Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, созданный в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 155 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 75 странах мира.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Право на частную жизнь в мире Big Data
3 июня 2021
17:00—18:15
Ключевые выводы
Цифровое пространство прочно вошло в нашу жизнь, но существование в нем пока не отла-жено

Люди не совсем осознают то новое пространство, в котором они оказались, потому что по-нимание того, что это другое пространство и там по-другому ведется взаимодействие и сле-ды, которые там остаются, они никуда не исчезают в отличие от следов на асфальте. <…> Круг общения, в котором вы общаетесь, он вот здесь и сейчас, вот десять человек, и максимум, куда это разойдется, это опять же недалеко <…> Все, что он (человек. — Прим. ред.) остав-ляет в интернете, безусловно, он имеет право на частную жизнь, но он должен и понимать, что в интернете он должен себя вести, наверное, ровно так, как он бы хотел, чтобы потом к нему относились — Матвеева Татьяна, Начальник, Управление Президента Российской Федерации по развитию информационно-коммуникационных технологий и инфраструктуры связи.

Слово „обезличивание“, „анонимизация“ данных очень популярно и на самом деле является довольно большой ложью <…> Никто ничего не обезличивает, и, как правило, у всех компа-ний, которые эти данные собирают, есть механизм деобезличивания, всегда. Более того, не существует регламента в проверке. <…> Аудит потоков данных, куда они реально передают-ся и в каком виде, сейчас отсутствует — Ашманов Игорь, Генеральный директор, «Крибрум»; управляющий партнер, ООО «Ашманов и партнеры».

Трудность реализации права в цифровом пространстве

В цифровом мире, в частности в социальных сетях, аналоговое право неприкосновенности частной жизни трансформируется в цифровое право личности — Федотов Михаил, Директор, Международный научно-образовательный центр «Кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву, смежным, культурным и информационным правам».

Главной угрозой для прав человека, для приватности, для всего остального является, конеч-но, сейчас государство. Американское государство — для американцев и для всего остально-го мира, потому что оно управляет своими экосистемами, а у нас все-таки азарт цифровиза-торов настолько сильный, что они, конечно, перепрыгивают любые барьеры и срезают лю-бые углы, создавая эти законодательные песочницы и вводя и законы, и какие-то подзакон-ные акты, которые прямо нарушают и Конституцию, и 152 ФЗ («О персональных данных». — Прим. ред.). И вот здесь надо что-то делать, каким-то образом общество включать в этот диалог — Ашманов Игорь, Генеральный директор, «Крибрум»; управляющий партнер, ООО «Ашманов и партнеры».

Проблемы
Обеспечение суверенитета личности в сети и правила поведения в сети

Социальная сеть признает человека, она может ему гарантировать реальность, свободу мыс-ли, свободу совести, свободу творчества и так далее. Но возможен ли личностный выбор между суверенитетом государства и суверенитетом социальной сети? Мне представляется он иллюзорным, поскольку человек всегда находится под суверенитетом государства. <…> При этом ни сеть, ни государство, не могут гарантировать ни право на имя, ни право на изоб-ражение, ни право на персональные данные — Федотов Михаил, Директор, Международный научно-образовательный центр «Кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву, смежным, культурным и информационным правам».

Как мы, собственно, ведем себя в обществе? В соответствии с этическими правилами, в соот-ветствии с правилами морали, нормы, права, достоинства, чести и всего остального. Мы же это в офлайне все имеем. В онлайне, мне кажется, эта проблема возникла из-за как раз ано-нимности — Матвеева Татьяна, Начальник, Управление Президента Российской Федерации по развитию информационно-коммуникационных технологий и инфраструктуры связи.

Утечка данных и дальнейшее их использование в недобросовестных целях

Данные сейчас воруются массово, они массово утекают потом после этих краж или сбора, потому что часть этих данных утекает из государственных структур, но утечка данных и во-обще нарушение приватности частной жизни — это в некотором смысле этическая неприят-ность. <…> Реальной опасностью является манипулирование этими данными и ущемление положения человека, то есть употребление этих данных во вред — Ашманов Игорь, Генеральный директор, «Крибрум»; управляющий партнер, ООО «Ашманов и партнеры».

Начинает тревожить тот момент, когда, действительно, на основании данных собранных и профиля цифрового, которого у меня нет в доступе, я не всегда могу посмотреть, что про ме-ня насобирали и как мой цифровой двойник выглядит. Делаются выводы, которые меня мо-гут не устроить, меня могут где-то зажать, дискриминировать по различному признаку, я не всегда узнаю по какому. Работодатель откажет в месте, банк откажет в кредите, не пустят на самолет — Плуготаренко Сергей, Директор, «Ассоциация электронных коммуникаций» (НП «РАЭК»).

Неточность и недостаточность правовой базы

Мы все время говорим о цифровых правах. Определение цифровых прав у нас дано уже в Гражданском Кодексе Российской Федерации, и то, что написано в Гражданском Кодексе не имеет ни малейшего отношения к тому, о чем мы с вами говорим, поэтому цифровые права личности — это как бы одно, а цифровые права, которые у нас закреплены в Гражданском Кодексе, — это совершенно другое — Федотов Михаил, Директор, Международный научно-образовательный центр «Кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву, смежным, культурным и информационным правам».

Пока такого закона о неприкосновенности <…> цифровой личности нет, его надо принимать, на самом деле — Ашманов Игорь, Генеральный директор, «Крибрум»; управляющий партнер, ООО «Ашманов и партнеры».

Есть ли универсальные нормы для регламентирования всего этого? Потому что, с одной сто-роны, мы регламентируем удовольствие, коммуникации, а надо признать их частными в этом случае. Или нет, или они публичные? <…> Кинопоказ? Будем ли мы регламентировать отдельно, как в офлайне <…> или это коммерция еще? — Потоцкий Игорь, Председатель комитета по предпринимательству в сфере медиакоммуникаций, Торгово-Промышленная палата Российской Федерации; генеральный директор, СТП Сэйлз Хаус.

Решения
Взаимодействие населения и государства в обсуждении вопросов о персональных данных

Надо каким-то образом общество включать в этот диалог, потому что пока то, что я наблю-даю, там абсолютная симфония имеется. Чиновники говорят: „Ну мы же с бизнесом догово-рились. Можно делать. Главное, чтобы бизнес развивался, поэтому мы конечно разрешим <…>“ Здесь нужно каким-то образом, наконец, спросить общество, хочет ли оно делиться данными, цифровизировать образование и так далее — Ашманов Игорь, Генеральный директор, «Крибрум»; управляющий партнер, ООО «Ашманов и партнеры».

Помимо того, что граждане должны как-то сами себя осознавать в этом цифровом простран-стве правильно, безусловно <…> и государство со своей стороны старается максимально охранять частную жизнь — Матвеева Татьяна, Начальник, Управление Президента Российской Федерации по развитию информационно-коммуникационных технологий и инфраструктуры связи.

Совершенствование регулирования как на государственном, так и на корпоративном уровне

Государство здесь <…> выступает в роли такого медиатора, который, наверное, обязан при-сматривать за этой ситуацией (с утечкой данных. — Прим. ред.). <…> Но и саморегулирова-ние является в определенном смысле хорошей штукой, ее нельзя совсем сбрасывать со сче-тов, все равно могут быть некоторые этические кодексы — Плуготаренко Сергей, Директор, «Ассоциация электронных коммуникаций» (НП «РАЭК»).

Мне кажется, что понимание того, что транснациональные компании (и к ним нет никаких требований), это такая не очень правильная конструкция. Я считаю, что оно должно быть — Матвеева Татьяна, Начальник, Управление Президента Российской Федерации по развитию информационно-коммуникационных технологий и инфраструктуры связи.