нефинансовый институт развития
крупнейший организатор конгрессно-выставочных мероприятий
Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Конкурентоспособность России на мировом энергетическом рынке
24 Января 2018
11:00
Ключевые выводы
Действие антироссийских санкций является губительным для всего мирового энергетического рынка, но даже в данных условиях российская энергетика показывает хорошие результаты

«Хуже не санкции, а тема, связанная с протекционизмом, когда запрещают не только своим компаниям участвовать в реализации проектов, но и тем, кто связан с этими компаниями, кто не вводил санкции» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Санкции сегодня влияют на глобальную отрасль, на передачу технологий, и это плохо для всех» — Ергин Дэниел, Вице-председатель, IHS; сооснователь, IHS CERA.

«Санкции, которые были введены изначально, были введены при довольно высоких ценах на нефть, и задача состояла в том, чтобы повлиять на будущую добычу, а не на текущую продажу…» — Ергин Дэниел, Вице-председатель, IHS; сооснователь, IHS CERA.

«Санкции были введены в 2014 году, потом они расширялись. За период с 2014 по 2017 гг. у нас действительно увеличилась добыча нефти, на 15—20 миллионов, увеличилась добыча газа» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Благодаря санкциям мы научились сами заниматься добычей трудно извлекаемых залежей, у нас появились собственные разработки в рамках развития промышленности, науки, заказы» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Воздействие санкций можно считать только краткосрочным, и добыча в России продолжает увеличиваться, мы видим передачу определенных технологий» — Ергин Дэниел, Вице-председатель, IHS; сооснователь, IHS CERA.

Российский энергетический сектор остается высоко конкурентоспособным на мировых рынках

«Российская отрасль конкурентоспособна — она продает свою нефть» — Ергин Дэниел, Вице-председатель, IHS; сооснователь, IHS CERA.

«Россия имеет, на сегодняшний день, ответы на все вызовы [энергетическому сектору]. Наша стратегия развития энергетики подразумевает все эти направления, мы находимся в очень благоприятном географическом положении между Европой и Азией, имеем возможность поставлять энергоресурсы в различные страны, мы нацелены на диверсификацию, развитие соответствующей инфраструктуры, развитие современных технологий, увеличение доли на рынке сжиженного природного газа, мы нацелены на то, чтобы развивать сотрудничество с другими странами, мы активно участвуем в реализации проектов во всем мире, мы являемся открытой страной, которая готова обеспечивать условия для привлечения инвестиций в нашу страну, в том числе в энергетику» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Говоря о конкурентоспособности, <…> себестоимость добычи наших ресурсов достаточно низкая и очень конкурентоспособная, у нас огромные запасы и крупные месторождения, себестоимость добычи которых позволяет нам иметь конкурентоспособность, у нас диверсифицированные маршруты поставок энергоресурсов, у нас современные наши технологии, которые мы сами стали разрабатывать, зачастую из-за того, что нас, по сути дела, вынудили этим заниматься, введя по определенным технологиям санкционные ограничения» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Мы продолжаем совершенствовать наши технологии в нефтепереработке, повышать глубину извлечения, <…> развивать инфраструктуру. Развиваются перевозки: в 2017 году перевозки железнодорожным транспортом выросли примерно на 4,5%, авиаперевозки — на 20%. Эти показатели говорят о том, что, несмотря на те вызовы, которые стоят перед нами, несмотря на санкции, которые были введены, наша экономика активно преодолела эти трудности и мы готовы быть привлекательными для инвестиций в российскую экономику и российскую энергетику по всем направлениям, начиная от добычи, геологоразведки и переработки и участия в высоких технологиях производства оборудования, технологиях добычи и т. д.» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Конкурентоспособность нашей энергетики не зависит от того, что мы проводим совместные на протяжении последнего года действия, связанные с балансировкой рынка. Здесь другие цели — снятие излишков, накопленных за ряд лет, для того чтобы обеспечить стабилизацию ситуации на нефтяном рынке с точки зрения инвестиций, цены, снижения волатильности, обеспечения баланса спроса и предложения» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Нет никакой эйфории или особых чувств по поводу того, что российский газ по идее сегодня должен быть поставлен в Бостон. Это уже не российский газ, российский газ был продан. Да, молекулы российские, но фактически — это собственность других покупателей российского газа. Это говорит о том, что рынок глобальный, и в целом рынок СПГ становится все более и более глобальным. Здесь абсолютная конкуренция. Меняются цены, резко реагируют поставщики — везут туда, где складывается более выгодная цена в данный момент. Это абсолютно нормально. В Америке холодная погода, перебои со снабжением по трубе, мы тоже это прекрасно знаем, резко выросла цена на споте — значит, туда был перенаправлен танкер. Завтра он пойдет в другую сторону. В этом нет никаких проблем. Как нефтяной рынок — глобальный, мы в скором будущем будем двигаться в сторону того, что газовый рынок станет таким же глобальным и с точки зрения ценообразования, и с точки зрения поставок газа и т. д.» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Российский газ конкурентоспособен не только в Европе. Российский газ конкурентоспособен и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и в других уголках. Себестоимость добычи — меньше одного доллара. С учетом того, что мы сейчас активно развиваем Северный морской путь, транспортировка этого газа в Азиатско-Тихоокеанский регион будет почти на две тысячи километров короче, чем если идти через Суэцкий канал. Это еще больше увеличивает конкурентоспособность. Мы готовы конкурировать, мы выступаем за честную, открытую конкуренцию. Нам кажется, что в рамках международной торговли, в рамках тех правил, которые существуют в ВТО, нужно придерживаться именно таких правил. Это будет лучше для потребителя, лучше для энергобезопасности всего нашего земного шара и человечества» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

Российский энергетический сектор сохраняет высокий уровень инвестиционной привлекательности

«В последнее время создается очень благоприятная ситуация для привлечения инвестиций. Мы сегодня имеем рекордно низкую инфляцию — 2,5% по 2017 году. Рост экономики составил порядка 1,4—1,8%. Мы создаем необходимую налоговую гибкую систему, для того чтобы обеспечивать рентабельную добычу месторождений, разработку месторождений нефти и газа. Очередным этапом рассматриваем уже подготовленный законопроект о введении так называемого налога на добавленный доход, который позволит вовлечь еще в разработку большое количество нефти Западной Сибири, наших новых месторождений, которые на сегодня нерентабельны к добыче. У нас наиболее либеральное законодательство с точки зрения репатриации прибыли. И это тоже очень важный момент для привлечения инвестиций в российскую экономику» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Пару-тройку лет назад общая доля иностранных инвесторов в добыче нефти в России составляла 25%, сегодня, с учетом привлечения новых инвесторов, новых игроков, в том числе из АТР, мы вышли уже на показатель 31%. Треть добычи нефти относится к иностранным инвесторам» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Происходит смена инвесторов: те инвесторы, которым запретили участвовать в российских проектах, — они были заменены, пришли новые инвесторы из других регионов» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

Нефтехимия и СПГ являются для энергетического сектора России приоритетными векторами стимулирования смежных индустрий

«У нас существует государственная программа развития нефтегазохимии и есть четкое понимание до 2035 года, какие заводы будут построены по переработке сырья, какая продукция будет. Эта программа сбалансирована с точки зрения российского потребления и исключения зависимости от импорта полиэтиленов и полипропиленов и крупнотоннажной химической продукции. Мы её даже перевыполняем» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Для России развитие производства сжиженного газа — одно из ключевых направлений развития газовой отрасли. Такие решения были приняты в 2013 году, когда руководством страны было принято решение либерализовать экспорт сжиженного природного газа. Экспорт газа у нас всегда был монополизирован» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Нефтегазохимия <…> существует, чтобы удовлетворить потребность мира в новых синтетических продуктах» — Конов Дмитрий, Председатель совета директоров, генеральный директор, СИБУР.

«Когда мы говорим о развитии нефтехимии в России, которая за последние годы, как мне кажется, в том числе за счет программ, которые ведет Министерство энергетики, того достаточно четкого взгляда, как это должно развиваться, — нефтехимия скакнула вперед. Но она скакнула вперед в первую очередь для того, чтобы <…> удовлетворить по большинству проектов потребность других российских индустрий в синтетических продуктах. У нас никогда не было задачи создать нефтехимию, которая переработала бы все молекулы, перерабатываемые в нефтяной и газовой промышленности, из них сделать что-то и куда-то это продать. Я уверен, что это невозможно» — Конов Дмитрий, Председатель совета директоров, генеральный директор, СИБУР.

«Наличие дополнительного продукта на внутреннем рынке, доступного для переработки, в разы увеличивает использование этой продукции переработчиками. Это есть; я уверен, что те проекты, которые реализуются по плану развития нефтегазохимии, такой толчок дадут» — Конов Дмитрий, Председатель совета директоров, генеральный директор, СИБУР.

«Наша стратегия заключается не только в производстве крупнотоннажных полимеров. Мы пока что импортозависимы от конечной продукции. Основная задача — обеспечить производство в России и спрос на ту продукцию, которая будет использоваться не в качестве сырья для производства химической продукции, а именно саму химическую промышленность необходимо развивать, чтобы самим производить товары народного потребления» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Что касается экспорта СПГ — здесь либерализовано законодательство, дана возможность развивать и привлекать частные инвестиции, для того чтобы развивать это направление. Мы видим большие перспективы — в целом в мире увеличение доли производства, поставок и потребления СПГ. По нашей оценке, к 2035 году спрос вырастет в целом на газ где-то на 1 триллион 300 кубических метров газа, из них доля СПГ будет большей частью с точки зрения спроса. Сейчас доля — 32% в международной торговле, к 2035 году она будет больше 50%. У нас стоит задача активно участвовать в этом процессе. Россия — великая газовая держава. Мы сегодня имеем почти 20% рынка в международной торговле, но доля СПГ — маленькая; мы будем развивать это направление, привлекать инвесторов» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Россия усилила свои позиции на глобальном рынке СПГ. И это не просто глобальный рынок, это наиболее быстро растущий рынок энергоресурсов» — Храмов Денис, Заместитель председателя правления, ОАО «НОВАТЭК».

«Рост потребления СПГ по миру — с текущих 293 миллионов тонн потребления в прошлом году к 2030 году вырастет на 73%» — Храмов Денис, Заместитель председателя правления, ОАО «НОВАТЭК».

«Драйвер роста — текущая сравнительно невысокая цена на СПГ, которая сложилась в мире» — Храмов Денис, Заместитель председателя правления, ОАО «НОВАТЭК».

«Проект „Ямал СПГ“ успешно запущен. Планируем запустить вторую и третью линию этого завода с опережением графика в 2018 и 2019 гг.» — Храмов Денис, Заместитель председателя правления, ОАО «НОВАТЭК».

«Ресурсная база Ямала и Гыдана позволяет занимать России убедительное место на рынке природного газа вообще и рынке СПГ в частности» — Храмов Денис, Заместитель председателя правления, ОАО «НОВАТЭК».

Россия является ключевым игроком мирового энергетического рынка, от действий которого во многом зависит рыночный баланс

«Наша компания, и я в том числе, были сторонниками того, чтобы это соглашение [соглашение OPEC+] состоялось, потому что мы прекрасно понимаем, что это была критическая ситуация, когда цена нефти уходила ниже 30 [долларов за баррель], и для нас уровень 50 долларов — был тот уровень, на который нацеливалось это соглашение. Мы преодолели 50, вышли на 60, этого все равно стало мало странам-производителям, и уже уровень 70 [долларов за баррель] — тот ориентир, который сегодня декларируется. Мы можем повторить ту ситуацию, которая сложилась в середине нулевых, когда цена с 9—12 долларов [за баррель] выскочила за 140, потом начались активные инвестиции в альтернативную энергию, энергосбережение, и мы пришли к тому, к чему пришли, что снова пришли к 30 долларам [за баррель]» — Алекперов Вагит, Президент, член совета директоров и председатель правления, ПАО «ЛУКОЙЛ».

«Наши отрасли, которые показывают положительную динамику, объективно отражают ситуацию, связанную с улучшением экономической ситуации. Если говорить об энергетике, 2017 год стал рекордным годом по нашим показателям: в нефтяной отрасли мы сохранили объемы добычи на уровне 2016 года, потому что у нас действовало соглашение между странами OPEC и не OPEC, в газовой отрасли прирост добычи составил 50 миллиардов кубометров, мы вышли на показатель 690 миллиардов кубометров, в угольной отрасли мы также побили все рекорды всех лет — вышли на показатель 410 миллионов тонн» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Такая практика [взаимодействие со странами OPEC и не OPEC] показала свою эффективность, и, даже если нам не нужно будет предпринимать совместных действий на рынке, мы изъявляем некое желание и видим необходимость в том, чтобы продолжать общение между теми странами, которые сегодня скооперировались и взаимодействуют между собой. Те встречи, которые происходят, — показывают, что это эффективно: мы обмениваемся информацией, мы можем проводить исследования по различным направлениям, которые могут дать нам позитив для наших совместных действий и позитив для нефтяного рынка. Речь идет о некоем неформальном или формальном взаимодействии аналитического, консультационного характера. Это будет полезно и экспортерам, и потребителям» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Соглашение, о котором говорил господин Министр [соглашение OPEC+], — это историческое соглашение. Мы пытались найти правильную формулировку, мы назвали это „Венской группой“, поскольку не могли найти лучшей формулировки. По сути, это новое представление о новой реальности. Россия — это самый большой производитель, плюс Саудовская Аравия — это основа, фундамент рынка, и тут требуется диалог, требуется сотрудничество для обеспечения стабильности. Совершенно разумно иметь такое соглашение, должен быть такой диалог между производителями такого масштаба» — Ергин Дэниел, Вице-председатель, IHS; сооснователь, IHS CERA.

Проблемы
Соглашение OPEC+ влияет на инвестиционные циклы нефтедобывающих компаний

«Надо сегодня иметь ориентир. Главным ориентиром должны быть те сверхнормативные остатки, которые сегодня формируются на свободном рынке. Их было почти 700 миллионов баррелей, сегодня это 146 миллионов баррелей, к апрелю, скорее всего, это все будет сбалансировано теми темпами, которыми сегодня падают остатки. Тогда уже надо на уровне министерств вырабатывать механизм, как сбалансировать рынок и постепенно выходить из этой ситуации» — Алекперов Вагит, Президент, член совета директоров и председатель правления, ПАО «ЛУКОЙЛ».

«Мы сегодня не сократили наш инвестиционный цикл, то есть из-за того, что мы сегодня вводим новые мощности, мы эти мощности останавливаем, потому что уровень добычи нефти мы сохраняем согласно договоренности. Если это будет еще продлено на год [соглашение OPEC+], то нам нужно будет пересматривать свои инвестиционные программы, потому что готовить потенциал, который не вовлекается в экономические процессы, — это неразумно» — Алекперов Вагит, Президент, член совета директоров и председатель правления, ПАО «ЛУКОЙЛ».

«В прошлом году было открыто месторождений всего на 7 миллиардов, хотя традиционно эта цифра была от 20 до 70 миллиардов. То есть инвестиции в геологоразведку резко сокращены, переход в следующий этап — в разработку — приостановлен, последние три года практически ни одного крупного проекта не перешло в новый этап. Это приведет к тому, что в ближайшие 3—5 лет мы увидим резкий рост цены на наш продукт [нефть]» — Алекперов Вагит, Президент, член совета директоров и председатель правления, ПАО «ЛУКОЙЛ».

Долгосрочные инвестиции энергетических компаний требуют более стабильного и прогнозируемого институционального обеспечения

«Налоговая система России дает развиваться энергетическому сектору. У нас есть один минус — частая смена правил, налоговых, в нефтяной отрасли. Стабильность налоговой системы, а это может произойти через налог на добавленный доход. Надеюсь, что этот эксперимент, начавшись в 2019 году, будет достаточно быстро развиваться, и мы сможем через эту систему стабилизировать наше налоговое обременение и иметь перспективы для развития крупных инвестиционных проектов» — Алекперов Вагит, Президент, член совета директоров и председатель правления, ПАО «ЛУКОЙЛ».

«Мы сделали большой рывок за последнее десятилетие в российской нефтехимии. Мы без специального подхода по ценовому регулированию или стимулированию со стороны государства не сделаем Россию глобально большим игроком в нефтехимии» — Конов Дмитрий, Председатель совета директоров, генеральный директор, СИБУР.

«Если мы хотим вырастить из себя очень крупного переработчика углеводородов в нефтехимическую продукцию — натуральным образом это не произойдет. Это должна быть отдельная государственная задача, кто-то должен это поддержать специальными стимулирующими мерами» — Конов Дмитрий, Председатель совета директоров, генеральный директор, СИБУР.

Решения
Зарубежные проекты российского нефтегазодобывающего бизнеса повышают его конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность

«Газовая промышленность не может развиваться локально в отдельно взятой стране, она, как правило, начинает деградировать» — Алекперов Вагит, Президент, член совета директоров и председатель правления, ПАО «ЛУКОЙЛ».

«Наше присутствие на глобальном рынке носит двойной вариант. Мы выходим в партнерстве с нашими коллегами — как правило, это крупнейшие компании по реализации обычно крупных мегапроектов. Это было в Казахстане, Азербайджане, сегодня это происходит во многих странах, сегодня мы в альянсе достаточно активно расширяемся в мексиканском заливе, на шельфе Мексики, в Восточной Африке. Это дает возможность формировать новые альянсы как технологические, так и новые альянсы финансовые, то есть строятся совместные финансовые схемы, которые под проектное финансирование… Это дает возможность понять новые провинции, геологию этих провинций нашим специалистам, и это дает возможность нам зарабатывать дополнительные деньги» — Алекперов Вагит, Президент, член совета директоров и председатель правления, ПАО «ЛУКОЙЛ».

«Сегодня присутствие российских компаний за пределами России — это органичная возможность работать на глобальном рынке, что и делается» — Алекперов Вагит, Президент, член совета директоров и председатель правления, ПАО «ЛУКОЙЛ».

Поддержание справедливой конкуренции на мировых энергетических рынках является залогом успешной работы всей отрасли

«Нет никакого сомнения в том, что рынок будет более конкурентным, поскольку появилась американская сланцевая нефть, другие инвестиции, другие отношения на денежных рынках, могут быть движения вверх и вниз, но в конечном итоге это всего 5—6% от мирового рынка. По сути, здесь меняется мышление относительно рынка, делаются определенные поправки» — Ергин Дэниел, Вице-председатель, IHS; сооснователь, IHS CERA.

«Сланец не решит всех проблем. Да, он краткосрочно закрывает прирост потребления, но он не закроет весь прирост потребления» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

«Мы не приемлем, не понимаем и выступаем категорически против, когда некоторые выступают и говорят, что в Европу нужно поставлять не российский газ, а другой газ, который по цене гораздо дороже, потому что якобы российский газ там занимает доминирующее положение. И в этом плане мы должны такую политическую стратегию проводить, чтобы уменьшить объемы поставок российского газа. Но мы уже 50 или 60 лет, с 60-х годов, поставляем газ надежно, безопасно для европейских потребителей и являемся надежными поставщиками. Подтвердили это всей своей историей взаимоотношений. И, конечно, мы рассчитываем на то, что наши коллеги из Европейской комиссии, которые очень активно противодействуют строительству и развитию соответствующей инфраструктуры, в частности „Северного потока — 2“, принимают любые действия для того, чтобы этот газопровод не был построен, а чтобы была только одна инфраструктура, которая не диверсифицирована, не конкурентоспособна, или только чтобы поставлялся сжиженный природный газ только известно из какой страны. Важно сохранить конкуренцию, и от этого только выиграют потребители и с точки зрения качества и надежности» — Новак Александр, Министр энергетики Российской Федерации.

Технологическое развитие российской энергетики должно происходить своевременно и системно

«Этот разброс — сделать [технологии] для того, чтобы иметь от этого преимущество и выгоды и тиражировать — одна тема; а использовать один раз, потому что мы ее используем здесь, потому что здесь есть сырьевой ресурс и мы понимаем, что есть рынок, — нам эта технология не нужна. Есть другие технологии, где мы видим похожие на «НОВАТЭК» ситуации и в них инвестируем, и будем там защищать их, но мы не будем делать (как в моем примере) один раз, тратить на это деньги, лучше построим мощность, заработаем для страны деньги, реинвестируем в другие проекты и сделаем это за 5 лет, чем мы будем 10 лет заниматься разработкой технологии, чтобы один раз ее воспроизвести» — Конов Дмитрий, Председатель совета директоров, генеральный директор, СИБУР.

«Еще один кит конкурентоспособности, который можно было бы упомянуть в отношении арктического СПГ. Мало того, что СПГ нужно разведать, произвести, газ нужно сжижать, его нужно доставить. Здесь развитие Северного морского пути, развитие навигации на Севморпути, проходы по нему в круглогодичном режиме танкеров ледового класса, которых уже 15, наращивание опытов и компетенций работы с Севморпутем — это дополнительный резерв в повышение конкурентоспособности» — Храмов Денис, Заместитель председателя правления, ОАО «НОВАТЭК».

«Ресурсная база — не единственное конкурентное преимущество. Вторая важная составляющая — технологии. Мы уделяем этому очень большое внимание. Четвертая линия завода «Ямал СПГ» будет построена по уже отдельной технологии сжижения, которую можно отнести к собственной технологии, будет использовать арктический климат в значительной степени и будет производить порядка 1 миллиона тонн в год» — Храмов Денис, Заместитель председателя правления, ОАО «НОВАТЭК».

Дальнейшее освоение азиатских рынков — важный фактор развития энергетического сектора России

«Развитие нефтяной и газовой промышленности на востоке страны создает базу (и мы, очевидно, увидим такие проекты в ближайшие 5, 7, 10 лет), создает возможность развития нефтехимических мощностей, направленных на азиатский рынок. То, что мы видим сегодня — что основной новый, дополнительный спрос на эту продукцию будет в странах Юго-Восточной Азии» — Конов Дмитрий, Председатель совета директоров, генеральный директор, СИБУР.

«Развитие российской энергетики в сторону Восточной Сибири и Дальнего Востока позволяет иметь более сильную конкурентную позицию ближе к основному растущему рынку потребления» — Конов Дмитрий, Председатель совета директоров, генеральный директор, СИБУР.