Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Экспертное мнение
06.09.2018
Взгляд со стороны восходящего солнца

Президент Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (РОТОБО) Сигэру Мураяма — о том, как нивелировать экономические колебания, повысить конкурентную привлекательность дальневосточных ТОР и привить японские высокие технологии на российской почве.

От реализации плана сотрудничества выиграет не только бизнес, но и общество

— Как реализуется план сотрудничества из восьми пунктов, который премьер-министр Японии Синдзо Абэ предложил президенту России Владимиру Путину?

— С тех пор как в мае 2016 года в Сочи премьер-министр Абэ представил президенту Путину этот план и до настоящего момента уже заключены свыше 130 соглашений и меморандумов, касающихся японо-российских проектов. Из них более половины носят конкретный характер и находятся, насколько мне известно, на стадии реализации.

Что Синдзо Абэ предложил Владимиру ПутинуПодзаголовок плана сотрудничества — «для инновационных реформ в промышленности и экономике России как ведущей страны с благоприятными условиями жизни» — подчеркивает, что от его реализации выиграют не только российский или японский бизнес, но и российское общество в целом. План направлен на улучшение качества жизни россиян, имеет целью диверсификацию и модернизацию российской промышленности.

Среди конкретных примеров сотрудничества можно назвать Платформу для поддержки японских инвестиций на Дальнем Востоке (JPPV), созданную Японским банком международного сотрудничества (JBIC) совместно с российскими партнерами, а также медицинский центр реабилитации, открытый во Владивостоке обществом социально-медицинской помощи «Хокуто» совместно с JGC Corporation. Это уже реализованные проекты.

В развитии бизнеса между Японией и Россией пока еще есть различные преграды, начиная с коммуникационных: языкового барьера и нехватки информационного обеспечения. В этих условиях поддержка и стимулирование бизнеса со стороны правительственных структур Японии и России имеют важное значение.

Надеемся на развитие инфраструктуры и улучшение инвестиционной среды

— Есть распространенное мнение, что товарооборот между Россией и Японией не соответствует реальным возможностям их экономик. Вы согласны с ним?

— Верно отмечено, что внешнеторговый оборот между Японией и Россией несравним с истинным потенциалом обеих стран. Причина кроется в самой структуре японо-российской торговли. В настоящий момент она выглядит как импорт сырья (нефти, СПГ и угля) из России в Японию и экспорт готовой продукции (например, автомобилей) в обратном направлении.

Очевидно, что такая торговая структура доминировала в прежнюю эпоху, еще до того, как процессы глобализации охватили всю мировую экономику. Кроме того, такие торговые позиции, как автомобили и нефть, значительно зависят от мировых цен на сырьевые товары и других колебаний экономики. И действительно, в торговле между Японией и Россией несколько раз происходили резкие спады, например, в 2009 и 2015 годах. Иными словами, формат наших торговых отношений сильно устарел и имеет весьма неустойчивую структуру.

— Как это исправить?

— Важно содействовать продвижению японских производственных компаний в России, развитию японо-российских производственных сетей и расширению торговли промежуточными товарами. Нечто подобное случилось после подписания соглашения «Плаза» в 1985 году, когда на фоне растущей иены многие японские компании перемещали свои производственные площадки из Японии за рубеж (в частности, в азиатские страны). Как следствие, между Японией и соответствующими странами постепенно складывались широкие производственные сети — глобальные цепочки создания стоимости. Ширилась торговля промежуточными товарами, необходимыми в производственных процессах, такими как запасные части.

Здесь мы надеемся на дальнейшие усилия со стороны российских федеральных и местных органов власти по развитию инфраструктуры, улучшению инвестиционной среды, дальнейшему укреплению инвестиционных стимулов и так далее.

Три условия, которые ускорят развитие дальневосточных ТОР

— Соответствуют ли вашим ожиданиям изменения, происходящие на российском Дальнем Востоке?

— Экономическое развитие российского Дальнего Востока, географически близкого к Японии региона, может стать большим положительным фактором для японских компаний в отношении бизнеса с Россией. Правительства наших стран уделяют особое внимание сотрудничеству на Дальнем Востоке. В деловых кругах Японии высоко оценивают амбициозную политику российского правительства по развитию Дальнего Востока — например, создание ТОР и системы свободного порта, — которая получила ускорение в последние годы.

В этом случае я полагал бы важным рассмотреть соблюдение трех условий, которые позволят дальневосточным ТОР преуспеть.

Во-первых, снижение себестоимости. До сих пор на Дальнем Востоке России существовали условия, затрудняющие производство продукции, способной к ценовой конкуренции на международных рынках. Я имею в виду высокие затраты на логистику и связь, а также относительно высокие трудозатраты. Важно улучшать инфраструктуру и поддерживать текущий рублевый курс, чтобы добиваться снижения этих издержек, в том числе расходов на персонал.

Во-вторых, обеспечение концентрации промышленных предприятий. Компании, как правило, притягиваются в места, где собраны связанные отрасли. Таким образом происходит сокращение транспортных и коммуникационных расходов, а также других издержек, необходимых для бизнеса. В этом отношении концентрация промышленных предприятий в российских дальневосточных ТОР по-прежнему недостаточная, и это невыгодное условие для привлечения японских компаний в сравнении с особыми экономическими зонами других стран. Преимущество российского Дальнего Востока — в его богатстве ценными природными ресурсами, поэтому разумно создавать кластеры перерабатывающих отраслей, например нефтегазохимии, и на этой базе привлекать связанные индустрии.

В-третьих, наличие рынков сбыта. Для продуктов и услуг, созданных в ТОР, необходим рынок, который бы их потреблял. Несмотря на то что ТОР, как представляется, поощряют к привлечению экспортно ориентированных отраслей, опасно полагаться исключительно на экспорт. Дело в том, что при росте цен на нефть и укреплении рубля конкурентоспособность российских продуктов будет снижаться. В этом смысле формирование постоянного внутреннего спроса по-прежнему незаменимо.

Обеспечить прирост населения на всей территории российского Дальнего Востока — непростая задача.

Но интенсивно развивая местные городские агломерации, в первую очередь Владивосток, и создавая привлекательные условия для жизни и работы, думаю, возможно привлечь людей в регион и сформировать там рынок объемом от миллиона до полутора миллионов человек.

Это полностью отвечает новой концепции «пространственного развития России» и «городов будущего», о чем президент Путин говорил на ПМЭФ-2018 и на только что прошедшем в Москве VIII Урбанистическом форуме.

— Помимо перечисленных факторов риска, насколько сильно влияние санкций?

— С позиции президента РОТОБО могу сказать, что мы возражаем против экономических санкций, поскольку они препятствуют сделкам на свободном рынке. Да, Япония присоединилась к санкциям против России. Однако по содержанию японские санкции можно назвать облегченными, и фактически они не оказывают существенного влияния на бизнес между двумя странами. Мне кажется, что российские официальные лица придерживаются того же мнения.

А вот влияние санкций США на японо-российский бизнес довольно весомо. Например, санкционный список, оглашенный правительством США 6 апреля сего года, включает ведущую российскую алюминиевую компанию, а ведь доля России в японском импорте алюминия составляет около 15%. Он придет почти к нулю с 23 октября, когда санкции вступят в силу. Это окажет весьма существенное влияние на японскую промышленность, начиная с автомобильной. Санкции усложняют расчеты в долларах и подразумевают возможность санкций второго ряда со стороны Соединенных Штатов против японских компаний, заключающих сделки вопреки санкциям.

16 июля президент США Дональд Трамп и президент России Владимир Путин провели двустороннюю встречу в Хельсинки спустя год после предыдущей встречи.

С позиции японских деловых кругов мы надеемся, что диалог между США и Россией будет возобновлен и все проблемы, осложняющие отношения двух стран, включая санкции, разрешатся.

Надо привлекать в Россию японские МСП, обладающие передовыми технологиями и ноу-хау

— Обычно, говоря об экономических отношениях, упоминают крупные инвестиционные проекты. А как обстоят дела с развитием малого и среднего японского бизнеса в России?

— Действительно, основной деловой обмен между Японией и Россией до сих пор разворачивался среди крупных компаний. Линейка продуктов японских малых и средних предприятий неширока. Зато среди таких МСП немало предприятий, развивающих технологии мирового уровня или даже единственные в своем роде технологии. В будущем хотелось бы ожидать участия в бизнесе с Россией именно таких японских МСП, обладающих передовыми технологиями и ноу-хау.

— Что мешает развитию небольших, но высокотехнологичных компаний?

— Их слабая сторона в том, что они обычно лимитированы в кадрах, времени и финансах. Соответственно, есть предел тому, что они могут сделать собственными силами. Поэтому им необходима поддержка со стороны правительства и госструктур. В прошлогоднем «Иннопроме-2017» приняло участие большое количество японских малых и средних предприятий, и тогда РОТОБО совместно с ДЖЕТРО (Японской организацией по развитию внешней торговли) организовала бизнес-матчинг между японскими и российскими МСП, чтобы поддержать движение этих предприятий в сторону России. Думаю, что важно продолжать такие попытки.

Кроме того, для компаний, расположенных в прибрежных к Японскому морю префектурах, таких как Хоккайдо, Ниигата, Тояма и Тоттори, Россия, лежащая буквально на другом берегу, может стать важным деловым партнером. Важны усилия по оживлению японо-российского обмена на региональном уровне, особенно на Дальнем Востоке.

Мы вместе можем отыскать новые пути для сотрудничества в цифровой реальности

— Какие технологии, реализованные в Японии, были бы в первую очередь полезны в России?

— В настоящее время в Японии в рамках концепции «Общество 5.0, смежные индустрии» поощряется формирование суперумного общества и создание новых ценностей, основанных на цифровых технологиях. С другой стороны, в России в 2017 году была принята правительственная программа «Цифровая экономика». Цифровизация промышленности и общества является необходимым условием для выживания в быстро меняющейся мировой экономике. И Япония, и Россия не смогут выжить, упустив эту волну. В сентябре 2017 года они подписали совместное заявление о сотрудничестве в области цифровой экономики, а в мае текущего года был принят совместный план действий по сотрудничеству в области цифровой экономики. Японские деловые круги, вероятно, как и российские, поддерживают эту инициативу.

Практическое сотрудничество Японии и России в данной сфере развивается сейчас по трем основным направлениям. Первое направлено на повышение производительности труда и конкурентоспособности путем цифровизации производственной сферы. Второе подразумевает создание «умных городов» и формирование благоприятной городской среды. Наконец, третье — это использование цифровых технологий в медицинской сфере.

Надеюсь, что, соединяя ноу-хау и технологические решения японских компаний с превосходными человеческими ресурсами и промышленной инфраструктурой России, мы вместе сможем отыскать новые пути для жизни и сотрудничества в цифровой реальности.

Текст: Дмитрий КРЮКОВ

Источник: Официальный журнал ВЭФ—2018


Аналитика на тему