Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие с 126 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 69 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
9 июня 2020

Оружие Победы. Стрелковое оружие РККА

Опыт Первой мировой и Гражданской войн убедительно показал, что само существование Советского государства невозможно без принятия срочных мер по оснащению РККА новейшей боевой техникой. Среди различных видов этой техники автоматическому стрелковому оружию отводилось одно из первых мест. Война, начавшаяся 22 июня 1941 г., лишь подтвердила правильность выбранного пути...

Совместный проект Фонда Росконгресс и оружейного журнала «КАЛАШНИКОВ», посвящен истории перевооружения РККА, укреплению ее мощи и славы отечественного оружия.

В цикле статей «Оружие Победы» мы расскажем об образцах стрелкового оружия, с которым наши воины прошли Великую Отечественную войну и водрузили над Рейхстагом Знамя Победы.

Часть I

Автор статьи — Юрий Пономарёв, научный редактор журнала «КАЛАШНИКОВ».

Ещё в тяжёлые годы Гражданской войны и последовавшей за ней разрухи экономики и производства были изысканы средства и начаты работы по конструированию новых систем автоматического оружия и созданию соответствующей базы для их разработки и производства.

Читать подробнее

Для этой цели в Коврове на базе «Особой мастерской» было создано первое в нашей стране Проектно-конструкторское бюро, которое длительное время возглавлял замечательный советский оружейник В. А. Дегтярёв, а в организации и налаживании работы принимал участие создатель первого в мире автомата В. Г. Фёдоров.

На основе работ ПКБ значительно поднялся уровень конструктивной проработки нового оружия и были подготовлены кадры конструкторов, во многом превзошедшие своих учителей (Г. С. Шпагин, С. Г. Симонов, П. М. Горюнов и др.).

Традиционно сильна была и тульская конструкторская школа, её представляли С. А. Коровин, Ф. В. Токарев, Н. В. Рукавишников, С. В. Владимиров и др. Важную роль в стрелковой подготовке войск сыграли стрелково-тактические курсы «Выстрел», начальником которых был назначен выдающийся теоретик и практик стрелкового дела Н. М. Филатов, создавший фундаментальные труды по основаниям ружейной и пулемётной стрельбы.

Большое значение в подготовке кадров конструкторов и научных работников имело создание в годы предвоенных пятилеток специальных кафедр стрелково-пулемётного вооружения при Артиллерийской и Военно-воздушной академиях, Тульском и Ленинградском механических институтах. Благодаря научным трудам А. А. Благонравова, Е. Л. Бравина, В. С. Пугачёва, М. А. Мамонтова конструирование оружия было поставлено на научную основу.

7,62-мм револьвер Наган

В результате консолидации интеллектуального потенциала, боевого опыта и осуществления плана индустриализации страны развитие вооружения Красной армии происходило по двум независимым направлениям. Первое (в части стрелкового оружия) практически завершилось в 1930 г. Тогда было начато перевооружение РККА модернизированными образцами пехотного оружия (7,62-мм револьвером Наган, 7,62-мм винтовкой обр. 1891/30 гг. и 7,62-мм пулемётом Максим, а позже и карабином обр. 1938 г.), отличавшимися от предшественников улучшенными эксплуатационными и технологическими характеристиками, что сыграло важную роль для экономики страны в предвоенные годы.


7,62-мм пулемет Максим образца 1910–1930 гг., модернизированный в ходе войны

Дальнейшие работы в этом направлении были активизированы только после начала Великой отечественной войны. Второе направление развития подразумевало создание новых, не имеющих аналогов не только в отечественной, а зачастую и в мировой оружейной практике, образцов вооружения. При этом удивляет истинно научный, системный подход к решению проблемы, которого так не хватает в наши дни: разработке подлежала именно система вооружения, состоящая из пистолета, пистолета-пулемёта, самозарядной винтовки, противотанкового ружья, ручного, станкового и крупнокалиберного пулемётов, винтовочного гранатомёта и 50-мм ротного миномёта. Она была призвана функционировать по общим тактическим требованиям Боевого устава пехоты, в соответствии с чем определялись требуемые кучность и эффективность стрельбы, скорострельность, прицельная дальность, режимы стрельбы, манёвренность, при действиях в составе подразделений в различных видах боя, подкреплённая требованиями по безотказности и безопасности, техническому обслуживанию и ремонту.


Боец Красной Армии с пистолетом-пулеметом Дегтярёва довоенного выпуска

Первый результат был получен уже в 1927 г. — на вооружение был принят первый отечественный ручной пулемёт ДП (Дегтярёв пехотный), призванный заменить до предела изношенные ручные пулемёты всевозможных иностранных систем, доставшиеся в наследство со времён Первой мировой войны и интервенции.

Пулемёт тепло приняли в войсках и высоко оценили за мощь огня, простоту устройства и обслуживания. В 1928 г. на вооружение поступила его авиационная модификация в турельном варианте — пулемёт ДА, а в 1929 г. и танковая модификация — ДТ. Причём относительно живучести танков никто не питал иллюзий — пулемёт ДТ оснастили комплектом для использования его в пехотном варианте (сошкой с прицелом).


Ручной пулемет Дегтярёва ДП (ДП-27) в бою на Сталинградском направлении летом 1942 г.

Схема работы автоматики пулемёта и конструкция узла запирания затвора оказались настолько удачными, что легли в основу разработки других пулемётов: и станкового ДС-39, и крупнокалиберного ДШК обр. 1938 г., и ручного под патрон обр.1943 г. РПД-44.


Станковый пулемет ДС-39

В деле разработки пистолетов-пулемётов Василий Алексеевич также добился наилучших результатов — в 1934 г. был принят на вооружение ППД-34 его разработки, который прошёл две последовательные модернизации в 1938 и 1940 гг., но всё равно по стоимости приближался к стоимости ручного пулемёта.

Конкурс по созданию самозарядного пистолета закончился принятием на вооружение 7,62-мм пистолета обр. 1930 г. (сокращённое наименование ТТ — «Тульский Токарев»). Правда, уже через три года пистолет подвергся модернизации с целью упрощения и удешевления, приняв всем известный облик и название — пистолет обр. 1933 г.


7,62-мм пистолет ТТ образца 1933 г.

Взяв за основу браунинговскую схему работы автоматики, Ф. В. Токарев создал свою оригинальную конструкцию, жизнеспособность которой проверена временем и опытом боевого применения в десятках войн и локальных конфликтах. Несколько сложнее дела обстояли с разработкой самозарядной винтовки. Первое время в конкурсе лидировал С. Г. Симонов, а политическое желание иметь самое прогрессивное основное оружие пехоты затмило здравый смысл и «сырая» ещё, в общем-то, система в 1936 г. была принята на вооружение под сокращённым наименованием АВС-36. Опыт производства и эксплуатации АВС-36 обнажил недостатки, устранение которых потребовало бы коренной переделки винтовки с точки зрения обеспечения прочности и безотказности и неизбежно увеличило вес.

В этих условиях лидерство захватил Токарев со своей СВТ-38, которая тоже не была лишена недостатков, но не конструктивного, а, скорее, технологического порядка: в массовом производстве оказалась дороговата, что привело к её модернизации в 1940 г. Попутно был уменьшен вес и повышена надёжность работы автоматики.


Группа разведчиков с СВТ-40. Северо-Западный фронт, 1941 г.

Таким образом, СССР стал первым в мире государством, имевшем на вооружении пехоты серийно выпускаемую в массовом порядке самозарядную винтовку. Достижение в этой области убедительно продемонстрировали всему миру, оснастив самозарядками роты почётного караула. СВТ прослужила в качестве парадного оружия вплоть до замены симоновским СКС.


Часть II

Автор статьи — Юрий Пономарёв, научный редактор журнала «КАЛАШНИКОВ».

Опыт боевого применения новые и модернизированные образцы приобрели в суровых условиях локальных конфликтов на озере Хасан и реке Халхин-Гол и в советско-финляндской войне 1939–40 гг., где был получен бесценный багаж знаний о реальной эксплуатации оружия в войсках (зачастую мало обученным личным составом), реализованный в методики проведения испытаний.

Читать подробнее

Ведь очевидная поспешность в принятии на вооружение некоторых образцов объясняется не только внешними угрозами, но и отсутствием опыта испытаний (почти все производилось впервые) и оценки результатов, слабостью методической и материально-технической базы испытаний. Недооценка боевой эффективности пистолетов-пулеметов недешево обошлась нашим войскам в войне с Финляндией, а существенно увеличить их выпуск в кратчайшие сроки не удалось из-за большой трудоемкости и стоимости.


7,62-мм пистолет-пулемет обр. 1940 г. (ППД-40) с упрощенным двухпозиционным целиком производства военного времени. Фото Михаила Дегтярева. Образец из фондов ВИМАИВиВС

Восполнить этот пробел удалось в рекордные сроки — через девять месяцев после окончания финской кампании (учитывая время объявления конкурса, разработки и проведения испытаний), в декабре 1940 г. На вооружение был принят образец конструкции Георгия Семеновича Шпагина под наименованием «7,62-мм пистолет-пулемет обр. 1941 г.» (сокращенно «ППШ»).


7,62-мм пистолет-пулемет обр. 1941 г. (ППШ-41) с упрощенным двухпозиционным целиком и двухрядным секторным магазином вместимостью 35 патронов. Фото Михаила Дегтярева. Образец из фондов ВИМАИВиВС

«Папаша», как ласково называли его солдаты, при сохранении всех положительных качеств ППД, отличался завидной технологичностью за счет использования холодной штамповки при производстве основных деталей. Именно своевременное появление этого, самого массового пистолета-пулемета Второй мировой войны, стало залогом и одним из символов будущей Победы.


7,62-мм пистолет-пулемет обр. 1941 г. (ППШ-41) с барабанным магазином. Фото Михаила Дегтярева

К 22 июня 1941 г. РККА располагала одной из самых передовых систем стрелкового вооружения в мире. Очевидно, что армия получила не все виды оружия в достаточном количестве, но неудачи первого периода Великой Отечественной войны связаны не со слабой оснащенностью войск, а с просчетами руководства страны и армейского командования, ведь и Германия, и ее союзники в значительных количествах использовали морально устаревшее оружие времен Первой мировой, а громадное количество новейших советских образцов, взятое в качестве трофеев, незамедлительно поставили на вооружение.

Особой популярностью в сухопутных войсках Германии пользовались винтовки СВТ, пистолеты-пулеметы ППД и ППШ, пулеметы ДП и ДШК. Трофейную СВТ можно было продать за 400 рейхсмарок, что составляло почти двухмесячный оклад командира роты.


7,62-мм самозарядная винтовка Токарева (СВТ-40) с клинковым штыком. Фото Михаила Дегтярева. Образец из фондов ВИМАИВиВС

При немецкой педантичности, как, впрочем, и при финской бережливости и неизбалованности, даже пулеметы ДС-39 работали безотказно, а у нас с началом войны производство ДС было свернуто. Драматическая судьба этого пулемета по сей день мало изучена и требует отдельного повествования.

Начало Великой Отечественной войны убедительно показало, что тенденции развития стрелкового вооружения, разработанные в 20-х годах, предусматривали даже самое невероятное развитие событий при отражении внешних угроз (официальная доктрина требовала — «малой кровью и на чужой территории»). Никто даже и помыслить не мог, что уже через месяц—два после вторжения врага основные промышленные районы страны окажутся на оккупированной территории, а армия потеряет львиную долю самых современных вооружений, сосредоточенных в приграничных округах.

Вот тут-то и были оценены результаты работ по модернизации вооружения, проводившихся в довоенный период (и получивших дополнительное ускорение после ее начала), существенно снизивших материалоемкость и трудоемкость изготовления изделий, что в конечном итоге позволило обеспечить потребности армии.

Уже в первых приграничных сражениях с массовым применением танков остро встал полузабытый вопрос разработки противотанкового ружья. Довоенные наработки этого направления (в том числе и отработка 14,5-мм патрона) позволили Дегтяреву и Симонову в кратчайшие сроки, практически за месяц, создать отечественные противотанковые ружья ПТРД (однозарядное с автоматическим отпиранием и открыванием затвора) и ПТРС (самозарядное).


14,5-мм противотанковые ружья: слева — Дегтярева (ПТРД), справа — Симонова (ПТРС). Фото Михаила Дегтярева. Образцы из фондов ВИМАИВиВС

Первый опыт боевого применения ПТРД имел место 16 ноября 1941 г. в разгар битвы за Москву. Уже в первых боестолкновениях они показали высокую боевую эффективность, и с этого времени стали незаменимой составляющей противотанковой обороны, для усиления которой были сформированы целые роты бронебойщиков. Даже после появления тяжелых танков противника в 1943 г., с которыми ПТР уже не могли эффективно бороться, этот класс оружия не изжил себя и активно использовался до конца войны для борьбы с огневыми точками, легкобронированной и небронированной техникой.


Расчеты 14,5-мм противотанковых ружей Дегтярева (ПТРД)

Несмотря на тяжелейшее экономическое положение страны, работы по совершенствованию и разработке новых образцов не прекращались на протяжении всей войны. Уже в первых наступательных операциях Красной Армии была выявлена потребность в легком и компактном пистолете-пулемете для вооружения разведчиков, саперов, экипажей боевых машин и расчетов артиллерийских орудий. С этой непростой задачей великолепно справился Алексей Иванович Судаев.

Его ППС-42 с успехом прошел войсковые испытания в суровых условиях лесисто-болотистой местности Ленинградского фронта и уже с некоторыми доработками был поставлен на серийное производство под наименованием «7,62-мм пистолет-пулемет обр. 1943 г.» (сокращенно — «ППС-43»).


7,62-мм пистолет-пулемет обр. 1943 г. (ППС-43) с двухрядным секторным магазином вместимостью 30 патронов. Фото Михаила Дегтярева. Образец из фондов ВИМАИВиВС

Боевые качества ППС поразили даже современных конструкторов-оружейников. В 2000 г. при испытании их образцов пистолетов-пулеметов, разработанных в процессе ОКР «Баксанец» один из них, увидев результат стрельбы ППС, еле слышно прошептал: «Все уже сделано до нас...». Вообще, «переломный» 1943 г. стал отправной точкой рождения «наступательного» вооружения, более легкого и маневренного, в большей степени отвечающего требованиям наступательного боя. 


7,62-мм станковый пулемет Горюнова (СГ-43). Фото Михаила Дегтярева. Образец из фондов ВИМАИВиВС

Кроме ППС на вооружение принимается станковый пулемет П.М. Горюнова (СГ-43) и проходит войсковые испытания 7,62-мм карабин (в следующем году получивший название «обр. 1944 г.» и сменивший в производстве винтовку обр. 1891/30 гг.).


7,62-мм карабин обр. 1944 г., вид справа, откидной штык в походном положении (сложен). Фото Михаила Дегтярева. Образец из фондов ВИМАИВиВС

В 1944 году Дегтярев после анализа недостатков, выявленных в процессе боевой эксплуатации, произвел модернизацию ручного пулемета ДП, получившего наименование «ДПМ».


7,62-мм модернизированный ручной пулемет Дегтярева (ДПМ). Фото Михаила Дегтярева. Образец из фондов ВИМАИВиВС

Кроме того, еще в самый разгар войны закладывались основы послевоенной системы вооружения — Елизаров и Семин отработали «промежуточный» патрон, получивший название «7,62-мм патрон обр. 1943 г.», а маститые оружейники (Дегтярев, Симонов, Судаев и др.) начали работы над образцами под него. В том же 1943 г. приступил к профессиональному проектированию оружия и еще никому не известный Михаил Тимофеевич Калашников.

Заканчивая краткий обзор развития стрелкового оружия в предвоенное и военное время, необходимо особо отметить неоценимый вклад отечественных оружейников в Победу над фашистской Германией. Практически все упомянутые образцы оружия, созданные их неустанным трудом, еще долгие годы служили гарантом безопасности не только нашей страны...


Часть III

Автор статьи – Руслан Чумак, член редколлегии журнала «КАЛАШНИКОВ», главный хранитель ВИМАИВиВС

Об использовании винтовок Гра в Великой Отечественной войне

Оружие... Теперь оно, уже безвредное, комками рыжей ржавчины лежит в экспозициях больших и малых музеев страны. Искореженные взрывами ржавые винтовочные стволы, пробитые осколками кожухи «ископаемых» «максимов», штыки... Скромно и грустно глядят они на посетителей, призывая помнить войну и своих безвестных давно ушедших в иной мир владельцев, но люди обычно проходят мимо непрезентабельных экспонатов.

Читать подробнее

В Комнате боевой славы ветеранов Тульской области тоже есть такой винтовочный ствол. Однако он не принадлежит к оружию отечественного производства, а является частью французской однозарядной винтовки системы Гра образца 1874 года. Откуда он попал в экспозицию? Как престарелая «француженка» вообще оказалась в нашей стране? Удалось установить, что ствол винтовки Гра нашел на местах боев Великой Отечественной войны в окрестностях Тулы один из жителей города. Возникает вопрос — почему наши бойцы оказались вооружены столь устаревшим оружием?


Оказывается, эти винтовки попали в Россию во время Первой мировой войны. Как известно, та война началась для русской армии тяжело. К началу 1915 года имеющиеся запасы оружия были исчерпаны, и тогда русское военное ведомство «пошло по миру с протянутой рукой». В разные страны мира отправились делегации с задачей — найти и купить винтовки. Краткий итог этих исканий следующий: брали все, что давали, но давали, понятно, то, что самим не нужно.

В числе прочего, во Франции были приобретены однозарядные винтовки системы Гра обр. 1874 г. в количестве 480 000 шт.


Из всех образцов винтовок, предоставленных союзниками, французская винтовка Гра обр.1874 г. была самым устаревшим образцом. По своим характеристикам она примерно соответствовала русской 4,2-линейной винтовке Бердана № 2 обр. 1870 г., но, в отличие от последней, к ней выпускался патрон с бездымным порохом и пулей в латунной оболочке.


Винтовка Гра обр. 1874 г., хранящаяся в ВИМАИВиВС в Петербурге

Винтовки Гра на фронт по большей части не попали и были перенаправлены для вооружения тыловых частей взамен отправленных на фронт винтовок русского образца. Но поскольку такого количества тыловых частей в русской армии не было, большая их часть лежала на складах.

После окончания Гражданской войны все находившееся в исправном состоянии и невостребованное иностранное оружие было собрано на артиллерийских складах, в Ярославле на складе № 71 был сконцентрирован весь запас патронов к нему. Кажется, что никакой объективной необходимости в его хранении не было — к началу Великой Отечественной войны РККА была оснащена достаточным количеством современного стрелкового оружия (по состоянию на 22 июня 1941 года только винтовок и карабинов имелось 7 743 589 шт.). Однако опыт Первой мировой и Гражданской войн требовал сохранять каждую единицу оружия, столь дорого обходившегося нашей стране.


Правильность такого подхода полностью подтвердилась в начале Великой Отечественной войны. Ход военных действий сложился таким образом, что большая часть наличного стрелкового оружия и его запасов была утрачена вместе с бойцами, погибшими в бою, попавшими в плен, уничтожена при отступлении или захвачена противником на складах. Вновь повторилась трагедия Первой мировой войны — потери оружия были колоссальными. По данным, закрытым до 1992 года, среднемесячные потери стрелкового оружия за первые полгода войны достигали: по винтовкам — 925 000 шт. в месяц, по пулеметам — 31 600 шт. в месяц.

Конечно, для устранения образовавшегося некомплекта оружия предпринимались все возможные меры. В августе 1941 года план выпуска винтовок СВТ-40 на Тульском оружейном заводе был увеличен до 100 000 шт. в месяц, что в 5,6 раз превышало объем их производства в первые дни войны. Ценой больших усилий с начала июля до конца ноября 1941 года в условиях начавшейся эвакуации промышленности было произведено 1 285 993 шт. винтовок и карабинов, 31 284 шт. ручных и 8248 шт. станковых пулеметов. Но как ни старалась отечественная оружейная промышленность покрыть потери предельным форсированием производства, в полной мере это не удалось. Оружия хватало лишь на 30% личного состава формируемых частей и соединений.

Тогда для покрытия некомплекта стрелкового оружия были приняты экстраординарные меры. Директивой НКО № орг/2/538994 от 11.08.1941 предписывалось: «...изъять оружие, находящееся в тыловых частях и учреждениях округа, мастерских, ремонтных базах, санитарных учреждениях, излишки оружия местных стрелковых войск (сверх двух смен), излишки оружия военно-учебных заведений, а также оружие, имеющееся у постоянного состава военных училищ, кроме комсостава стрелковых подразделений, которому оставить только револьверы.

Помимо того, изъять 50% от штатного количества стрелково-пулеметного вооружения, имеющегося в запасных частях: ПВО, ВНОС, связи, саперных, дорожно-эксплуатационных, танковых, автомобильных, мотоциклетных и артиллерийских полках, а также в штабах запасных бригад и штабах округов. Кроме того, полностью изъять боевое и учебное оружие, имеющееся в Осоавиахиме». В результате реализации директивы из организаций Осоавиахима было изъято только учебных винтовок 133 710 шт. Изъятое учебное оружие сортировалось, из него выделялось пригодное для приведения в боевое состояние, которое подвергалось ремонту в войсковых ремонтных органах. Приведенное в боевое состояние учебное оружие использовалось для обеспечения формировавшихся частей и военных училищ.

Но и эта, по сути, импровизация, помогла мало. И тогда, в самые тяжелые дни октября—ноября 1941 года, когда враг подошел к Москве, для вооружения местных формирований народного ополчения и истребительных отрядов, а также для обмена на оружие отечественного образца у войск НКВД и НКПС, из запасов извлекли последний резерв стрелкового оружия — старые иностранные винтовки, пистолеты и пулеметы времен Первой мировой войны. Всего использовали около 40 000 шт. винтовок.

Часть этого запаса была выдана для вооружения Тульскому рабочему полку, который получил пулеметы Льюис и винтовки систем Лебель. Некоторые бойцы оказались вооружены винтовками явно устаревших систем, в том числе однозарядными системы Гра обр. 1874 г. Ко всем иностранным системам оружия было очень мало патронов (на каждую винтовку Лебеля — всего по пять штук), много винтовок не имело штыков.


Бойцы Тульского рабочего полка, вооруженные иностранным оружием

Конечно, никакой военной роли в операциях октября—ноября 1941 года иностранные винтовки не сыграли, и сыграть не могли. Их роль была скорее психологическая. Людям дали в руки оружие и они могли по крайней мере во время короткого обучения ощутить себя воинами. Это немало, ведь многие бойцы вообще не имели никакого оружия, а на войне быть безоружным — хуже, чем голым. Для охраны порядка в городе, караульной службы и борьбы с диверсантами старые винтовки еще подходили. Но чтобы с однозарядной винтовкой времен Шипки и Плевны встать на пути мотомеханизированных частей и соединений... Для этого нужно очень любить свою Родину и иметь великое мужество! Непосредственно перед вступлением в бой Тульского рабочего полка, часть этого оружейного «музея» удалось заменить отечественными винтовками, но далеко не все. И ведь остановили немцев! Во всяком случае, Тулу враг не взял.

Говорят, что единственное, чему учит история — это тому, что она ничему не учит. Однако хочется, чтобы те, от кого сейчас зависит будущее нашей армии, не забыли не перестающий быть актуальным вывод, приведенный в книге известного историка артиллерии Е.З. Барсукова «Артиллерия русской армии»: «...запасы винтовок, содержащиеся в мирное время, оказались недостаточными даже в таких насквозь милитаризированных государствах, каким была Германия; ...потому нельзя допустить, чтобы какое бы то ни было государство, хоть и не принимавшее участие в войне, решилось продать или уничтожить запасы своего даже старого оружия...».



Часть IV

Автор статьи – Михаэль Хайдлер

ППШ-41 ГЛАЗАМИ ПОБЕЖДЕННЫХ
Мнение немецкого эксперта о легендарном пистолете-пулемете Великой Отечественной войны

Не прошло и пяти месяцев с начала Великой Отечественной войны, как в СССР началось серийное производство пистолета-пулемета, который в итоге был изготовлен в количестве более 5 млн экземпляров и, бесспорно, стал самым известным советским пистолетом-пулеметом в период войны.

Читать подробнее

Создатель ППШ Георгий Семёнович Шпагин родился в 1897 году в крестьянской семье в деревне Клюшниково. С 1916 по 1920 год он служил оружейным мастером в пехотном полку, а после демобилизации поступил слесарем в опытную мастерскую проектно-конструкторского бюро Ковровского пулеметного завода. Этот шаг определил направление его будущей деятельности, так как работать ему повезло под началом известного конструктора-оружейника Василия Алексеевича Дегтярёва.

В дальнейшем Шпагин участвовал в работе над пулеметами и разработал шаровую установку для монтажа в танке 6,5-мм спаренного ручного пулемета системы Фёдорова — Шпагина, улучшал существовавшие пулеметы и, кроме прочего, сконструировал ленточный подающий механизм для крупнокалиберного 12,7-мм пулемета Дегтярёва с подачей патронов из дискового магазина, который после этого был переименован в «ДШК образца 1938 г.» (Дегтярёв — Шпагин). Наряду с этим, он занимался конструированием пистолета-пулемета.


Конструктор советского пистолета-пулемета ППШ-41 Георгий Семёнович Шпагин (1897–1952 гг.)

В Советском Союзе разработка пистолетов-пулеметов началась еще в середине 1920-х годов, однако из-за консервативных взглядов генералитета шла довольно вяло. Уже в начале 1939 г. после выпуска менее 5000 экземпляров производство пистолетов-пулеметов Дегтярёва ППД образца 1934 г., начавшееся в 1935 году, было остановлено и все уже изготовленные образцы оружия были сданы на склады. Чтобы генералитет признал необходимость такого оружия потребовался опыт советско-финской Зимней войны, и в 1940 г. было решено начать производство улучшенных моделей Дегтярёва ППД обр. 1934/38 и ППД обр. 1940 г.

Пистолеты-пулеметы ППД были очень популярны в войсках, прежде всего из-за большого запаса патронов в барабанном магазине, вмещающем 71 патрон. Но, несмотря на многочисленные конструктивные изменения, пистолеты-пулеметы Дегтярёва при производстве требовали больших материальных ресурсов и времени, а выпуск не мог покрыть постоянно возрастающего спроса.


Хотя модели ППД были надёжными, а также очень популярными в войсках, однако они были сложными и к тому же дорогими в производстве

26 августа 1940 г. пробил час Шпагина — он смог представить в Артком ГАУ (Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления) прототип своего разработанного в это время пистолета-пулемета. В конструкции он обобщил опыт войны с Финляндией и сознательно обратил внимание на как можно более простое изготовление.

После многочисленных испытаний опытных образцов оружия в ноябре 1940 г. состоялись обширные сравнительные стрельбы из вновь разработанного оружия: 25 пистолетов-пулеметов Шпагина против 15 пистолетов-пулеметов Бориса Гавриловича Шпитального, а также для сравнения несколько уже принятых на вооружение моделей Дегтярёва.

Несмотря на то что оружие Шпитального смогло показать более низкое рассеивание и большую начальную скорость пули, оружие Шпагина подкупало простым обращением с ним, меньшим весом 3,5 кг и технологическими преимуществами при изготовлении. Вероятно, последнее из перечисленного имело тогда решающее значение, так как время изготовления пистолета-пулемета Шпагина — 5,5 часов — составляло только половину от временных затрат на производство одного пистолета-пулемета ППД-40.

21 декабря 1940 г. разработка Шпагина была принята на вооружение Красной армии в качестве нового штатного пистолета-пулемета под официальным обозначением «7,62 мм пистолет-пулемет Шпагина обр. 1941 г.».


ППШ-41 раннего выпуска с секторным прицелом с диапазоном дальностей от 50 до 500 м и незащищенной мушкой. Более поздние версии ППШ-41 имели перекидной прицел на дальности 100 и 200 м

В качестве места расположения для изготовления был выбран небольшой городок Загорск, удаленный от Москвы на расстояние всего нескольких часов езды на автомобиле. Там в октябре 1941 г., то есть всего несколько месяцев спустя после немецкого вторжения, началось серийное производство. Вскоре возникла опасность, что в обозримое время город может быть захвачен и последовала срочная эвакуация предприятия в поселок Вятские Поляны.

Технологичный пистолет-пулемет ППШ-41 быстро стал изготавливаться в больших количествах и, таким образом, несмотря на эвакуацию производственных цехов, только до конца 1941 года было поставлено свыше 92 тыс. штук. В следующем году выпуск увеличился почти до 1,5 млн, а до конца войны общее количество изготовленных экземпляров достигло уровня 5 млн.


Производство пистолетов-пулеметов ППШ-41 в Вятских Полянах во время войны

Пистолет-пулемет работает за счет отдачи свободного затвора, находящегося перед выстрелом на шептале в заднем положении, откат которого тормозится буфером. Заменяемый ударник жестко закреплен и его боек выступает наружу из зеркала затвора. Режим стрельбы можно выбирать при помощи движка, расположенного прямо перед спусковым крючком. Если он передвинут назад, то обеспечивается режим одиночной стрельбы, если сдвинуть его вперед, — можно стрелять непрерывной очередью. Оружие хорошо лежит в руках, несмотря на высокий темп стрельбы почти 1000 выстрелов в минуту. Передняя, скошенная часть кожуха ствола, выполняет функцию компенсатора. Спусковой механизм не имеет предупреждения. В качестве предохранителя служит простой движок вверху на рукоятке взведения, причем как во взведенном состоянии, так в переднем положении затвора.

Подача в пистолете-пулемете может осуществляться из барабанного магазина, вмещающего 71 патрон, или из разработанного позднее коробчатого магазина на 35 патронов. Хотя благодаря своей вместимости барабанные магазины были популярны, но они имели тот недостаток, что довольно медленно переснаряжались в бою. Кстати, они не были взаимозаменяемы с магазинами от ППД-40.


Советский пистолет-пулемет ППШ-41 калибра 7,62×25 с присоединенным барабанным магазином на 71 патрон, а также лежащим под ним коробчатым магазином, вмещающим 35 патронов

Прицеливание осуществлялось через перекидной прицел на 100 и 200 м, а у пистолетов-пулеметов раннего выпуска — через секторный прицел с установками от 50 до 500 м. В течение времени производства проводились различные улучшения конструкции: неприкрытая сначала мушка стала обеспечиваться приклепанным предохранителем, выполненным из полосы листовой стали, ствол стал хромироваться, а буфер затвора изготавливаться из менее дорогостоящего материала. В полости приклада ППШ-41 размещались принадлежности для чистки.


В приклад укладываются: разборный шомпол, отвертка и шнур для чистки. Масленка с двумя отделениями переносится в подсумке

Разборка происходит очень просто: нужно нажать на защелку, расположенную на заднем конце ствольной коробки, и, нажав на кожух над дульной частью ствола, повернуть ствольную коробку. Затем несколько отвести затвор назад и вынуть его вверх вместе с возвратно-боевой пружиной и буфером.


Полная разборка пистолета-пулемета ППШ-41 с барабанным магазином. Изготовление одного образца оружия требовало всего 5,5 часов

Однако простая конструкция имела и скрытые недостатки: самым весомым из них было недостаточно надежное предохранение. Барабанные магазины тоже часто не выносили нагрузки. Работу внутреннего механизма могли легко блокировать вмятины.


Единственный предохранитель состоит из движка на рукоятке взведения

В отличие от западных воюющих держав, в Советском Союзе пистолеты-пулеметы стали основным оружием пехоты — это обстоятельство, которое вермахт мучительно ощутил на себе. Точно таким же мог быть и немецкий пистолет-пулемет МР40, но со своим 32-патронным магазином в решающие моменты он все же уступал ППШ-41, оснащенному барабанным магазином на 71 патрон.


Групповая фотография с пистолетами-пулеметами ППШ-41 и ППС −3

Кроме того, пистолетами-пулеметами было вооружено большое количество красноармейцев. Соответственно, трофейные ППШ-41, которые в вермахте обозначались как MP 717®, были популярны и очень редко передавались в места сбора трофейного имущества. Были даже попытки переделать пистолет-пулемет ППШ-41 под патрон калибра 9×19. Для этого был нужен новый ствол и штампованный из листовой стали адаптер для приемного окна магазина, чтобы иметь возможность присоединять коробчатый магазин от МР40.


Большинство ППШ-41 более позднего периода производства оснащены перекидным прицелом, а также защищенной мушкой

В феврале 1942 г. Шпагин представил Артиллерийскому комитету версию своего пистолета-пулемета, специально модифицированного для танковых экипажей и десантников, у которого деревянный приклад теперь мог отсоединяться. Но преимущество сводили на нет ненадежное крепление и увеличившийся вес. Оружие было отклонено. Нужна была другая переделка.

Шпагин представил результат уже в мае того же года: пистолет-пулемет ППШ-42. Его основной признак — это прямоугольная штампованная из стального листа ствольная коробка, дополненная отделяемым деревянным прикладом или металлическим складывающимся плечевым упором. Упрощенный спусковой механизм позволял вести только непрерывную стрельбу, в остальном внутреннее устройство оружия не отличалось от пистолета-пулемета ППШ-41.

Предохранитель состоит из расположенной сбоку длинной пылезащитной крышки с вырезами для рукоятки взведения. Если крышка закрывает паз коробки, то она блокирует рукоятку взведения в одном из вырезов в зависимости от ее положения. Несмотря на то, что пистолет-пулемет ППШ-42 произвел хорошее впечатление при испытаниях, проведенных с 30 мая по 2 июня, он занял только второе место. Победила конструкция Алексея Ивановича Судаева. Его пистолет-пулемет ППС-42 был также прост в изготовлении и обладал меньшим рассеиванием при стрельбе. Для большей уверенности были еще проведены войсковые испытания малой серии из 250 штук ППШ-42, но решение не изменилось.


Улучшенная Шпагиным модель обр. 1942 г. была изготовлена для войсковых испытаний в количестве всего 250 штук

В виде эксперимента пистолет-пулемет ППШ-41 применялся даже как бортовое оружие самолета: в 1944 г. в КБ Туполева экспериментировали с установкой пистолетов-пулеметов для обстрела наземных целей. Поэтому несколько бомбардировщиков типа Ту-2Ш получили платформу с 88 пистолетами-пулеметами, установленную в бомбовом отсеке. Пистолеты-пулеметы были направлены вниз под углом 45˚, каждый был оснащен обычным барабанным магазином для патронов и стрелять они могли только одновременно. Но оказалось, что боезапас барабанов по 71 патрону в каждом слишком мал, а перезаряжание в полете непрактично, поэтому проект был закрыт.


Батарея из 88 пистолетов-пулеметов ППШ-41 на опускаемой платформе в бомбоотсеке Ту-2

После окончания войны Шпагин экспериментировал с изогнутыми стволами, чтобы тем самым лучше защитить танк от нападавшей пехоты. Шпагин тоже изогнул ствол вместе с кожухом на 30˚. В остальном конструкция оружия оставалась неизменной и даже ничего не известно о специальном прицеле. Однако испытания прошли явно неудовлетворительно: к прекращению работ привели сильно уменьшившаяся начальная скорость пули и большое рассеивание на дальностях до 50 м.

Деятельность Г.С. Шпагина была высоко оценена. За пистолет-пулемет и другие различные разработки как, например, сигнальный пистолет, ему были присвоены многочисленные высокие награды: звание Герой социалистического труда, Сталинская премия второй степени, три ордена Ленина, орден Суворова второй степени и орден Красного Знамени.

После войны из-за серьезных проблем со здоровьем Г.С. Шпагин расстался с профессиональной деятельностью, но остаток своей жизни он провел в г. Вятские Поляны. Там 6 февраля 1952 г. он умер в возрасте 56 лет. Сегодня он покоится на Новодевичьем кладбище в Москве.

Производство пистолетов-пулеметов ППШ-41 в России закончилось уже вскоре после войны, а с декабря 1959 г. с конвейера в Вятских Полянах стало сходить новое поколение оружия — пулемет Михаила Тимофеевича Калашникова РПК.

В других странах соцлагеря копии ППШ-41 оставались в производстве еще долгое время. В 1950 г. Китай начал собственное производство копии, называвшейся Modell 50, Польша приступила к выпуску в 1952 г., а Северная Корея только в 1955 г.

В Югославии конструкция претерпела большую переработку, так что оружие, изготовленное на заводе Zavodi Crvena Zastava в городе Крагуевац в виде образца Modell 49 имело со своим прототипом уже только внешнюю схожесть. Так, например, ствольная коробка больше не была откидывающейся, теперь для разборки нужно было сзади отвинтить крышку. Характерный кожух ствола стал цилиндрическим и имел множество небольших отверстий для охлаждения. Однако коробчатые магазины остались взаимозаменяемыми.


Пистолет-пулемет Zastava M49

В слегка измененной форме с фрезерованными деталями ППШ-41 был скопирован хорватами и с 1991 г. производился в виде пистолета-пулемета Šokac калибра 9×19 во время войны в Югославии.



Продолжение следует.
Статьи на тему
Аналитика на тему
Интересное на портале
Исследование
Обзор исследования PwC «Взгляд мировых финансовых лидеров на кризис COVID-19, а также ответные меры»
Эксперты Фонда Росконгресс представляют обзор исследования PwC «Взгляд мировых финансовых лидеров на кризис COVID-19, а также ответные меры».
Статья
Анализ потенциальных последствий для бизнеса в связи со вспышкой COVID-19
Шесть направлений реагирования в условиях COVID 19 для поддержания вашего бизнеса.
Экспертное мнение
«Успешное развитие энергетики зависит от доверия между лидерами отрасли»
В преддверии конференции «COVID-19: ускорить переход к энергетике будущего для всех», которая состоится 17 июня в рамках серии онлайн-мероприятий под брендом 25-го Мирового энергетического конгресса, генеральный директор «Россетей» Павел Ливинский рассказал о том, как цифровая трансформация помогает преодолевать последствия пандемии и почему отрасли нужна новая платформа для обмена опытом.
Аналитический дайджест
COVID-19: программы помощи бизнесу
Эксперты KPMG представляют аналитический дайджест, в котором на примере Австралии подробно рассматриваются программы помощи бизнесу как на федеральном уровне, так и на уровне штатов.