Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, созданный в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 155 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 75 странах мира.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Региональные инновации: как шеринг-экономика становится новым вектором роста
4 июня 2021
11:45—13:00
Ключевые выводы
Некоторые предприниматели уже давно пользуются преимуществами шеринговой экономики

Мы по сути, когда я сломал шею, не знаю, 17 лет назад, решали мои собственные проблемы и проблемы моих друзей. <...> Позже мы узнали, что это социальное предпринимательство. Мы уже три там открыли пункта проката колясок, кроватей, костылей и прочей ерунды такой, а теперь я узнаю, что это, оказывается шеринг—экономика, а не прокат, и мы «в теме» — Аранин Роман, Генеральный директор компании Observer .

Конечное количество ресурсов вынудит мир переходит на модель шеринговой экономики

Шеринг—экономика это такое, это как бы часть того, что сегодня называют „циркулярной экономикой“. То есть если сегодня мы живем больше в парадигме „линейной экономики“, когда мы неограниченно потребляем ресурсы, то есть исходим из понимая, как будто ресурсы никогда не закончатся. Вроде бы все знают, что закончатся, но как бы неограниченно их потребляют. „Циркулярная экономика“, соответственно, нацелена на то, чтобы снизить потребление ресурсов, сделать потребление более эффективным. И вот как раз шеринг—экономика, то, что называется, это одно из направлений, которое позволяет, собственно, оптимизировать потребление ресурсов — Валетов Анатолий, Руководитель Московского инновационного кластера.

Шеринг-экономика улучшает качество жизни людей в регионах, открывает доступ к ранее дорогим услугам

Если говорить про пользу для регионов от шеринг—экономики, с одной стороны уменьшается количество потребления и производства, это лучше влияет на экологию, но тем не менее больше рабочих мест создается. Еще (присутствует — ред.) некая социальная функция, довольно важная — это то, что люди могут позволить себе там машины, самокаты, которые купить не могут, но могут арендовать. И это, конечно, важно — Маликов Алексей, Соучредитель, A&A Capital, предприниматель и инвестор .

Меняется поведение людей, они переходят от собственничества к более ответственному потреблению

Мы видим, как меняется культура потребления в обществе. Поколение „Икс“ очень любит владеть, моя мама заставляет приобретать активы, она говорит: „Ты должен иметь квартиру, ты должен купить машину, ты должен иметь, иметь, иметь“. Поколение „Игрек“ начинает немножечко уже более осознанно смотреть на вещи. Оно иногда арендует, оно иногда смотрит на актив, немножко по-другому оно смотрит на то, как можно использовать активы. Оно инвестирует и так далее. Поколение „Зед“ <...> это цифровые люди, так называемые „зумеры“. Это поколение клипового мышления, поколение тик—тока, поколение, которое смотрит на решение задачи. Оно хочет участвовать в разных геймофикациях, оно хочет приобретать новый опыт и оно хочет кататься на разных самокатах, оно хочет шерить разные виды транспорта — Мансуров Константин , Основатель Rusharing .

Проблемы
Предприятия будут менее эффективными, если проигнорируют шеринговую модель

Есть разные предприятия и они все недозагружены, многие недозагружены. И очень важно, когда создается такая платформа по промышленному шерингу, что есть возможность разные заказы размещать в разных регионах — Маликов Алексей, Соучредитель, A&A Capital, предприниматель и инвестор .

Не все шеринговые проекты коммерчески эффективны

Естественно, очень часто эти проекты не всегда коммерческие, если говорить о „циркулярной экономике“ и все, что связано с внедрением технологий <...> Зеленая экономика, социальная сфера и так далее. Порой, они коммерчески неокупаемые, но очень необходимы. Но вот шеринг—экономика — это как раз один из примеров, где очень много удачных коммерческих проектов, которые позволяют решить такую важную социальную задачу по оптимизации и использованию ресурсов; где в том числе это сказывается порой на улучшении экологической ситуации, допустим, если говорить о каких-то транспортных проектах — Валетов Анатолий, Руководитель Московского инновационного кластера.

Решения
Основанный на принципе шеринга бизнес помогает людей с ограниченными возможностями адаптироваться к сложным условиям

Я сейчас расскажу о тех, нескольких буквально проектах, которые мы реализовали. Был у меня бизнес в прошлой жизни, все было хорошо 3 магазина — обои, сантехника. До 2004 (года — ред.) таким, достаточно успешным был предпринимателем. Мы открывали уже филиалы в Липецке, Москве <...> Потом была плохая подготовка к полету (на мотопараплане — ред.), в результате падения перерубила рама двигателя шею на уровне (позвонка — ред.) C4. Это обычно моментальная смерть, мне повезло, я выжил. 5 лет реабилитации, тыканья туда—сюда. Мы сейчас там делаем новый проект, чтобы вот эти 5 лет мыканья по реабилитационным центрам уплотнить для людей, которые получили травму, до 5 месяцев. Чтобы он (травмированный — ред.) был готов к большой жизни. Фонд социального страхования выдал мне <...> замечательную коляску, в ней было неудобно, она была без подушки. Я со своим другом—инженером поехал в Светлогорске вниз к морю, чуть резче тормознули, и я лицом упал в асфальт. <...> На тот момент фактически все коляски были для спинальников — это люди, у которых не работают только ноги, а руки работают. Для таких, как я, у которых не работают ни руки, ни ноги, колясок не было. А у меня было любимое место в Калининграде <...> это Дюна Эфа, самая высокая дюна в Европе. Мне хотелось взять ребенка и поехать вместе с ней, чтобы она чувствовала, что у нее папа может все. <...> Думали—думали и с моим инженером сделали вот такую коляску. <...> Она с тремя двигателями, два управляют колесами, а один управляет сидением, гироскоп отслеживает твое положение в пространстве постоянно. Вот так может только наша коляска — Аранин Роман, Генеральный директор компании Observer .

Регионам по силам стимулировать местные компании, которые в перспективе начинают конкурировать с международными гигантами

Якутия, чтобы вы понимали, это 3 миллиона квадратных километров, практически одна пятая часть Российской Федерации, жителей там 980 тысяч населения всего. При этом территория огромная, от Северного ледовитого (океана — ред.) до озера Байкал практически. Большие территории и очень мало людей. Когда мы начинали инновации (внедрять — ред.) 10 лет назад, все над нами смеялись и говорили: „Ну, какие инновации могут быть в Якутии? У вас там алмазы есть, там олени пасутся, но как бы все хорошо у вас“. Мы сказали: „Нет, нет, нет, мы хотим развивать IT—направление“. Создали ассоциацию IT—отрасли в то время. <...> Просто собрались ребята, которые хотели что-то изменить в республике. Вот вы говорите про шеринговую экономику. У нас (в Якутии — ред.) есть проект inDriver. Может быть, слышали? Тоже агрегатор такси, но у него фишка отличается от Uber тем, что там цену ты назначаешь сам. Такая peer-to-peer технология, когда люди сами договариваются о цене. Uber, допустим, в Нью—Йорке <...> стоит днем 35 долларов, а если у тебя Iphone 12 и садится батарейка, то еще чуть-чуть подороже. В этом плане они молодцы, конечно, но inDriver сейчас уже по оценкам миллиард долларов стоит. У него (в обслуживании — ред.) 300 городов и миллиард поездок уже на нем был — Семенов Анатолий, Министр инноваций, цифрового развития и инфокоммуникационных технологий Республики Саха (Якутия) А.Семенов.

Материал подготовлен информационным партнером ТАСС