Cоциально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, спортивных, общественных мероприятий и событий в области культуры

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, спортивных, общественных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 2500 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 122 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 69 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Большой потенциал малого бизнеса
9 апреля 2019
12:00—13:30

Сейчас все осознают, что Арктика при своем колоссальном потенциале является слаборазвитой, если не сказать отсталой, территорией в плане социально-экономического развития. Это связано тем, что эта территория наиболее пострадала от смены курса развития государства и перехода к рынку, что автоматически сделало ее неконкурентоспособной, убыточной из-за естественных повышенных затрат на все стороны жизни. Справедливо замечание Ольги Епифановой, заместителя Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, которая сравнила конкуренцию бизнеса арктического и бизнеса из Центральной России с соревнованием по бегу, когда у одного из участников в руках тяжелый мешок. При этом очерченные ориентиры по нацпроекту предполагают рост доли ВВП, которая обеспечивается малым и средним предпринимательством (МСП) до уровня 32,5%, и занятости в 25 млн человек.

Основной проблемой для бизнеса в Арктике является крайне низкая покупательная способность населения и высокая затратная нагрузка, что отметили все спикеры. Темп сокращения числа предпринимателей вполне соответствует темпам оттока населения: так, в 2018–2019 гг. убыль малого бизнеса составила 24 тыс. человек и 4 тыс. предприятий (Александр Калинин, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»). Следствием этих негативных условий является то, что пояс территорий, которые прилегают к Арктике, напротив, является очень развитым в части МСП (Вадим Живулин, заместитель Министра экономического развития РФ; Иван Кулявцев, Министр экономического развития Архангельской области), то есть можно понимать, что стремление работать в Арктике есть, но для повышения конкурентоспособности и устойчивости бизнеса его разумнее зарегистрировать там, где ниже нагрузка. Одним из радикальных вариантов может быть отмена северных и климатических коэффициентов для жителей Арктики, однако это путь к росту социальной напряженности. Более взвешенными решениями могут быть льготные режимы (по типу самозанятости и налогообложения в 4 и 6% при работе с физическими и юридическими лицами соответственно). Также возможно использовать режим отчислений, аналогичный тому, что применяется на территориях опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) — 7,6%; предложение готовится в рамках концепции развития арктического бизнеса Минвостокразвития (Александр Калинин, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»).

Очевидно, что тон развития Арктики будет задавать крупный бизнес. Поэтому на него ложится ответственность по обеспечению роста качества жизни населения. Важной мерой является оставление в муниципалитетах 10% от отчисляемого в региональный бюджет налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), это обеспечит дополнительные средства на развитие поселковой среды. В Норильске было найдено решение для снижения социальной нагрузки на градообразующее предприятие, через развитие среды для МСП для чего было организовано АНО «Агентство развития Норильска». По словам Светланы Рубашкиной, директора АНО «Агентство развития Норильска», «Норникель» поставил задачу, чтобы город развивался. Поддержка бизнеса привела к тому, что с 2015 г. повысилось качество жизни и развилась сервисная экономика (торговля и такси). Другой проблемой взаимодействия крупного и МСП является развитие кооперации и вовлечение малого бизнеса в поддержку проектов освоения Северного морского пути (СМП). Это возможно осуществить через преференции для отечественных и особенно местных компаний. Сейчас закон о госзакупках предполагает 15%-ю преференцию в цене в случае выбора отечественного поставщика. Для Арктики вопрос стоит в возможности 25%-й преференции.

Для территорий, где нет крупных предприятий и не удерживается другая работа кроме школы, больницы и котельной, вопросы социального обслуживания стоят гораздо острее. Решение может быть в создании центров социального обслуживания, это позволит развивать бизнес и повышать качество жизни населения. Однако для воплощения этого необходимо софинансирование их создания со стороны государства, как это делается с технопарками (Владимир Солодов, председатель Правительства Республики Саха (Якутия)). Совершенно иным вектором обеспечения условий для малого бизнеса может стать экспорт, и роль СМП будет заключаться в доступе на рынки, в 10 и 100 раз большие. Арктика обладает множеством уникальных товаров: оленина, дикоросы, ягоды, мамонтовая фауна, которые могут найти рынки сбыта в мире, однако сейчас пребывают в «серой зоне». И еще одним вектором для развития МСП является туризм, однако для его запуска важно не только регулирование межбюджетных отношений, кооперационные усилия, но и серьезная реконструкция и перестроение системы авиационного сообщения.

Что касается законодательства, сейчас в Арктике действует более 500 различных нормативных актов, которые так или иначе влияют на деятельность предпринимателей. Многие из них действуют с советских времен и уже не соответствуют реалиям. Новые законодательные инициативы также не всегда учитывают особенности территорий. Созданная в Якутии региональная лизинговая компания не смогла распределить 2 млрд рублей, так как ни одно предприятие Якутии не подошло под критерии (Владимир Солодов, председатель Правительства Республики Саха (Якутия)). Аналогичную проблему отметила Светлана Рубашкина, директор АНО «Агентство развития Норильска». Предприниматели ничего не знают о мерах поддержки и даже если слышали о них, то не могут разобраться в нормативно-правовой базе. В итоге на 5 тыс. предпринимателей Норильска только 10 человек получили поддержку. Важнейшим решением, по мнению Ольги Епифановой, заместителя Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, является инвентаризация и создание новой компактной законодательной базы. В Арктике активно могут развиваться семейные бизнесы, но важно снизить бюрократическую нагрузку, для чего предложено решение в виде семейного патента (Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации).

Проблема индивидуальных предпринимателей (ИП) на Севере в том, что, выполняя функции государства по обеспечению проезда к месту отдыха для всей семьи наемного работника, выплачивая северные надбавки, предприниматель не может сам рассчитывать на аналогичную социальную защиту. То есть затраты на отдых его и его семьи не могут быть поставлены в затраты ИП и должны финансироваться из прибыли. Также самому предпринимателю не положено пособия по потере трудоспособности, нет права возмещать налог на доходы физических лиц (НДФЛ) в течение 3 лет. Возникает ситуация, при которой, обеспечивая равные права для граждан, малый бизнес несет обязательства такие же, как и крупный (Вадим Живулин, заместитель Министра экономического развития Российской Федерации). Бывают случаи, когда человек работает по найму и параллельно открывает свое дело, чтобы снизить возможные риски. Это может иметь свои негативные последствия в виде пренебрежения к здоровью, роста заболеваемости и т. п. В целом же это важнейший фактор, который обусловливает нежелание населения становиться предпринимателями в Арктике, так как наемным работником быть более выгодно и безопасно.

Дополнительной сложностью является отчисление страховых взносов с северных надбавок, что входит противоречие с решением Конституционного суда, которое было принято в 2017 г., об оплате северных надбавок сверх минимального размера оплаты труда (МРОТ). Однако невозможно подготовить обоснование этого решения, так как Росстат не выделяет подобную информацию в статистических формах и для ее получения необходимо полевое исследование (то есть сбор информации вручную). При этом такое решение об отмене излишних отчислений в фонды могло бы оказать быстрый эффект облегчения деятельности бизнеса в Арктике, не ущемив права работников.

Решением в этом же ключе можно считать выравнивание энерготарифов, которое уже было реализовано. В результате разброс от 40 до 150 рублей за кВт·ч был выровнен до уровня около 5 рублей. Это сразу дало ощутимую поддержку для МСП. По мнению Владимира Солодова, председателя Правительства Республики Саха (Якутия), аналогичных решений требует стоимость доступа к сети Интернет, стоимость авиаперевозок. Такая доступность авиации важнее строительства дорог, она является ключом к развитию территории и ключом к туризму.

Важнейшим ограничением для технологического и инновационного развития является привлечение не просто населения, а высококвалифицированных специалистов. Невозможно развивать бизнес там, где нет человеческого капитала. А в силу обозначенных выше причин в Арктике проживают в основном пенсионеры и бюджетники. Поэтому оправданным кажется и другой взгляд на предпринимательство, который заключается в том, что развитие наших северных территорий — это политический вопрос, который необходимо решать, может, даже с финансовым убытком для государства и частного бизнеса (Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты РФ; Владимир Солодов, председатель Правительства Республики Саха (Якутия)). В советское время надбавки привлекали население: так, в 1923–1939 гг. население Архангельска увеличилось с 50 до 300 тыс. человек (Иван Кулявцев, Министр экономического развития Архангельской области). На протяжении последних нескольких десятилетий люди уезжают с Севера, следовательно, важно признать, что условие северных надбавок не отвечает задачам. Решением с этой точки зрения является ориентир на то, чтобы арктический бизнес существовал только для обслуживания арктической территории и не пытался конкурировать с другими регионами России, поскольку различие условий неустранимо.

Для Арктики крайне важно внедрять новую технику и технологию (Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты РФ; Олег Дубнов, вице-президент, исполнительный директор кластера энергоэффективных технологий, Фонд «Сколково»). В этом смысле развитие Арктики — это возможность дать импульс к технологическому развитию и перестроению экономик на совершенно ином уровне для всей России. При этом государству важно осознать, что решение проблем социального благополучия возможно и при сокращении людей. Вопрос с высвобождающимися кадрами следует решать через переобучение, помощь в трудоустройстве, переселении. В свою очередь «Сколково» снял все ограничения на резидентство в Москве и Московской области и стал активно выдвигаться в регионы, собирая запросы и предложения по инновационным технологиям и агрегируя это в целостную картину. Более того, единая площадка и обширная поддерживающая инфраструктура (экологическая и техническая экспертиза, менторство, гранты, венчурный фонд, лаборатории) позволяет находить технологические решения, которые наиболее отвечают еще и экологическим запросам Арктики.

Также многие отметили, что необходима выработка новых подходов к развитию Арктики, которые требуют более глубокой переработки законодательства России. Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, выделил политическую задачу, решение которой требует от государства компенсировать бизнесу сверхзатраты, чтобы тот поддерживал наличие населения и МСП в Арктике. И здесь придется решаться на очень серьезные законодательные шаги. Ольга Епифанова, заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, отметила, что принципы сбора налогов и природной ренты в России ограничивают применение канадского опыта поддержки — где по мере удаленности и усложнения условий увеличиваются отчисления социальной поддержки. Это инициирует процесс инвестиций в развитие территорий, которые возвращаются через экономию на оплате северных надбавок. Вадим Живулин, заместитель Министра экономического развития Российской Федерации, обратил внимание на европейский опыт безусловного базового дохода, который также может использоваться в России, однако это будет сопряжено уже с конституционным совершенствованием. На этом же уровне находится следующая проблема: по закону запрещено строить платную дорогу, если нет альтернативной бесплатной. Это чревато тем, что в Арктике дороги вообще не появятся, так как нельзя привлечь механизмы ГЧП и частные деньги.

Кажется не вполне оправданным отрицание российского опыта советского и имперского периодов развития Арктики. По нашему мнению, на протяжении всей истории России цели развития Арктики были и остаются вполне схожими. Однако спикеры совершенно справедливо отмечают, что с переходом к рынку изменились реалии, в которых это развитие протекает. Поэтому важно отрегулировать параметры тех механизмов, которые давно зарекомендовали себя на российской почве (система дополнительных выплат).

Учитывая вышесказанное, становится понятно, что нет необходимости осуществлять новое освоение Арктики. Усилиями предыдущих поколений создан базис, который вписывается в решение современных задач. По этой причине кажется важным комплексная оценка всего созданного на Севере производственного, транспортного, в целом хозяйственного потенциала с целью осознания, в какой части он может способствовать дальнейшему развитию, а в какой части он выступает его ограничителем. Это позволит выработать решения для реконструкции и развития арктического потенциала.

Также предложения по привлечению производства и инноваций в Арктику нужно дополнять очень серьезной технологической политикой. Так, как и в Центральной России только немногие регионы имеют условия для восприятия и развития инновационных производств (Республика Татарстан, Московская и Свердловская области). В условиях Арктики реализовать инновационные решения и обеспечить поставки технологичной продукции еще сложнее. Совместное развитие технологического уровня и МСП в Арктике может способствовать росту инновационности и технологичности всей российской экономики, способствовать ускоренному росту производительности, заработных плат и уровня жизни.

Также очень перспективной кажется идея работы бизнеса именно на принципе замкнутости на обслуживании Арктики при обеспечении существенной поддержки со стороны государства. Это решение, по нашему мнению, является решением в «ином ключе». Подход позволит создать «инкубационные» условия для бизнеса. То есть, если человек не готов к полноценной конкуренции, но хочет вести бизнес, он может сделать это в Арктике. Государство ему обеспечит покрытие его затрат, а он в свою очередь в бизнесе будет реализовывать цели государства по обслуживанию населения. Для предпринимателя эти «инкубационные» условия выразятся в снижения риска, высокий уровень которого отмечался в дискуссии.

Автор:

Наталья Андреевна Рослякова, кандидат экономических наук, младший научный сотрудник Института проблем региональной экономики Российской академии наук


Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.