Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Интервью
26.04.2018
Сейчас быть предпринимателем интересно как никогда

Чего вы ожидаете от Российского инвестиционного форума?

Прежде всего хотелось бы сказать, что Российский инвестиционный форум — одна из первых возможностей в региональном разрезе обсудить в 2018 году вызовы, которые затрагивают каждого, и в том числе деловое сообщество. Повестка от региона к региону разнится, но, безусловно, есть общие сквозные темы и для Калининграда, и для Дальнего Востока. Всегда стоят вопросы, связанные с инвестиционным климатом: регуляторная и контрольно-надзорная деятельность, доступ к финансовым ресурсам, возможность обеспечить свои компании качественными специалистами.

Несмотря на то что в России наблюдается достаточно высокий уровень концентрации бизнеса вокруг финансово-индустриальных центров — столиц, все же значительная часть экономики по прежнему остается экономикой региональных предприятий. До сих пор большое количество компаний так и не вышло за пределы своего города, муниципалитета, максимум — субъекта РФ. Не говоря уже о реализации экспортного потенциала на глобальном рынке. Пока российское деловое сообщество является в первую очередь региональным.

Что мешает российскому бизнесу конкурировать на глобальном уровне?

Одной из фундаментальных проблем, которая не позволяет российской несырьевой экономике занимать соответствующее место в мировых табелях о рангах, является невысокий уровень производительности труда. А он связан с избыточными, часто устаревшими регуляторными требованиями и с низким уровнем кооперации внутри делового сообщества. Очень большое количество компаний пытаются самостоятельно реализовывать практически все задачи, связанные с предоставлением той или иной услуги или продукта. У них очень невысокий уровень аутсорсинга, потому что нет доверия друг к другу. Между тем именно кооперация, с моей точки зрения, является основой конкурентоспособности. Принцип, когда ты «и швец, и жнец, и на дуде игрец» (и завод сам строишь, и продукцию выпускаешь, и упаковку для нее, и доставку обеспечиваешь, и в своих магазинах продаешь) больше не работает. Истории успеха, когда одна компания создавала продукт от начала до конца, остаются в прошлом, являясь скорее исключением из правил. На сегодняшний момент добавленная стоимость создается все более распределено, за счет общих усилий.

Как в таком случае повысить доверие внутри российского делового сообщества?

В сущности, для этого и необходимы такие площадки, как Российский инвестиционный форум, чтобы быть в активном диалоге между собой. В этом также заключается работа деловых объединений наподобие «Деловой России». В отличие от отраслевых СРО именно мультиотраслевые и общероссийские объединения в состоянии связать между собой, например, производителя оборудования с Дальнего Востока с создателями IT-решения из Подмосковья или Татарстана, а потом обеспечить сборку всех компонентов в Калининграде для более эффективного доступа на рынки ЕС. При этом обеспечивается уровень доверия и «человеческих гарантий», что партнер по бизнесу тебя не подведет, потому что вы в одной большой семье. Это то, что определяет профессиональную принадлежность вне зависимости от очень разных компетенций. Еще один важный аспект — бизнесу очень трудно сформулировать свою задачу на будущее, потому что он всегда сфокусирован на настоящем, на операционной деятельности. Имея такую большую ответственность перед сотрудниками, акционерами, потребителями, часто не успеваешь посмотреть чуть дальше, отряхнуться от привычных представлений. Задача отраслевых объединений — разбудить настоящих лидеров, визионеров от бизнеса, заставить их думать о будущем и предлагать свои решения. Очень часто оказывается, что люди, совершенно, казалось бы, не имевшие отношения к той или иной отрасли, находят очень яркие оригинальные решения благодаря умению посмотреть на ситуацию вне контекста.

Летом 2017-го на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам Владимир Путин назвал формирование цифровой экономики вопросом национальной безопасности и конкурентоспособности российских компаний. Как влияет на бизнес развитие технологий?

Благодаря новым технологиям перезагрузка отношений внутри бизнеса, о которой я говорил ранее, становится очень органичной. Цифровизация экономики позволяет обеспечить переход от кооперации между отдельными компаниями к эпохе платформ с большим количеством контрагентов. У российского бизнеса появляется возможность не развязывать запутанный клубок сложностей, который достался нам по наследству, а разрубить этот гордиев узел одним ударом и начинать жить в новой, значительно более технологичной системе координат, работать на полную мощность.

В свое время вы предостерегали что автоматизация производственных процессов может привести к проблеме безработицы. Как при этом не допустить социальной напряженности?

Надо понимать, что, если мы будем мешать прогрессу ради сохранения неэффективных рабочих мест, скорее всего, они все равно исчезнут, потому что предприятия в целом станут неконкурентоспособными и закроются. На самом деле автоматизация дает обществу и государству дополнительные ресурсы за счет увеличения производительности труда. Бизнес генерирует больше добавленной стоимости, платит налоги... Вопрос: как правильно эти налоги аллоцировать? Куда их направить, чтобы люди, чьи рабочие места оказались не нужны, сохраняли возможность себя правильно применить и вести достойную жизнь? Это хорошая задача для системы государственного управления в условиях технологически меняющегося мира. Определенная открытость новому требуется и от самих людей. Поэтому, когда мы говорим про современные запросы к системе подготовки кадров, то имеем в виду прежде всего адаптивность. Принцип «одна профессия на всю жизнь» остался в прошлом. Какие-то профессии будут меняться, какие-то — отмирать. То же самое, кстати, касается мобильности людей. Если раньше, единожды разместив предприятие, бизнес навсегда оставался заложником своего присутствия именно в этом субъекте и релокацию было сложно даже представить, то в условиях новой цифровой экономики, чтобы создавать добавленную стоимость, человеку не нужно ничего, кроме компьютера. Можно работать и в Сочи, и в Москве, и в Иванове, в Париже или Нью-Йорке. Поэтому инвестиционный климат во многом зависит от качества среды обитания, которая определяет выбор человека, где создавать добавленную стоимость. Интересный пример: мы все привыкли воспринимать Силиконовую долину как место, где создается цифровое будущее, но сейчас идет большой отток квалифицированных кадров и компаний оттуда в Сан-Франциско. Опросы показали, что в Сан-Франциско людей привлекают культура, музеи, театры, рестораны, качественное образование и здравоохранение. И чтобы работать в этой среде, люди готовы отказываться даже от более комфортного и приятного климата Силиконовой долины. Резюмируя, нельзя недооценивать темп изменений, происходящих в современной экономике. Нам все еще кажется, что у нас хороший запас времени, но изменения происходят очень быстро и, главное, почти всегда внезапно. И надо быть готовым ответить на этот вызов. Поэтому единственный совет: если есть свободное время, учитесь чему-то новому. Мы не в трамвае и не ходим по одним и тем же рельсам. Это касается и отдельного человека, и бизнеса. Постоянное следование единожды утвержденной стратегии даже на горизонте 3–5 лет — это почти гарантированный путь убить компанию.

То есть, по-вашему, иметь долгосрочную стратегию в современном мире во- обще нельзя? Но многие, например, как раз критикуют российские власти за то, что их позиция меняется слишком часто.

Это один из тех элементов, где позиция правительства кажется мне очень взвешенной. Часто как пример долго- срочного прогнозирования приводят Китай, а мы, мол, так не можем. Но если посмотреть, как руководство КНР воплощает свои стратегии, какие разные подходы при этом используются, вы удивитесь. Я считаю, что в новой жизни выигрывают те государства, которые могут быстро и гибко, мобильно реагировать на вызовы. Россия очень хорошо умеет работать в условиях кризис-менеджмента. Это одна из основ нашей конкурентоспособности. В 2017 году у нас поменялось много руководителей субъектов РФ. Многие новые губернаторы не имеют регионального опыта, для них это непривычное место приложения своих управленческих способностей. По- смотреть, как они со своим технократическим подходом будут отвечать на вызовы, очень интересно и любопытно. И мне почему-то кажется, что для такого темпа изменений, которые происходят в мире, это очень правильный подход. Чтобы быть смелым в своих решениях, ты должен встать над собственным опытом, отойти от привычной для себя траектории.

Адаптивность, о которой вы говорите, — это фактически классическое качество предпринимателя. А вообще в России сейчас есть запрос на создание своего дела? Или люди стремятся к стабильной работе по найму?

Все люди разные. Я вообще не очень верю в стабильность работы по найму. Мне кажется, сейчас тот момент, когда быть предпринимателем интересно как никогда. Разделяют ли мое мнение большинство россиян? Социологические опросы говорят, что нет. Бытует обывательское мнение, что «все до нас поделено», чем биться об стену, надо лучше пристроиться куда-нибудь в крупную компанию, в госсектор. То, что проблема есть, подтверждает и подписанный президентом в конце года указ о развитии конкуренции (указ «Об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции» был подписан в декабре 2017 года. — Прим. ред.). И доля государства в экономике тоже не способствует раз- витию предпринимательской инициативы. Но, честно говоря, я считаю, что людям, которые ориентируются на обывательское мнение, наверное, не стоит быть предпринимателями. Предприниматель — это тот, кто не безразличен к тому, что он делает. Он всегда сам отвечает и за себя, и за свой продукт, за своих людей и за взаимоотношения с государством. А когда люди приходят на государственную службу или в крупные компании, часто им кажется, что их решения не такие значимые, что можно совершить ошибку и кто-то другой возьмет на себя ответственность. Это очень неконкурентоспособная философия.

Хорошо. Поставим вопрос так: сейчас вести бизнес в России проще, чем, скажем, десять лет назад?

Открыть бизнес стало, конечно, проще. В различных регионах развернута большая система поддержки предпринимательской инициативы, регулирование стало проще, происходит цифровизация государственных сервисов. Но администрирование ведения бизнеса еще достаточно сложное, и государство в целом пока скорее ограничивает, а не стимулирует решение людей заняться предпринимательством. Более того, у нас до сих пор еще очень низкая толерантность к ошибке. Причем и на уровне общественного отношения, и законодательной системы. У нас собственно в культуре заложено, что ошибка преступна.

В целом вы довольны уровнем отношений бизнеса и государства?

На сегодняшний момент деловые объединения могут похвастаться очень хорошим уровнем коммуникаций и взаимодействия с правительством. Трансляция запросов со стороны предпринимателей в систему государственного управления ведется достаточно эффективно, и происходящие изменения в основной массе отражают потребности бизнеса. Если раньше каждая правка нормативно-правовых актов воспринималась как невероятная победа, то сейчас это абсолютно нормальная практика. Другое дело, что запрос на темп изменений со стороны бизнеса постоянно растет, что обусловлено общим ускорением жизни.

Аналитика на тему