Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, созданный в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 155 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 75 странах мира.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Инфраструктура со знаком качества. Как меняется взгляд инвесторов на проекты?
4 июня 2021
17:00—18:15
Ключевые выводы
Государство и частный сектор успешно сотрудничают в развитии инфраструктуры

Тема инфраструктуры для России, в частности, Минэкономразвития, — это одна из важнейших тем. Мы понимаем, что инвестиции в инфраструктуру Российской Федерации — это 5 % ВВП. За последние 5 лет, с 2015 до 2020, это 28 триллионов (рублей. — Прим. ред.). Если мы эти 28 триллионов очистим от государственных денег, госкорпораций, то получим около 7 триллионов. Каждый 10 рубль — это ГЧП (государственно-частное партнерство. — Прим. ред.), МЧП (муниципально-частное партнерство. — Прим. ред.) концессии. Мы понимаем, что это тоже драйвер и основной драйвер, в том числе инвестиций <...> для нашей страны. В связи с этим мы активно развиваем этот рынок. Сейчас этот рынок составляет 1 триллион рублей, 700 миллиардов — это частные инвестиции — Торосов Илья, Заместитель Министра экономического развития Российской Федерации.

Государство развивает непривлекательные с коммерческой точки зрения проекты

Возникает вопрос качества, о котором мы сегодня говорим. И вот здесь наша роль, наверное, работать не с теми проектами, которые, по сути своей, прекрасно проработаны как финансово-управленческие, так и с точки зрения проектной документации, фактически являются <...> (привлекательными. — Прим. ред.) для коммерческого инвестиционного рынка. Наша задача, наверное, работать с проектами, которые не могут (быть привлекательными. — Прим. ред.) в силу разных обстоятельств, в силу отсутствия экспертизы, в силу отсутствия возможности „тянуть“ данный проект по финансовой своей части. (Мы должны. — Прим. ред.) доводить эти проекты до какого-то качественного уровня и потом уже, наверное, переводить их в коммерческий рынок. И вот задача банка развития, скорее, в этом — Ильин Денис , Заместитель председателя правления, Евразийский банк развития.

Проблемы
Инвесторам иногда достаточно сложно выбрать привлекательный инфраструктурный проект

Независимо от того, что у нас кризисные явления в экономике мировой в связи с пандемией, мы видим, что многие страны сейчас активно развивают инфраструктуру, активно инвестируют в инфраструктуру, запускают всевозможные программы, которые стимулируют развитие общественной инфраструктуры. Мы видим, что в последнее время наблюдается тренд (и он усиливается) <...> на „зеленую экономику“, на устойчивое развитие, на умные инвестиции. Сейчас главное не просто привлечь финансирование в тот или иной инфраструктурный проект и получить доходность. Сейчас все—таки появляются новые стандарты, стандарты качества. Стандарты, которые повышают качество жизни людей. Мы видим новые критерии, критерии экологические, критерии социальные. Мы сейчас стоим, собственно говоря, на пороге того, как выработать понятную для всех методологию для того, чтобы привлекать качественные инвестиции в качественную инфраструктуру — Селезнев Павел, Генеральный директор, АНО «Национальный Центр ГЧП».

Компании, которые входят в нашу ассоциацию, выражают свою озабоченность иногда в отношении проектов, которые они хотели бы инвестировать. Сегодня практически все крупные институциональные инвесторы, все члены нашей ассоциации ожидают и стремятся получить проекты, которые соответствуют нормам ESG и Парижскому соглашению по климату. То есть все хотят инвестировать в устойчивые, высококачественные инфраструктурные проекты, которые сохраняют природную среду, которые учитывают интересы всех заинтересованных сторон, а также выполняют должную социальную роль. Основные драйверы, которыми руководствуются институциональные инвесторы в инфраструктуру, именно такие. В общем, это ожидаемые вещи. Они стремятся к долгосрочному соответствию обязательствам и готовности (проектов. — Прим. ред.) приносить прибыль вне зависимости от колебаний ВВП. И это понятно, почему так (происходит. — Прим. ред.). Во времена ковидного кризиса это объяснимо — Бержер Франсуа, Исполнительный директор, Ассоциация долгосрочных инвесторов в инфраструктуру (LTIIA).

Решения
Государство создает качественную законодательную основу для повышения инвестиционной привлекательности инвестиционных проектов

Мы работаем, как вы знаете, над изменением закона. Могу с радостью сказать, что наконец–то все прения на, скажем так, территории Правительства закончились. Мы все согласовали и внесли уже в Главное правовое управление Президента России поправки в закон, который фактически позволяет нам выстроить нормальную работу. Мы этого ждали 4 года. <...> Сейчас какие основные моменты изменений (закона. — Прим. ред.)? Это стимулирование частной инициативы, теперь возможно возмещение расходов на подготовку документов, это финмодель, оценка, ПСД (проектно-сметная документация. — Прим. ред.), если инициатор конкурса <...> не выиграл в результате конкурса. Причем эти деньги будут возмещены за счет будущего победителя. Мы тут думаем, это пока тоже ни с кем не обсуждали. Около 2–3 % от стоимости проекта — ограничить эти выплаты, чтобы не было каких–либо злоупотреблений. Мы понимаем, что нужно было четко определить понятия капитального гранта, плата концессионера, минимально гарантированный доход и особые обстоятельства — Торосов Илья, Заместитель Министра экономического развития Российской Федерации.

Международное сообщество выработало универсальные методы оценки инфраструктурных проектов

Сейчас на рынке не столько проблема с ликвидностью (причем не только в Российской Федерации, это общемировая тенденция), сколько проблема с качеством и количеством проектов (инвестиций в инфраструктуру. — Прим. ред.). Для того чтобы все в мире понимали под качеством одно и то же, „двадцатка“ (G20. — Прим. ред.) одобрила в 2019 году принципы качественной инфраструктуры. Страны теперь имплементируют эти принципы в национальные системы. ВЭБ.РФ со своей стороны начал разработку такой же системы сертификации и оценки качества. В течение пандемийного года мы как раз время не теряли и такую методику разработали, основывались на лучших мировых практиках. <...> Методика уже выпущена, мы ее тестируем в течение последних 8 месяцев. Уже ряд проектов прошел эту оценку — Ячевская Светлана, Заместитель председателя, член правления, ВЭБ.РФ.