Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие с 129 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 69 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Панельная сессия II. Экономические тренды и их влияние на развитие финансового сектора
7 июня 2018
12:45—14:00

Усложнение экономических отношений, абсолютность денежных оценок развития экономики, уровня и качества жизни людей, полный контроль государства над обеспечением экономики денежной массой, ускоренный рост государственных долгов и включение печатного станка привели к доминированию «монетаристских» подходов к пониманию процессов экономического роста и их широкому распространению в государственном финансовом регулировании. Демонстрацией такой тенденции стала и анализируемая дискуссия. Было крайне интересно наблюдать за происходящим в ходе дискуссии разворотом причинно-следственной связи от заявленного в названии «влияния экономики на финансы» к реально происходящим в мире обратным процессам «определяющего воздействия денежно-кредитного сектора на реальный сектор экономики».

В основу денежно-кредитной политики (ДКП) центральных банков большинства стран заложено регулирование экономики через установку параметров спроса и предложения денег. Действительно, статистические данные свидетельствуют о наличии корреляции между количеством денег и макроэкономическими показателями, но это не свидетельствует о наличии причинно-следственной связи «рост предложения денег ведет к росту ВВП». Пока никто не опроверг и обратного: «рост ВВП требует увеличения предложения денег». Основная проблема выбора для государства: 1) является ли ДКП реакцией, адекватной или ошибочной, на объективное развитие экономики, или 2) ДКП действительно меняет ход экономического развития? Накопленный опыт показывает, что не существует какого-либо абсолютного и единого правила воздействия ДКП на экономические процессы. Скорее, социально-экономическое развитие определяет необходимость денежно-кредитного регулирования. Вопрос только в том, будет ли ДКП следовать интересам экономических агентов или иным социальным и государственным целям.

Два основных тренда сопровождали структурное перерождение отечественной экономики.

1) Огосударствление, осуществляемое преимущественно за счет создания государственных корпораций в основных отраслях производства или за счет предоставления организационно-финансовых преференций предприятиям с государственным участием. Этот процесс привел к тому, что сегодня по разным оценкам от 2/3 до 3/4 ВВП создается в условно «государственном» секторе экономики — с использованием государственной собственности или непосредственным участием государства в управлении.

2) Не менее важной и более опасной тенденцией стало реальное сворачивание частного бизнеса в тех отраслях, которые формируют инновационный производственный и финансовый потенциал страны. Наша экономика так и не смогла встать на рельсы частной собственности, формирования независимого частного капитала, обеспечивающего свободное перераспределение доходов в соответствии с экономическими интересами производителей и потребителей под влиянием уровня маржинальности. В рациональной рыночной экономике выигрывает сильнейший, слабые вынуждены уйти. Однако осуществляемая государственная поддержка не дает возможности расширить поле для реальной и сильной конкуренции.

Развитие денежно-кредитного сектора рассматривалось участниками дискуссии, прежде всего, в контексте обеспечения макроэкономической стабильности. В связи с этим возникает два вопроса: 1) насколько необходима макроэкономическая стабильность экономическому росту и 2) почему процессы реального сектора экономики должны регулироваться преимущественно финансовым сектором, который только обслуживает реальное движение товаров и капиталов?

Ответ на первый вопрос неоднозначен и зависит от того, что именно понимают под макроэкономической стабильностью. Если это динамическое состояние (а это следует из цели регулирования — роста ВВП), то применение термина «стабильность» очень условно и реально означает постоянную необходимую смену условий, экономических агентов и иных драйверов, что должно приводить к устойчивому экономическому росту. Если же государство будет добиваться устойчивости имеющихся в наличии экономических субъектов и равновесного взаимодействия между ними, то такое «константное» регулирование логичнее считать регрессивным по отношению к экономической системе. В любом случае, добиваясь стабильности здесь и сейчас, мы исключаем возможность и необходимость быстрой качественной инновации экономики, которая не оставляет никаких надежд на сохранение позиций тем институтам, которые исчерпали свой позитивный ресурс. Смена экономических фаз и структур далеко не всегда происходит в позитивном русле, одни экономические субъекты теряют, другие приобретают, но в последующем выигрыш всей экономики очевиден.

С точки зрения рыночной экономики можно предположить, что установление процентных ставок, таргетирование инфляции и другие денежно-кредитные рычаги стали вынужденными мерами по причине ускоренного перерождения «товарной» экономики в «финансовую». В данном случае подразумевается произошедшая в последнее время замена движения реальной стоимости движением различных финансовых потоков. С усложнением системы перераспределения ВВП, в которой и оперирует финансовый сектор, а главное, со все большим отрывом денежных потоков от процессов создания и обмена товаров и услуг, управлять процессами реальной экономики за счет финансовых рычагов становится небезопасно. Примером тому могут служить и финансовые «пузыри», и кризисы с затянувшимся периодом стагнации экономики, и т. д.

Живой интерес вызвала полемика между Председателем Банка России Эльвирой Набиуллиной и председателем правления, генеральным директором, ПАО «Газпром нефть» Александром Дюковым по поводу использования валюты в нефтетрейдинге. Она показала, насколько в реальности расходятся экономические интересы денежно-кредитного регулирования и экономических субъектов. В целом же необходимо отметить, что сессия проходила в весьма согласной атмосфере, спикеры избегали серьезного дискурса и ярких критических суждений. Лобби финансового сектора было явно выраженным.

Самые серьезные ограничения в развитии финансовый сектор испытывает из-за отсутствия серьезного обоснованного спроса на финансовые ресурсы со стороны юридических лиц и бизнеса. Приходится констатировать, что трансмиссионные механизмы пока слабо проникают в реальный сектор и не активизируют его основные функции по увеличению ВВП. В этом ракурсе необходимо отметить, что рост потребительского и ипотечного кредитования не стал тем драйвером, который смог бы запустить отечественную промышленность. Эта проблема должна быть исследована в целях поиска причин «холостого хода» кредитного канала для реального сектора.

Рынок ценных бумаг существенно уступает кредитному сектору в своем влиянии на реальную экономику. Привлечение капитала через фондовый рынок в последнее время почти прекратилось. Кроме того, происходит замещение эмиссии акций на выпуск облигационных займов. В ходе сессии не прозвучало ни одного слова о таких важных секторах финансового рынка, как страховой и пенсионный, хотя именно страховщики и НПФ во всем мире выступают основными поставщиками «длинных денег» в экономику.


Автор:

Светлана Юрьевна Янова, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой банков, финансовых рынков и страхования
Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.