748–1754 гг.). Будучи превосходным мастером лепки, не хуже отца, Растрелли уделял огромное внимание скульптурному декору своих построек. Сам готовил детальные рисунки для лепщиков и резчиков, претворявших в реальность его замыслы. По рисункам зодчего созданы фигуры атлантов и кариатид, украшающих большинство его сооружений.

Маскаронов из рук великого мастера на стены его зданий перепорхнуло множество. Одних аморетти — амуров и купидонов — десятки, но они еще не наполнились многозначностью тайны, их еще нельзя рассматривать отдельно и подробно, выделив из общего согласного ансамбля растреллиевских творений. Пышный, нарядный стиль барокко продержался почти до конца XVIII века. Последовавшее увлечение классическими древнегреческими формами под влиянием идей эпохи Высокого Возрождения в 1770-х годах не уничтожили чудесные лики. Декоративные элементы и, в частности, львиные и человеческие маскароны на фасадах зданий классического стиля петербуржцы впервые увидели в конце 60-х годов XVIII века. Это были обывательские дома, возведенные по проекту современника создателя Таврического дворца И.Е.Старова архитектора А.В. Квасова, участвовавшего в разработке генерального плана реконструкции Петербурга.


Один из них — дом № 8 по Невскому проспекту, известный как дом Сафонова, сохранился до наших дней. Замковые камни окон его первого этажа украшены женскими масками. А вот в конце XVIII — начале XIX века женские маски на фасадах жилых домов стали появляться повсеместно: дом Брюллова (В. О., Съездовская линия, 21); дом Петровых (наб. р. Фонтанки, 92); дом Дехтерева (Спасский пер., 11). Как элемент декора они сохранились до окончательной победы модерна. И только революция сделала детали и украшения «архитектурными излишествами». Они стали жертвами плохого ухода, блокады и неграмотной реставрации. Сталинский классицизм принес новые сюжеты в украшение петербургских зданий. Античных богов сменили мускулистые шахтеры и полногрудые колхозницы, государственные символы вроде серпа с молотом и пятиконечной звезды.


Страдания ангела на Исаакиевском соборе можно увидеть только с дрона

В наше время барельефами пренебрегают. Да и некуда их прилепить на охтинские бизнес-центры или высотки Купчино. Вернется ли мода на фасадные украшения, будут ли их использовать современные и будущие архитекторы, можно только гадать. Но маскароны и эгиды прошлого по-прежнему готовы показывать свой Петербург — загадочный и таинственный, как улыбки на их каменных лицах.


Статьи на тему
Аналитика на тему