Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие с 130 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 70 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Ком растет. Социальное неравенство как глобальная проблема и роль бизнеса в ее решении
24 мая 2018
11:00—12:15

Отличительная черта современного общества — его различия по национальным, социальным, демографическим, классовым, гендерным, религиозным, материальным и многим другим признакам — привела к возникновению социального неравенства. Ранее оно проявлялось в виде насилия над человеком, сегодня это так явно не происходит; тем не менее, проблема социального неравенства имеет место. Кроме того, те формы, которые сегодня принимает социальное неравенство, невозможно полностью истребить. Разумеется, люди различны по возрасту, полу, расовой принадлежности, уровню интеллекта и по многим другим признакам. Различия между людьми, которые вызваны их физиологическими и психическими особенностями, называются естественными. Социальные же различия, то есть те, которые порождены социальными факторами, такими как уклад жизни, социальная роль в обществе, разделение труда и пр., ведут к различиям в уровнях доходов, в обладании разным количеством собственности, власти, престижа, образования, достижению лучшего социального статуса. Именно разные уровни социального развития становятся основой для социального неравенства.

Этот феномен сегодня существует, он состоялся, возможно, видоизменяются только его формы. Поэтому сегодня важным представляется выяснить, возможно ли решение этой проблемы, как обществу и бизнесу решать ее, как политики могут повлиять на проблему социального неравенства и многие другие.

В своей книге «Просвещение сегодня» (Enlightenment Now: The Case for Reason, Science, Humanism, and Progress. Viking, 2018) Стивен Пиркен, профессор психологического факультета Гарвардского университета, отметил, что глобализация привела к росту доходов в большинстве сегментов современного общества и население в общем значительно улучшило свой образ жизни. Он утверждает, что часто обсуждаемая проблема «роста неравенства» — это локальный феномен, который в большей степени связан с недостатком рабочих мест в западном мире, при этом такой феномен переносится и на другие страны. Кстати, Билл Гейтс называл эту работу «своей любимой настольной книгой». Может быть, потому, что профессор Пиркен — его близкий друг?

В связи с этим заместитель генерального директора — директор дирекции информационных программ Первого канала Кирилл Клеймёнов поднял вопрос: так ли уж плохо социальное неравенство?

Мнение большинства участников дискуссии сошлись на том, что в целом социальное неравенство негативно влияет на развитие экономики. И все призывают правительства стран делать все возможное, чтобы снизить негативный эффект от этого феномена. Заместитель Генерального секретаря Организации Объединенных Наций; исполнительный секретарь Экономической и социальной комиссии Организации Объединенных Наций для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО) Ахтар Шамшад отметила, что возникающее социальное неравенство в здравоохранении, образовании, доступу к технологиям, неравенство в заработной плате тормозит развитие мировой экономики в целом. Возникает социальная изоляция определенных слоев населения, что в свою очередь подстегивает и еще больше увеличивает разрыв между слоями населения. Существует множество факторов, обуславливающих возникновение социального неравенства, но главной причиной и следствием этого процесса становится неравномерное и не всегда справедливое распределение ресурсов.

По словам президента PwC Боба Морица, благодаря развитию технологий в настоящее время проблема социального неравенства стала более выпукла. То есть благодаря развитию технологий люди могут видеть и понимать, что существует социальное неравенство между различными слоями населения. Поэтому правительствам следует искать баланс между тем, что они могут сделать и что они уже делают для устранения причин и последствий социального неравенства в обществе.

Современные процессы глобализации и деятельность крупных транснациональных компаний приводят к еще большему расслоению общества и социальному неравенству, поэтому стоит задуматься, только ли правительства могут оказывать влияние на процесс сглаживания последствий социального неравенства?

По мнению заместителя председателя (главного экономиста) — члена правления Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» Андрея Клепача, важным представляется понятие социальной справедливости, поскольку не только показатели экономического роста, экстраполяции доходов или социальной стабильности определяют уровень социального неравенства. Неравенство в доходах не всегда плохо, если есть понятие социальной справедливости. Например, в России и в США в 2017 году примерно одинаковый уровень индекса Джини — около 40%.

Поскольку расслоение общества чаще всего сегодня определяется именно различиями в доходах, то закономерным представляется вопрос: какая экономическая модель имеет будущее — американская или северно-европейская (датская)? В ответ на этот вопрос Кирилла Клеймёнова все участники дискуссии определили, что любая модель имеет место для существования и невозможно выбрать единую универсальную модель. Например, вице-президент Группы Всемирного банка по Европе и Центральной Азии Сирил Муллер отметил, что если рассматривать вопрос социального неравенства в рамках одной страны, то возможным решением представляются инвестиции в людей. Надо делать акцент не только и не столько на равномерности распределения доходов, сколько на справедливой доступности образования, равноправия в реализации человека. То есть дать всем людям одинаковую возможность в самореализации, чтобы все имели возможность получать отдачу от приложенных усилий. Директор АНО «Агентство социальной информации», ведущий эксперт Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Елена Тополева-Солдунова также утверждает, что не существует универсальной экономической системы. Тот факт, что в течении 70 лет в России пропагандировалась идея о том, что все равны, привел к тому, что люди разучились проявлять инициативу. Так может быть, именно умеренное социальное неравенство может стать мотивом для людей к проявлению инициативы? При этом государство, компании и сами граждане должны позаботиться о том, чтобы уровень социального неравенства постепенно снижался. Боб Мориц заметил, что, хотя и не существует единой экономической модели, важно понять, кто ответственен за реализацию той или иной системы. То есть, чтобы роль государства заключалась не в поиске виновного, а в четком обозначении границ ответственности.

Известно, что во Франции доходы более 1 млн евро в год облагаются налогом на доходы в размере 75%. Существуют налоги на недвижимость, налог на богатство (например, во Франции — 70%), поднимается вопрос о введении налога на наследство свыше 5 млн евро. В России налога с наследства нет, как и в таких странах, как Австрия, Португалия, Латвия, Швейцария или Кипр. В других европейских странах ставка налога варьируется от степени родства: чем родство ближе, тем налог меньше. Например, во Франции налог составляет от 5 до 60%, в Финляндии — 0–36%, в Турции — 1–10%, в Германии — 7–50%, в Испании — 7,65–34%, в Чехии — 0–40% и т. д. Соответственно возникает вопрос, помогут ли подобные меры снизить уровень социального неравенства?

По мнению Андрея Клепача, в России целесообразно ввести налог на наследство, используя опыт США и ЕС по созданию трастовых фондов по управлению наследством, создавать в России институт наследования по аналогии с европейскими и американскими. Сирил Муллер полагает, что необходимо использовать всю систему налогообложения для снижения уровня социального неравенства в стране. Только справедливое распределение налогового бремени может привести к справедливому распределению доходов. А налог на наследство справедлив, вопрос заключается только в последовательности и справедливости его введения, чтобы не вызвать недовольство наследников. Ведь неспроста постепенно снижается количество стран, использующих налог на наследство. Финансовый директор компании IKEA Хувенсио Маэсту Эррера полагает, что важна комплексная система налогообложения, то есть отмена одного налога должна быть компенсирована введением другого. Боб Мориц выразил сомнение в справедливости введения налога на наследство, обосновав свою точку зрения так: богатый человек за свою жизнь накопил состояние, заработал много денег и всю жизнь платил с них налоги, следовательно, насколько же справедливо повторно облагать все его деньги налогом на наследство после его смерти, раз они уже как минимум однажды облагались налогами? По мнению Ахтар Шамшад, одного налога на наследство недостаточно. Более важным представляется сбалансированность системы налогообложения. Если налоговая система подразумевает предоставление налоговых льгот одним, чтобы обеспечить индустриализацию и занятость, это хорошо, но это должно быть чем-то сбалансировано. Ведь всегда есть необходимость в формировании эффективной системы социальной защиты и социального обеспечения, которая служит неизменным элементом эффективной системы налогообложения.

Поскольку не всегда и не везде возможно добиться социально справедливого распределения дохода посредством регулирования и оптимизации системы налогообложения, возникает закономерный вопрос: есть ли иные способы снижения уровня социального неравенства, кроме перераспределения средств от богатых к бедным?

Елена Тополева-Солдунова в ответе на этот вопрос подчеркнула, что главное — это добровольное желание людей и компаний повышать уровень социальной ответственности. То есть поддерживать инициативу граждан на совершение благотворительности, а также подталкивать компании на помощь и поддержку социально незащищенных слоев населения. Такая система уже существует — например, с 2000-х годов в России действует Социальная хартия российского бизнеса (Российский союз предпринимателей и промышленников), которая положила основу корпоративной социальной отчетности для крупных компаний. Такая отчетность отражает спонсорские, благотворительные программы компании, а также последствия такой деятельности как для самой компании, так и для покупателей, государства, акционеров, контрагентов и прочих связанных с компанией лиц. Сегодня система подготовки и сдачи социальной отчетности недостаточно распространена, но есть и успешные примеры компаний, которые проводят эффективную работу в части корпоративной социальной ответственности. Например, компания «Роснефть» в Республике Ингушетия реализовала значимый проект по обеспечению населения качественной питьевой водой, а в Республике Башкортостан построила комплекс очистных сооружений «Башнефть-Уфанефтехима» производительностью 84 тыс. куб. метров в сутки, потратив на это около 11 млрд рублей. Также важно развивать идею о спорности и этичности получения компаниями сверхприбылей, то есть возможность постепенного создании гибридных компаний, чего-то среднего (переходный этап) между коммерческой и некоммерческой структурой с высоким уровнем социальной ответственности. Господин Эррера отметил, что сегодня правительства во многом зависят от мнения общества. На сегодняшний день равенство должно рассматривать не только с точки зрения разницы в доходах, сколько в рамках расового, возрастного и гендерного равенства. Когда все виды равенства станут идеей бизнеса, тогда можно будет наблюдать снижение уровня социального неравенства. По мнению городского советника г. Курбевуа Араша Дерамбарша, снижение уровня социального неравенства возможно в том случае, если те, кто имеет много, то есть богатые люди, будут помогать тем, кто имеет мало, кто «отстал на 200 миль». Богатые должны помогать бедным людям не только и не сколько повысить уровень доходов, сколько достигать мечты, что позволит добиться равноправия в обществе между всеми слоями населения.

В апреле 2017 года в журнале Nature Human Behaviour была опубликована научная статья «Почему люди предпочитают общество, в котором есть неравенство», в которой исследователи Йельского университета (США) утверждают, что люди предпочитают жить в обществе, где существует неравенство. Авторы работы объясняют это тем, что люди будут выражать недовольство тем, что и те, кто трудится изо всех сил и те, кто бездельничает, получают в итоге равное вознаграждение. Например, в одном эксперименте группе детей 6–8 лет попросили вручить нечетное количество наградных ластиков двум мальчикам, которые убирали комнату. Интересно, что, когда детям говорили, что мальчики работали одинаково хорошо, дети давали мальчикам поровну, выбрасывая лишний, нечетный ластик, потому что считали несправедливым давать кому-то больше награду. Если же детям говорили, что один мальчик работал лучше, тогда дети единогласно давали ему больше ластиков, чем другому. По словам участника исследования аспирантки психологии Йельского университета Кристины Старманс: «Мы доказываем: представление общества о том, что неравенство в доходах как таковое неприемлемо для большинства, — неверно. То, что прежде всего беспокоит людей, — это несправедливость». В связи с этим возникает вопрос, как создать общество, в котором люди готовы к неравенству?

По мнению Сирила Муллера, пока существуют люди, которые богаче и сильнее, в обществе всегда будет существовать стимул для других к повышению своего благосостояния. Это естественным образом будет вести к снижению уровня социального неравенства. Вопрос заключается только в том, насколько справедливо распределены возможности по повышению благосостояния и положения в обществе для разных слоев населения?Андрей Клепач предлагает добиваться кооперации бизнеса и социальной ответственности. То есть руководители компаний, кроме достижения высокого уровня прибыли, должны заботиться о сохранении рабочих мест, о повышении квалификации и уровня образования своих работником, об экологии и т. д. Немаловажно также добиваться справедливости и равноправия в доступности здравоохранения и образования. Хотя в ответе на этот вопрос Ахтар Шамшад и сказала, что полностью устранить социальное неравенство невозможно, но обеспечение нулевой терпимости к бедности и голоду, сокращение разрыва между бедными и богатыми, обеспечение социального, экономического и экологического баланса, снижение уровня всех видов социального неравенства — важнейшие направления работы ООН. Господин Дерамбарш призвал весь мир, и компании, и всех граждан, к созданию единой системы, единого общества, где не будет перекосов в социальных вопросах и будет обеспечен гуманизм и взаимопонимание. Елена Тополева-Солдунова отметила, что совместная работа и компаний, и граждан, и правительства может обеспечить снижение уровня социального неравенства и стабильное развитие общества в целом. Господин Эррера отметил, что справедливость и снижение уровня социального неравенства возможно только при балансе между людьми, бизнесом и планетой. Это три кита, на которых должно строится справедливое общество. А Боб Мориц сделал акцент на ответственности и подотчетности как компаний, так и граждан, и правительства.

По итогам проведения дискуссии выделено несколько важных направлений работы по снижению уровня социального неравенства, а именно — согласованная работа правительства, компаний и граждан по снижению уровню социального неравенства, оптимизация системы налогообложения, социальная ответственность компании в оказании поддержки нуждающимся, возможность принятия тезиса «сверхприбыль компании — это неэтично». Кроме того, важным представляется обеспечение расового, возрастного и гендерного равенства, нулевая терпимость к проблеме бедности и голода, развитие инициативы граждан в оказании помощи и поддержки нуждающимся.


Автор:

Наталья Алексеевна Солодкина, кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики и международных экономических
отношений Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.