Cоциально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, спортивных, общественных мероприятий и событий в области культуры

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, спортивных и общественных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие с 126 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 69 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Статья
17.06.2020

Ответы систем здравоохранения на пандемию: Россия vs другие развитые страны

Обращаем ваше внимание: публикации являются информационными материалами и не могут быть использованы в качестве рекомендации к самолечению.

Пользовательское соглашение

Центр политики в сфере здравоохранения НИУ ВШЭ представляет исследование международного опыта систем здравоохранения в условиях пандемии коронавируса. В данной статье авторы рассматривают стратегии обеспечения разных стран средствами индивидуальной защиты, различия в подходах к организации оказания медицинской помощи при коронавирусе, а также перспективы разработки вакцины против COVID-19.

Аналитики Фонда Росконгресс выделили основные тезисы данной статьи, сопроводив каждый из них подходящим по теме фрагментом видеотрансляций панельных дискуссий, состоявшихся в рамках деловых программ ключевых мероприятий, проведенных Фондом.

С первых дней развития пандемии COVID-19 многие страны столкнулись с нехваткой средств индивидуальной защиты (СИЗ). Государства используют несколько стратегий преодоления дефицита, основанных на импорте, смягчении требований к продаже и использованию, а также перепрофилировании мощностей под производство СИЗ.

Практически с первых дней развития пандемии COVID-19 многие страны столкнулись с нехваткой средств индивидуальной защиты: защитных и хирургических масок, очков, защитных экранов, перчаток, комбинезонов. К этому привели высокий уровень расхода СИЗ в условиях пандемии и глобальные сбои с поставками товаров.

Под руководством Европейского регионального бюро ВОЗ ведется Мониторинг реагирования систем здравоохранения на пандемию COVID-19, позволяющий проводить сравнительный анализ развития ситуации в мире. С его помощью выделены несколько вариантов стратегий преодоления дефицита СИЗ разными странами:

  • Импорт СИЗ. Ведущая стратегия, которой следуют большинство стран. Основным экспортером является Китай, где на одну партию СИЗ в разгар пандемии нередко претендовали представители разных стран. Одновременно многие государства запретили экспорт СИЗ (Великобритания, Россия, Украина). Еврокомиссия запретила экспорт СИЗ в третьи страны для сохранения запаса на своей территории.
  • Смягчение требований к использованию и продаже СИЗ. В Канаде разрешили продавать определенные продукты (дезинфицирующие средства для рук, маски, халаты), даже если они не полностью соответствуют требованиям Министерства здравоохранения Канады, но разрешены к продаже в других странах со схожими правилами допуска этой группы товаров на рынок.
  • Перепрофилирование мощностей под производство СИЗ или наращивание объема производства СИЗ на существующих производствах. Более половины стран увеличили объем производства СИЗ или перепрофилировали другие предприятия под их производство.
  • Изъятие СИЗ из резервных запасов на случай ЧС. Четыре страны (Эстония, Финляндия, Израиль, Великобритания) воспользовались СИЗ, которые хранились в резервных запасах на случай ЧС, однако в Израиле часть СИЗ из резерва оказалась повреждена и непригодна к использованию.
  • Создание систем мониторинга СИЗ. В ряде стран были созданы и заработали системы мониторинга наличия СИЗ и их распределения. Греция внедрила цифровой реестр СИЗ, Украина — информационную систему, которая учитывает запасы предметов первой необходимости в больницах. В Минпромторге России создан Единый информационный центр управления обеспечения СИЗ, который в ежедневном режиме контролирует наличие в субъектах РФ СИЗ, дезинфицирующих средств, медицинских изделий и оборудования.

Видео: https://roscongress.org/sessions/mir-v-usloviyakh-pandemii-covid-19-globalnye-strategii/search/#00:27:19.680

Модели организации медицинской помощи больным коронавирусной инфекцией заметно различаются по странам. В некоторых государствах это в основном амбулаторная помощь, другие страны оказывают помощь больным в стационарах. В России определенная модель еще не сформировалась, и зачастую используются оба подхода.

Во всех странах с развитыми системами здравоохранения произошли существенные изменения в организации медицинской помощи. Главные из них:

  • существенное укрепление инфекционной службы, направленное на преодоление ее низкой приоритетности; все страны быстрыми темпами наращивают инфраструктуру инфекционной помощи, причем некоторые (например, США) практически с нуля;
  • значительное расширение мощности больниц для борьбы с СOVID-19 как за счет создания новых стационаров, так и перепрофилирования имеющихся;
  • расширение функционала первичного звена здравоохранения; именно в этом секторе здравоохранения выполняется основной объем работ по диагностике заболевания, оказанию первичной помощи, наблюдению за пациентами и их контактами;
  • резкое повышение роли цифровой медицины, включая телемедицинские услуги;
  • мобилизация дополнительных кадровых ресурсов, в том числе немедицинских;
  • использование новых организационных форм оказания медицинской помощи;
  • широкое привлечение возможностей социальной службы и ресурсов местных органов власти.

Модели организации медицинской помощи больным коронавирусной инфекцией заметно различаются по странам. В большинстве государств акцент сделан на амбулаторную помощь. Например, в Германии 85% больных лечатся в амбулаторном секторе — главным образом врачами общей практики. В ряде стран основная часть лечебно-диагностических мероприятий выполняется в стационарах. На них падает основная нагрузка не только по лечению тяжелых больных, но и по тестированию пациентов с подозрением на коронавирус и изоляции больных.

В России реализуется широкий набор мобилизационных мероприятий для борьбы с коронавирусом с участием медицинских организаций всех видов медицинской помощи и форм собственности. Приоритет отдается наращиванию коечного фонда инфекционной службы, ее техническому и кадровому оснащению. Ставится задача не только обеспечить текущую потребность в коечном фонде, но и создать резерв больничных мощностей (часть коек сегодня еще не используется). По данным на 11 мая, было развернуто 130 тыс. инфекционных коек, из которых, по оценке вице-премьера Татьяны Голиковой, 41% не были заняты, то есть представляют собой резерв на случай необходимости.

Пока нельзя утверждать, что в России доминирует больничная модель оказания медицинской помощи при COVID-19, ориентированная преимущественно на стационарную помощь. Авторы исследования отмечают, что, с одной стороны, основная часть больных лечится в амбулаторных условиях с привлечением дополнительных ресурсов первичной медико-санитарной помощи. Например, власти Москвы в разное время приводили оценки доли таких больных от 65% до 75%. В других регионах эта доля, скорее всего, еще выше из-за значительно меньшей обеспеченности больниц специализированным коечным фондом. С другой стороны, часть больничных коек используется для подтверждения диагноза и жесткой изоляции больных. В ряде регионов инфицированные больные госпитализируются, если есть свободный коечный фонд, хотя многих можно лечить с использованием ресурсов амбулаторно-поликлинических учреждений.

Видео: https://roscongress.org/sessions/zdravookhranenie-regionov-rf-effektivnost-segodnya-i-tseli-k-2025-godu-/search/#00:16:39.935

Производители лекарств запустили сотни проектов по разработке вакцины против COVID-19. Однако авторы исследования полагают, что защита населения должна строиться на взвешенном и избирательном применении целенаправленных мер, способствующих восстановлению общественной жизни.

Опыт последнего столетия закрепил за вакцинами первое место в ряду средств против инфекционных болезней. К перспективе разработки вакцины против COVID-19 обращено внимание всего мира, ее появлением обусловлена возможность нормализации экономической и социальной жизни.

Эксперты Центра политики в сфере здравоохранения указывают на важный факт: вакцина — не просто вещество с необходимым свойством. Это продукт потенциально опасный и сложный в производстве и последующем применении. Поэтому человечество выработало определенный порядок проверки вакцин на безопасность и эффективность перед допуском их к применению, а также дорогую и сложную систему для обеспечения качества в процессе производства и использования.

Кроме того, вакцины как продукт национальной индустрии — один из самых прибыльных продуктов. Их активная разработка идет не только в надежде на спасение человечества, но и в надежде на большую прибыль.

ООН в лице ВОЗ призывает международное сообщество с появлением вакцин предоставить их всему миру. Однако у этого благородного призыва есть естественные ограничения. Возможности производства вакцины, по любой из перспективных технологий, неизбежно будут ограничены. Многие страны, даже индустриально развитые, не обладают технологическими возможностями для производства вакцин. Соответственно, понадобятся долгие месяцы для того, чтобы удовлетворить потребности мира даже тогда, когда вакцина появится.

Авторы исследования, опираясь на наилучшие оценки, исходящие от фармацевтической индустрии, предполагают, что вакцина удовлетворительного качества, вероятно, будет получена в конце 2021 года. Соответственно, мир может быть обеспечен вакциной, если она будет создана, только в 2022 году. Это означает, что защита граждан должна будет основываться не на лекарствах и вакцинах, а на применении эпидемиологически обоснованных методов защиты. Именно они лежат в основе того, что делается последние месяцы во всем мире. Они же останутся основными и на ближайшие годы.

Видео: https://roscongress.org/sessions/health-2019-na-puti-k-snizheniyu-smertnosti-ot-neinfektsionnykh-zabolevaniy-realizatsiya-federalnykh-proektov/search/#01:03:30.303

Данная статья входит в состав Аналитического бюллетеня НИУ ВШЭ об экономических и социальных последствиях коронавируса в России и в мире. С полной версией издания можно ознакомиться по ссылке.

Также предлагаем вам ознакомиться с другими материалами, размещенными в специальных разделах Информационно-аналитической системы Росконгресс COVID-19, Здравоохранение, Медицина и Эпидемии, посвященных вопросам развития здравоохранения как стратегической цели для обеспечения экономической и национальной безопасности страны.

Аналитика на тему