Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, создан в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом.

Фонд взаимодействует со структурами ООН и другими международными организациями. Развивает многоформатное сотрудничество со 173 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 78 странах мира, со 179 российскими общественными организациями, федеральными органами исполнительной и законодательной власти, субъектами Российской Федерации.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Непреодолимая сила и невозможность исполнения в условиях санкций
29 июня 2022
16:45—18:15
Ключевые выводы
Обстоятельства непреодолимой силы, в том числе возникшие из-за санкций, могут препятствовать исполнению финансовых обязательств

Конечно, непреодолимая сила может препятствовать исполнению денежного обязательства. И, собственно говоря, мы сейчас наблюдаем подобные вещи — Байбак Всеволод, Доцент кафедры гражданского права и процесса, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (г. Санкт-Петербург).

Бывают случаи, когда действительно непреодолимая сила присутствует. Та самая временная непреодолимая сила, <…> и невозможно исполнить эти денежные обязательства. Запретительные какие-то либо меры. У нас были такие случаи. Мы выдавали те самые сертификаты о форс-мажоре, когда присутствует причинная связь между запретительной мерой и невозможностью исполнения — Чубаров Вадим, Вице-президент, Торгово-промышленная палата Российской Федерации.

Бывают ситуации, когда денежные обязательства невозможно исполнить. И эта объективная реальность вытекает из природы, собственно говоря, денег. Я напомню, что у нас большинство платежей осуществляется в безналичном порядке, то есть деньги не имеют физической природы. Это некая виртуальная реальность, создаваемая банковской инфраструктурой. Если отношения в банковской сфере рушатся, вы физически не можете провести платеж. И в условиях санкций это стало вот прямо настолько объективно — Шальнев Юрий, Руководитель практики санкционного консалтинга и корпоративного финансирования, ПАО «Газпром нефть».

Проблемы
Отсутствие однозначной позиции по признанию форс-мажоров в условиях введения санкций

Мы все-таки предложили оставлять вопрос, <…> является ли ситуация, сложившаяся в силу недружественных действий иностранных государств, там есть отдельная тема, говорим ли мы о решениях правительств этих государств или в целом о некотором фоне той самой cancel culture [культура отмены. — Ред.], о которой говорилось, так вот — является ли это форс-мажором для внутригосударственных отношений, <…> потому что по факту на практике только это имеет значение. Ибо в отношениях с партнерами из тех самых недружественных стран на практике им в принципе без разницы, что считает наш законодатель. И, наоборот, нам без разницы теперь стало так резко, что считает их законодатель. Здесь лишь вопрос, где находятся активы — там или здесь. Так вот во внутрироссийских отношениях нам было важно не запустить такой эффект домино, когда все бы начали, формально ссылаясь на эту тему, отказываться от исполнения обязательств — Херсонцев Алексей, Статс-секретарь – заместитель Министра экономического развития Российской Федерации.

Первая проблема, которая сейчас стоит перед нами. А именно, насколько мы можем свидетельствовать действия санкций по всей цепочке контрактов. А у нас сейчас уже накопилось порядка пяти тысяч письменных заявлений от компаний. Вы все-таки, коллеги, разберитесь, вы можете это свидетельствовать или нет. И порядка 18 тысяч консультаций и устных разъяснений того, как мы должны в этом случае поступать. Мы пока, честно говорю, и мы еще раз это подтвердили на своем недавнем совете руководителей палат, мы приостановили выдачу каких-либо заключений по этим фактам, потому что они нам недостаточно ясны — Чубаров Вадим, Вице-президент, Торгово-промышленная палата Российской Федерации.

Говорить, что неуведомление — это запрет в дальнейшем ссылаться на форс-мажор — в корне неверно. Может быть, очевидно просто всем и кредитору тоже, что уведомлять [нужно. — Ред.] того, кто прекрасно все понимает. Вот на этом надо заострить внимание, потому что это такое крючкотворство. Это есть в подавляющем большинстве договоров. Кто эти проформы написал и кто ими до сих пор пользуется, ну вычеркните вы их оттуда — Церковников Михаил, Руководитель группы энергетики, Юридическая компания «Пепеляев Групп»; заведующий кафедрой обязательственного права, ФГБНУ «Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации».

Решения
Индивидуальный подход при рассмотрении каждого случая потенциального форс-мажора

Я смотрел практику применения пункта 3 [статьи. — Ред.] 401 [Гражданского кодекса Российской Федерации. — Ред.] судами, как они относятся к тому, чтобы санкционные меры считать или не считать обстоятельствами непреодолимой силы. Так вот практика, которая мной была изучена, она ровно 50 на 50. Суды в половине случаев признали, что нужно это квалифицировать как обстоятельства непреодолимой силы, в другой половине случаев — нет. И, наверное, на сегодня это верный подход — Новак Денис, Финансовый уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг в сферах страхования, микрофинансирования, кредитной кооперации и деятельности кредитных организаций.

Применительно к нынешней ситуации мы не можем сказать, как те или иные меры, принятые иностранным государством, приведут они к 416-й [статье Гражданского кодекса Российской Федерации. — Ред.] или нет. Это каждый раз будет конкретный спор, оценка поведения этих сторон и выяснение, действительно, насколько это невозможно — Церковников Михаил, Руководитель группы энергетики, Юридическая компания «Пепеляев Групп»; заведующий кафедрой обязательственного права, ФГБНУ «Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации».

Материал подготовлен информационным партнером ТАСС