Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, создан в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом.

Фонд взаимодействует со структурами ООН и другими международными организациями. Развивает многоформатное сотрудничество со 197 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 83 странах мира, с 286 российскими общественными организациями, федеральными и региональными органами исполнительной и законодательной власти Российской Федерации.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp, на арабском языке – t.me/RosCongressArabic. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Повышение эффективности добычи нефти: отвечая на вызовы

Ключевые выводы
Налог на дополнительный доход оптимизирует налогообложение в нефтяной отрасли

Налогообложение — это могучий стимул для нефтяных компаний, который помогает развивать именно те месторождения и регионы, которые являются максимально эффективными. В этом году приняли важное решение — закон об НДД (налоге на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья). Этот закон будет максимально учитывать особенности геологии и сложности разработки, которые в последствии можно будет учесть при реализации соответствующих проектов. Но это только первый шаг, и оттого какие налоговые льготы мы сформулируем, мы сможем перенести центр затрат и центр добычи на соответствующие регионы — Гладков Александр, Директор департамента добычи и транспортировки нефти и газа, Министерство энергетики Российской Федерации.

Закон об НДД позволит в пилотном режиме протестировать новые подходы к системе налогообложения и прежде всего налогообложения в финансовый результат. Мы рассматриваем этот этап как важный элемент в налоговой системе. Этот законопроект, прежде всего, направлен на стимулирование месторождений Западной Сибири. По результатам проекта будет принято решение о дальнейшем распространении на другие регионы нефтедобычи. Кроме того, мы предлагаем ещё ряд мер стимулирования для привлечения дополнительных инвестиций в нефтедобычу. Среди них, механизм „аплифт“ — применение повышенного коэффициента амортизации на инвестиции в Западной Сибири, стимулирование геологоразведочных работ, гринфилды — корректировка начала отсчета региональной льготы по НДПИ с момента достижения степени выработанности запасов нефти на участке недр уровня 1%, стимулирование внедрения третичных методов добычи нефти и стимулирование разработки нефтяных оторочек — Терешок Андрей, Заместитель директора департамента добычи и транспортировки нефти и газа, Министерство энергетики Российской Федерации.

От Минфина мы услышали встречную инициативу — давайте заменим НДД все виды существующих мер поддержки нефтедобычи. Возможно, это тоже решение на перспективу, которое будет работать. <...> НДД может стать общим зонтиком, под который войдут все налоговые режимы — Федотов Геннадий, Член правления, вице-президент по экономике и планированию, ПАО «ЛУКОЙЛ».

Мы очень долго работали над тем, чтобы внедрить НДД. Я абсолютно согласна, что это вообще не конец пути. Мы находимся в середине пути по гармонизации и повышению эффективности нашего налогового законодательства в секторе добычи. Потому что НДД введен сейчас на очень ограниченном пилоте — Тургенева Виктория, Руководитель налоговой практики по работе с компаниями нефтегазового сектора, КПМГ в России и СНГ.

Необходимо стимулировать геологоразведку

Ресурсные перспективы районов традиционной добычи все еще достаточно высокие. На их долю приходится около 45 млрд тонн ресурсов категории D0-D1D2, почти 26 млрд т которых — на Западную Сибирь. Это запасы — в основном мелкие объекты, в окраинных зонах, в залежах со сложными условиями освоения — бажен, доманик, пропущенные залежи, подгазовые залежи. Перспективы крупных открытий остаются, но в основном в районах вдали от инфраструктуры. Разумеется, эти запасы надо также разведывать и вовлекать в разработку, для чего необходимо принятие мер по 2-м ключевым направлениям: первое — это стимулирование геологоразведки с целью открытия новых месторождений в удаленных и краевых частях регионов традиционной нефтедобычи и, второе, — стимулирование вовлечения в освоение трудноизвлекаемых запасов — Храмов Денис, Первый заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Не стимулируя сейчас геологоразведку, мы не сможем создать задел для стабильного воспроизводства минерально-сырьевой базы и стабильного уровня добычи в стране — Козлова Дарья, Руководитель направления технологии, разведка и добыча нефти, VYGON Consulting.

Проблемы
Сокращение добычи на традиционных месторождениях, истощение ресурсной базы

Добыча нефти по Западной Сибири — около половины российской добычи суммарно. <...> На протяжении последних 8-10 лет падение добычи по региону составило в среднем 2-3% в год. Если эти темпы падения не удастся снизить, то через 10 лет добыча по Западной Сибири суммарно снизится на 50 млн тонн. <...> Быстро нарастить (нефтедобычу — Ред.) за счет гринфилдов, морских месторождений, щельфов невозможно — Федотов Геннадий, Член правления, вице-президент по экономике и планированию, ПАО «ЛУКОЙЛ».

Понятно, что увеличения или улучшения ресурсной базы ожидать не приходится. Если мы хотим соответствовать посылам руководителей нашей страны и компаний о поддержании добычи и роста, то что-то с ресурсной базой в перспективе 7-10 лет нужно делать обязательно — Говзич Алексей, Исполнительный директор по новым технологиям, ООО «Газпромнефть НТЦ».

Несовершенство системы поддержки производителей

У меня такое впечатление, что получение льгот становится стратегической целью. <...> Мы идем по очень простому сценарию — добыть как можно больше, а потом будь что будет. <...> Давайте продолжать раздавать льготы — отлично, хорошая идея, мы выйдем на какой-то пик добычи, потом с него стремительно начнем падать. <...> У нас 15 млрд тонн запасов, которые уже льготируются — Сазанов Алексей, Директор департамента налоговой и таможенной политики, Министерство финансов Российской Федерации.

Когда много льгот, это означает, что режим изначально неверный — Орлов Михаил, Партнер, руководитель департамента налогового и юридического консультирования, КПМГ в России и СНГ.

Несовершенство налогового регулирования

Если посмотреть на текущую экономику проектов, то себестоимость для Западной Сибири — порядка 6 тыс. рублей на тонну, а налоги — более 20 (тысяч — Ред.). Соответственно, чудес не бывает, горногеологические условия ухудшаются, поэтому доля пирога, когда мы можем позволить взимать себе такие высокие налоги с действующих проектов, постепенно будет уменьшаться. Государство должно быть к этому готовым — Борисов Денис, Директор, Московский нефтегазовый центр, EY.

Устаревшая система регулирования выработанных скважин

Есть еще довольно большая и достаточно сложная система регулирования, которая относится к скважинам, которые работают достаточно давно, выработаны, которые при одной цене на нефть рентабельны, при другой — нерентабельны. <...> Компании видят, какие скважины необходимо было бы выключить, какие было бы необходимо в определенный момент включить. Но система регулирования у нас такова, что выключить скважину мы больше чем на 6 месяцев не можем. Мы после 6 месяцев должны перенести ее на консервацию. Перевод на консервацию стоит денег <...> На самом деле таких скважин все больше и больше, и с этой системой регулирования надо что-то делать — Кондрашов Алексей, Cтарший советник, The Boston Consulting Group.

Сложность прогнозирования развития отрасли в условиях стремительного развития технологий

Я застеснялся задать вопрос, зачем нам нужно 550 млн тонн добычи с учетом того, что планировали значительно меньше. <...> Единственный ответ, который я для себя могу сформулировать, — через 5-6 лет, может быть, нефть вообще не нужна будет. Бесполезно сейчас экономить и делать более низкую добычу нефти, рассчитывая добывать ее еще 70 лет с учетом того, что через 10 лет альтернативные источники энергии поставят крест вообще на нефти как основной энергетической отрасли — Орлов Михаил, Партнер, руководитель департамента налогового и юридического консультирования, КПМГ в России и СНГ.

Решения
Совершенствование технологий добычи

Наш технологический прорыв — технология химических мун (применяются для дополнительного извлечения нефти из сильно истощенных, заводненных нефтеносных пластов с рассеянной, нерегулярной нефтенасыщенностью). Несколько лет назад „Газпромнефть НТЦ“ совместно с специалистами „Шелл“ провела успешное тестирование химического метода увеличения нефтеотдачи. Обводненность сократилась с 98% до 88%. Произошел прирост дельта КИНа (коэффициент извлечения нефти) на 17%. Используя этот способ, мы могли бы до 2030 года дополнительно добыть до 40 млн тонн нефти, а в долгосрочной перспективе прирост может составить 70-100 млн тонн. Ограничительные факторы для технологии: стоимость химикатов (но здесь мы сотрудничаем с российскими производителями, в частности с компанией „Сибур“) и второй фактор — экономический. Здесь требуются дополнительное льготное налогообложение. Инициатива поддерживается на уровне Правительства РФ, есть надежды, что в 2019 году на эту технологию мы обратим более пристальное внимание — Говзич Алексей, Исполнительный директор по новым технологиям, ООО «Газпромнефть НТЦ».

Оптимизация регулирования

Надо больше внимания уделить мелким месторождениям, изучить опыт Республики Татарстан. Ведь у них в 1997 г. было то же самое — 17 лет падала добыча нефти, пока не передали малым компаниям 67 месторождений и не сделали адресную налоговую систему — Корзун Елена, Генеральный директор, Ассоциация независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть».

Материал подготовлен информационным партнером ТАСС