Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, созданный в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 159 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 75 странах мира.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Мировая горная добыча: вызовы и перспективы
7 июня 2019
17:00—18:15

Промышленное развитие, начиная с перехода к машинному производству, наращивало потребность в ресурсах для производства, прежде всего в металлах и минералах.

Актуальность проведения сессии «Мировая горная добыча: вызовы и перспективы» определяется тем, что мировые корпорации горнодобывающей отрасли промышленности, удовлетворяя растущие запросы экономики в ресурсах, сталкиваются с определенными вызовами и угрозами. Основные вызовы, которые обсуждались на сессии:

  • экспоненциальный рост потребностей в минерально-сырьевых ресурсах в связи с наращиванием объемов производства и потребления благ человечеством и возможность достижения целей устойчивого развития,

  • истощение запасов богатых месторождений, необходимость разведки и освоения «бедных» или труднодоступных залежей;

  • ограниченность ресурсов для добычи и обогащения ископаемых, необходимость решения экологических проблем, как следствие, рост издержек.

В связи с этим рассматривался также вопрос о том, какова ситуация в России, с какими проблемами сталкивается отечественная горнодобывающая отрасль сегодня, каковы перспективы развития.

Первый вызов

Эксперты сошлись во мнении, что в настоящее время, наращивая потребление благ, человечество демонстрирует культ потребления, в результате чего горная отрасль оказывается заложником растущих потребительских запросов. Например, темпы роста потребности в меди, металле, без которого невозможно развитие высокотехнологичных отраслей и энергетики, практически удвоились за последние 20 лет. Если в начале ХХ века объем мирового рынка меди оценивался в 495 тыс. т, то в 1997 году мировая добыча достигла 11,5 млн т, а к 2019 году добыча и производство меди составили уже 24 млн т.

За период с 1997 до 2018 гг. количество потребляемой меди увеличилось вдвое (до 23,6 млн т), потому что промышленность и быт начали активно использовать этот металл в производстве батарей, всех проводниковых элементов, «Айфонов», компьютеров и пр.

По прогнозам биржевых аналитиков, потребление меди до 2035 года вырастет еще на 50% по сравнению с сегодняшним.

По мнению Олега Сиенко, первого вице-президента АО «Русская медная компания», этот прогноз занижен, так как нарастание потребности в меди идет очень быстро. Это связано с развитием электроавтомобилестроения (где требуются батареи, использующие в четыре раза больше меди, чем в обычном авто), с активным развитием телеметрии в трубах нефте- и газопроводов, где нужна медная оболочка и т. д.

Было отмечено, что сегодняшняя ситуация с добычей меди в России достаточно стабильная. Например, АО «Русская медная компания» имеет два больших месторождения – Михеевское и Томинское (объемы добычи – 27 млн т и 28 млн т в год) и перспективное Малмыжское (будет добываться 35 млн т руды в год), к разработке которого компания приступит в 2021 году.

Как отмечали эксперты, проблема сохранения ресурсов для будущих поколений в отрасли видится под углом зрения изменения подходов к добыче. Человечество не перестанет извлекать ресурсы, но оно должно использовать возможности максимального извлечения и переработки ресурсов с использованием безотходных технологий. Для решения проблемы нужна интеграция компаний, научного сообщества, общественности с тем, чтобы появилось больше центров принятия решений. В настоящий момент существует обоюдная заинтересованность бизнеса и науки в интеграции усилий в решении проблем отрасли.

Второй вызов

Как отметил Евгений Киселев, заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации, руководитель Федерального агентства по недропользованию во всем мире происходит процесс исчерпания рудных месторождений. Если раньше в золотодобыче было извлечение 20 кг на м3 в россыпях, потом стало 2 г на м3, то в начале 90-х годов на Алтае – 120 мг на м3. Примерно тоже самое происходило и с рудным золотом. Если сравнить с Древним Египтом, то тогда нормальным содержанием было 150–200 г на м3 горной массы, т.е. на тонну, а сейчас – 0,2 г на тонну.

Проблема имеет место и в добыче меди: содержание меди в породе в настоящее время примерно 0,4 г на м3. (на крупнейшем месторождении в Чили начинали с 2%).

При этом Россия имеет четвертое место в мире по разведанным мировым запасам меди (61 млн т, примерно 7%). Лидер по запасам – Чили, на втором месте – Австралия, на третьем – Перу. А по добыче Россия занимает 10 место.

С точки зрения обеспеченности минерально-сырьевыми ресурсами сегодня положение России не хуже, чем в 1956 году, когда Госплан СССР разработал документ по нормам обеспеченности для промышленности теми или иными видами полезных ископаемых, и сейчас этот баланс не изменился.

Евгений Киселев подчеркнул, что с точки зрения обеспеченности минерально-сырьевыми ресурсами страна находится в безопасности. В рамках разработки стратегии развития минерально-сырьевой базы РФ выявлены критические уровни обеспеченности промышленности теми или иными видами сырья. Только по единичным из них РФ подходит к линии невозврата, когда нужно предпринимать какие-то особые действия. По большинству видов полезных ископаемых у РФ таких проблем нет, и по стратегическим – точно нет. Есть группы рисков, которые отслеживаются.

Нет ни одной страны в мире, которая обладала бы абсолютно конкурентными, абсолютно тождественными запасами. Превзойти в этом плане Китай практически невозможно, т. к. по некоторым месторождениям у них почти 100% запасов. Но у РФ и у Китая совершенно различные природно-климатические условия, обусловливающие несопоставимость затрат. Например, запасы российского торфа находятся на 30% широты за Северным полярным кругом.

Никогда не будет у нас таких месторождений как в ЮАР, но у России есть норильское месторождение никеля, подобного которому вряд ли в мире откроют.

Несмотря на то, что российские запасы различного качества, мы абсолютно конкурентоспособны в этом плане, готовы заменить все своими ресурсами, вопрос в том, целесообразно ли это.

Дмитрий Осипов, генеральный директор ПАО «Уралкалий»: «С запасами калия в РФ также все хорошо, мы вторые в мире. Немного больше у объединенной канадско-американской компании „Нутрин“. По калию отрасли запасов хватает, инвестиций много».

Ежегодно ПАО «Уралкалий» из 11,5 млн т добычи поставляет на внутренний рынок 2,6 млн т производителям калийных удобрений и другой продукции.

У России пятое место по объемам выплавки стали, второе место по объемам производства алюминия, никеля, титана.

Все выступающие говорили о том, что в отрасли идет активное наращивание мощностей, наблюдается приток инвестиций. В настоящее время планируется ввод в действие новых месторождений на Чукотке (с объемом производства 230 тыс. т меди в год), в Красноярском крае два месторождения по добыче меди, никеля и кобальта, в Тыве, в Забайкалье. Объемы инвестиций от 100 до 200 млрд рублей.

Выступающими было отмечено, что снижение содержания полезного вещества в породе требует новых технологий, и это тянет за собой науку и производителей.

На вопрос, будем ли мы в ближайшей перспективе иметь дело только с трудноизвлекаемыми запасами или нет, или же доразведка, которую сейчас ведут все на действующих месторождениях, нас пока выручит, – однозначного ответа эксперты не дали, отметив, что процессы должны идти в обеих направлениях.

Третий вызов

В настоящее время процесс добычи и переработки определяется тем, сколько вложено в добычу ресурсов: энергии, металла, труда и пр. Единственный фактор, который постоянно убывает, – это труд, т. к. растет производительность труда.

Горная добыча использует все больше воды и при этом растет объем отходов, что, очевидно, увеличивает нагрузку на окружающую среду. Вода выступает как критический ресурс, потому актуализируется применение технологий, использующих обратное использование (рециркуляцию) воды на рудниках и шахтах.

Эксперты отмечали, что природно-технологическое взаимодействие – это дивиргентный процесс. В российской практике есть примеры применения природосберегающих технологий, например у АО «Русская медная компания».

У различных подотраслей горнодобывающий промышленности различные инвестиционные и производственные циклы, различные риски и различные ситуации в плане экологии.

В среднем рентабельность по горнодобывающей отрасли высокая – 17–25%, обеспечивающая ей конкурентоспособность на мировом рынке.

В ХХI веке горная промышленность принимает новые вызовы, но вместе с тем обретает и новые перспективы в связи с развитием технологической базы.

Процессы цифровизации производства активно проникают в отрасль. Основные направления научно-технологического развития горной добычи связаны с решением следующих задач:

  • разработка тех месторождений, которые ранее разрабатывались и были оставлены в силу истощения запасов или не разрабатывались в силу бедности;

  • повышение производительности используемой техники. Например, существует проблема низкой эффективности работы горнопроходческого оборудования, которая составляет всего 30%, требуется создание новых видов оборудования с более высокой эффективностью работы,

  • разработка технологий очистки используемой воды, обогащения руды,

  • развитие технологий цифровых двойников месторождений, использование возможности моделировать геологические, производственные ситуации и процессы с целью уменьшения ошибок.

Существуют и другие технологические ниши, которые перспективны к освоению в ближайшем будущем: машинное обучение, искусственный интеллект, облачные технологии и др. Перспективы отрасли в современных условиях напрямую связаны с ростом инноваций для сохранения объемов и рентабельности горной добычи, бесперебойного обеспечения мирового производства базовыми металлами и материалами. Мотивацией компаний в этом плане является повышение эффективности использования ресурсов и рост рентабельности.

Ситуация в мире складывается таким образом, что правительства многих стран ужесточают экологические требования к горнодобывающим компаниям, что, с одной стороны, положительно влияет на ситуацию, с другой, влияет на показатели рентабельности в сторону понижения. В этом плане применение новейших технологий, в т. ч. рециркуляции воды и других ресурсов дает возможность решать проблему экологии и экономить используемые ресурсы, снижая себестоимость. Можно получать двойной эколого-экономический эффект.

Лучшей мотивацией у компаний в этом плане выступает сохранение долгосрочных экологических балансов. При этом устойчивое развитие выдвигает более высокие экологические стандарты деятельности в отрасли. Экологические организации заставляют компании по всему миру решать неизбежно возникающие в отрасли экологические проблемы.

В ходе панельной дискуссии по проблеме перспектив развития отрасли эксперты выделили следующие положительные факторы:

  • адаптация к новым технологиям в горном бизнесе произошла раньше, чем в других отраслях и наиболее безболезненно. Американцы с середины 80-х годов делали цифровые карты, Россия выпустила первую цифровую карту в 1998 году, освоив технологию за два года. Сейчас все работают только с цифровыми картами;

  • горная добыча становится цифровой: мы подошли к варианту реализации рудников без участия человека, тоже на нефтяных месторождениях, например, Приобском;

  • российские металлургические компании завершили процессы модернизации, износ оборудования в черной и цветной металлургии составляет порядка 40%, объем инвестиций за последние 5 лет – 1,6 трлн рублей;

  • высокая экспортная ориентированность: в черной металлургии – 40%, в алюминии – 85%;

  • в России в последние годы очень активно начал развиваться сектор электронной промышленности, что будет определять рост внутреннего спроса на медь. Очевидно, что без отечественных комплектующих дальше невозможно развивать как космическое приборостроение, так и другие сектора;

  • конкурентоспособность продукции отрасли в связи с относительно низкой себестоимостью;

  • создание вертикаль-интегрированных предприятий, выпускающих конечную продукцию;

  • развитие месторождений тянет за собой развитие территорий: инфраструктуры территорий, создание рабочих мест, наполнение местных и региональных бюджетов, в т. ч. в рамках реализации национальных проектов.

Основным результатом действия данных факторов является то, что в отрасль идут достаточно большие объемы инвестиций.

Вместе с тем в качестве негативного фактора было указано на то, что общемировые процессы, связанные с введением санкций, усилением протекционизма, замедлением товарооборота и снижением объемов мировой торговли, напрямую негативно отражаются на отрасли.

Отвечая на вопрос «От чего будет зависеть динамика отрасли в будущем?» участники сошлись во мнении, что стабильность развития определяется полноценным процессом воспроизводства, при котором:

  • осуществляются геологоразведочные работы, открываются новые месторождения;

  • стимулируется спрос, в первую очередь, внутренний спрос;

  • осуществляется реальный переход от экстенсивного развития к интенсивному: вовлечение в разработку техногенных месторождений, переход к труднодоступным, бедным, низкорентабельным месторождениям на базе создания и внедрения новых технологий.

В конце сессии обсуждался вопрос об имеющихся у отрасли конкурентных преимуществах, к числу которых, по мнению участников панели, можно отнести следующие:

1) недоизученные с точки зрения геологии недра, сохранение возможностей открывать новые месторождения;

2) сохранение позиций мирового лидера в геологии и горном бизнесе;

3) высокий уровень специалистов в отрасли, имеющих самые широкие и разноплановые компетенции, накопленный опыт;

4) наличие достаточных мощностей;

5) наличие потенциала научно-образовательной составляющей в лице конкурентоспособных вузов и научных организаций.

К основным проблемам, имеющим место в отрасли, можно отнести следующие.

Проблема: недоиспользование имеющегося в отрасли потенциала, сохранение тенденции отставания темпов геологоразведки от темпов роста добычи.

Мы занимаем 11% территории суши мира, и нам необходимо по геологоразведочному бюджету иметь 11%. В 2012 году эта планка была 3%, сегодня – 6,5–7%.

Решение: необходимо переломить тенденцию отставания темпов геологоразведки от темпов роста добычи за счет целевой переориентации, государственных программ.

Проблема: наличие избыточных мощностей по отдельным секторам.

Загрузка в металлургической отрасли составляет порядка 70%.

Решение: развитие внутреннего спроса на основе повышения уровня доходов всех субъектов.

Проблема: слабое использование экспортных возможностей развития.

Перед химической и металлургической отраслями стоит задача увеличения несырьевого и неэнергетического экспорта к 2024 году, что потребует и создания новых мощностей в горнодобывающей отрасли, и создания портовой инфраструктуры для увеличения перевалки продукции, и инвестиций в сопутствующие проекты.

Решение: развитие как корпоративных программ повышения конкурентоспособности, так и активных государственных мер поддержки, подобных принятому Правительством соглашению о защите и поощрении капиталовложений.

Проблема: сохранения барьеров развития отрасли в связи с наложенными на экономику России санкциями.

Решение: развитие внешнеторговых отношений в рамках тех внешнеэкономических союзов и объединений, где Россия является участником; проведение политики сбалансированного взаимодействия, активного отстаивания национальных интересов; активного привлечения иностранных инвестиций.

Проблема: сохранения или восстановления экологического баланса на территориях добычи и переработки ископаемых ресурсов.

Решение: использование новейших технологий, в первую очередь, наилучших доступных технологий, возможностей ГЧП при разработке программ развития территорий.

Проблема: зарегулированность деятельности компаний отрасли, необходимость корректировки нормативно-правовой документации.

Решение: завершение оптимизации процессов регулирования, контрольно-надзорной деятельности компаний на основе «регуляторной гильотины», отказ от контроля бизнес-процессов компаний со стороны вышестоящих организаций, переход к контролю результатов; корректировка СНИПов с целью их актуализации, приведение в соответствие сложившимся реалиям «Закона о недрах».

Проблема: территориальная переориентация районов добычи, необходимость инфраструктурного обеспечения в неевропейской части страны для поддержки развития отрасли со стороны государства.

Европейская часть страны фактически исчерпала запасы своих месторождений многих полезных ископаемых. Поэтому развитие угольного, нефтяного, газового и горнорудного секторов будет в дальнейшем происходить в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке, на Севере.

Решение: необходима государственная поддержка данного процесса, использование инструментов ГЧП.

Эксперт:

Лариса Александровна Миэринь, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой национальной экономики Санкт-Петербургского государственного экономического университета.


Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.