Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, созданный в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 159 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 75 странах мира.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Правила игрока или регулятора – какое будущее ждет экосистемы
3 июня 2021
17:00—18:15
Ключевые выводы
Экосистемы способны создавать полезные для людей продукты и услуги

Безусловно, экосистемы, будучи обычно сильными организациями, могут создавать большие полезные людям — я имею в виду и потребителям, и производителям — продукты. Это очень хорошее, важное свойство. Просто в этих компаниях есть ресурсы, технологии, экспертиза для того, чтобы создавать новые полезные вещи. Это очень хорошая сторона экосистем — Шульгин Александр, Генеральный директор, Ozon.

В России будут существовать несколько крупных экосистем–конкурентов

Увидим ли мы 2 сервиса или несколько сервисов, между которыми клиенты будут перепрыгивать? Ответ в том, что именно хочет клиент, что предпочитает клиент. Клиенту хочется, чтобы это было несколько сервисов или он хочет сложит все свои данные в одну корзину? Мне кажется, все эти азиатские примеры <...> где 2–3 компании (экосистемы. — Прим. ред.), а европейский пример — это сразу несколько компаний. Это отражает развитие рынка, как он развивался. Это было поступательное развитие, или это было скорее скачкообразное развитие. <...> В России, мне кажется, будет что-то среднее: не 2 игрока, как в Китае, например, но и не такой фрагментированный рынок будет, как на Западе — Толлардо Нери, Директор по стратегии, вице-президент, АО «Тинькофф Банк».

Экономистам пока только предстоит изучить роль экосистем в современном мире

Есть крупные системы. Мое мнение, что их несколько на российском рынке. Это, конечно, „Яндекс“, „Сбербанк“, это Mail.ru с Alibaba, это, я думаю, Ozon на начальной стадии <...> „Тинькофф“ на начальной стадии. Это такой стартовый набор. Кроме этого, на российском рынке присутствуют зарубежные экосистемы. Извините, это Google, это Apple, как минимум <...> две крупные экосистемы, которые серьезно влияют на рынок. Теперь вопрос, как вообще с этим жить. <...> К сожалению, сейчас научная мысль в мире не придумала никаких консистентных целостных решений. Однако не все так плохо, в частности, на российском рынке. На российском рынке большая конкуренция между всеми этими компаниями. Если попытаться смотреть не на индустриальную конкуренцию, а межэкосистемную, то сейчас в разной форме экосистемы борются <...> за время пользователя, за кошелек пользователя — Худавердян Тигран, Управляющий директор, Группа компаний Яндекс.

Проблемы
Не существует четкого понятия экосистемы

Я думаю, что про экосистемы отчасти сложно рассуждать, потому что понятие само не определено. Что такое именно экосистемы? Ну я для себя его определил, что это компания, которая работает на нескольких рынках одновременно. На одном рынке, наверное, имеет большую долю, а на других какую-нибудь, может быть, большую, может, небольшую. Ozon я бы пока к экосистемам не относил, мы на себя так не смотрим, как на экосистему. Мы делаем набор сервисов, услуг для тех организаций, которые производят или продают товары, и те услуги, которые улучшают качество, эффективность этих организаций. Эти услуги надо делать. Самим или не самим — не обязательно. А то, что не помогает нашим клиентам, то делать не надо. Вот такой простой подход у нас — Шульгин Александр, Генеральный директор, Ozon.

Конкуренция между экосистемами исчезнет без регулирования со стороны государства

Что бы я делал на месте директора любой большой компании, которая уже является экосистемой либо вот–вот ей станет? <...> У каждого из них (представителей экосистем на сессии. — Прим. ред.) есть опасения, что в условиях технологического развития и отсутствия регулятора, который внесет правила игры, они могут сами погибнуть в конкуренции как с зарубежными системами, так и с большими собственными. Из 6 экосистем, которые, наверное, были названы (на сессии. — Прим. ред.), навскидку всего лишь 3 или 2 даже, это „Яндекс“ и „Сбер“, являются не монополистами, а достаточно крупными мощными игроками, поэтому, конечно, конкуренция важна для остальных. А если бы я, например, был „Яндексом“ или „Сбером“, я бы говорил: „Да что вы, мы совершенно спокойно саморегулируемся, давайте, мы свои правила игрока сделаем“. В принципе, такой подход тоже возможен. Но, на наш взгляд, все–таки <...> регулирование экосистем нужно — Федулов Владислав, Заместитель Министра экономического развития Российской Федерации.

Решения
Государства пресекают злоупотребление положением со стороны экосистем

Есть обратная сторона (экосистем. — Прим. ред.). Ну, ни для кого не секрет, что в Китае сейчас регуляторы <...> ограничивают злоупотребления со стороны Alibaba. Банальный пример, когда Alibaba говорит: „Вы обязаны продавать (на площадке. — Прим. ред.) Alibaba. Если вы не даете лучшую цену на Alibaba, то до свидания с нашей платформы“. Очевидно, что это не очень хорошая практика. Что-то подобное Amazon делает. Вот тоже недавно были новости про суд, в котором Amazon обвиняют в том, что они злоупотребляют своей силой рыночной. Ну, на самом деле (эта практика. — Прим. ред.) относится к любой организации крупной — Шульгин Александр, Генеральный директор, Ozon.

Государство создает конкурентную среду, не создавая помех развитию экосистем

Мне кажется, рынок сам развивает себя эффективным образом через конкуренцию. Поэтому если мы стимулируем и создаем конкурентную среду, то остальное — это роль рынка, а не регулятора. <...> Если государство не обеспечивает справедливую конкурентную среду, значит, начинают накапливаться искажения. (В этом случае. — Прим. ред.) рыночная сила отдельных игроков крупных может подавлять экономическое развитие, инновационное развитие потребителей и поставщиков. <...> В нашем консультативном докладе <...> задаются такие вопросы: „Как накапливается сетевой эффект?“, „Это демпинг или не демпинг?“, „Пока он накапливается (сетевой эффект. — Прим. ред.), цены низкие, а как он накопился — цены вырастают. Это что? Это добросовестно или нет?“. С другой стороны, мы понимаем, что экосистемы без сетевого эффекта не существуют в принципе. <...> Нравятся нам экосистемы? Конечно, нравятся, постольку–поскольку они нравятся потребителям. Это бизнес–модель, которая не просто имеет право на существование. Она доказывает свою привлекательность. Последняя ли эта бизнес–модель, на которой остановится развитие? Ну, конечно, нет — Швецов Сергей, Первый заместитель председателя, Центральный банк Российской Федерации.

Компании развивают экосистемы, чтобы сохранять привлекательные условия для потребителей

Давайте посмотрим на то, что происходит в мире в сфере финтеха. Для нас это близко. 6–7 лет назад, например, все <...> выбирали какой-то сервис, какую-то функцию и строили невероятно классный продукт, начинали набирать клиентскую базу. Достаточно быстро все поняли, что либо они выбрали продукт, который сложно монетизировать, либо стоимость привлечения клиента уже очень большая. Чтобы этого клиента удерживать, нужно строить дополнительные продукты в этой системе. Стратегия (экосистем. — Прим. ред.) абсолютно разумная. Нам, например, нужно сделать максимальную прибыль на потраченные деньги. То есть это скорее вопрос о том, насколько далеко стоит зайти, когда вы строите экосистему — Толлардо Нери, Директор по стратегии, вице-президент, АО «Тинькофф Банк».