Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие с 130 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 70 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Новая геополитика и политическая экономия Азии: возможности для России
11 сентября 2018
15:00—16:30

Значимость предложенных к обсуждению вопросов достаточно очевидна в рамках российского внешнеполитического курса. Если говорить о росте азиатской составляющей во внешней политики и экономике, то подобный тезис доминирует с начала XXI века в практическом и теоретическом дискурсе международных отношений. Достаточно отметить, что количество научных публикаций, связанных с освещением проблематики тихоокеанских государств, а также Индии превышает объем схожих текстов в отношении других регионов мира.

Модератор встречи, Тимофей Бордачев, директор Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»; программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» предложил к обсуждению тезис о переменах в геополитической составляющей цивилизации и перемещении экономической и политической активности в Азию, а также о невозможности разделения экономики и политики в государственном подходе.

В свою очередь Андрей Быстрицкий, Председатель совета Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай», отметил закономерность интереса России к интеграции в Азии и необходимость подобных шагов со стороны руководства страны.

Дамдин Цогтбаатар, Министр иностранных дел Монголии, поддержал идею о том, что Азия является мировым регионом роста. В этой связи он сообщил о том, что Монголия рассматривает текущее состояние дел как перспективу для себя. Улан-Батор выступил с инициативой создания «Центра развивающихся стран без выхода к морю», который включает в себя 33 государства. Комментируя новые возможности по добыче, переработке и экспорту полезных ископаемых, а также продукции животноводства и использование транзитной роли Монголии, он поддержал идею о том, что экономика неотделима от политики, а для успешной реализации экономических проектов необходима стабильная и прозрачная политическая система.

Ким Чин Хен, Председатель Всемирного форума мира, выдвинул две составляющие: первая, связанная с географическим значением региона и вторая, связанная с исторической спецификой развития. Отсутствие учета этих факторов в экономике и внешней политике может привести к дисбалансу в области экологии, промышленности и обществе.

Самир Саран, президент Observer Research Foundation, подчеркнул значимость роста азиатских государств и в особенности Китая в изменении границ по морским пространствам, что в целом влечет за собой иное отношение к освоению Тихого и Индийского океанов. В качестве второго следствия «азиатского роста» он отметил невозможность довольствоваться сложившемся миропорядком, который в большей степени «западоцентричен» и несет в себе остатки колониального прошлого. При этом на сегодняшний день можно говорить о создании «супер-Евразии», объединенной растущими азиатскими гигантами и Россией. Рассматривая проблему в упомянутом контексте, индийский докладчик считает возможным изменение существующей политической архитектуры при реформации старых наднациональных институтов и создании новых.

Лансин Сян, профессор Женевского института международных отношений, высказал мнение о том, что внешнюю политику Китая начинает определять многосторонний подход в противовес американскому жёсткому подходу. Трансформация китайских внешнеполитических установок связана и с популизмом в Соединённых Штатах. Одновременно с этим Пекин поддерживает концепцию евро-азиатского сотрудничества на фоне американского унилатерализма в международных отношениях и попытках влиять на геополитический ландшафт. В этом же контексте интересно высказывание о готовности Китая выстраивать отношения с Индией.

Федор Лукьянов, директор по научной работе Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай», отметил, что в формировании новых геополитических реалий отсутствует реалистический подход, который был свойственен крупным странам в прошлом веке. В силу названной причины отсутствует понимание нахождения дихотомии «центр-периферия», которое затрудняет выстраивание новой иерархии в межгосударственных отношениях. Если говорить о положении России, то, по мнению докладчика, стране необходимо разрешить внутреннюю дискуссию о вопросах самоидентификации и рассматривать себя как самостоятельным субъектом Евразийского континента.

По окончании встречи гость, Олег Тимофеев (ДВФУ), задал вопрос относительно приоритетов ориентации Монголии между Россией и Китаем Министру иностранных дел страны. Дамдин Цогтбаатар указал на то, что для Улан-Батора в большей степени приоритетным является развитие диверсифицированной экономики, которая позволит строить равные отношения с другими странами.

Участники сессии продемонстрировали единодушие в вопросе геополитического доминирования Азии, одновременно с этим обнаружив различные точки зрения касательно оценки угроз и возможностей для различных государств. Так, например, представитель Китая продвигал проект «Один пояс один путь», который очевидно является ведущей стратегией на следующее десятилетие для китайского руководства. Вместе с тем, следует отметить, что китайские эксперты пытаются определять и новые форматы международных отношений. Это и упоминание об идее Е. М. Примакова, «треугольник Индия-Китай-Россия», а также конструктивная и миролюбивая риторика в отношении индийско-китайских отношений, предполагает возможный отказ Пекина от внеблокового подхода к вопросам международной безопасности и торговли.

Подобный вектор рассматривают и индийские специалисты, которые также предполагают необходимость пересмотра существующей концепции мироустройства. При этом, позиция Нью-Дели в большей степени основывается не на двусторонних связях, а на формировании новых наднациональных институтов. Таким образом, взгляд Индии на пересмотр архитектуры межгосударственных отношений в Азии основывается на выработке новых регуляторных механизмов, которые будут принимать на себя страны-участницы наднациональных структур.

Следует отметить, что в целом экспертное сообщество фиксирует увеличение значимости России в азиатском регионе, которая рассматривается в большей степени с точки зрения военно-политической составляющей. В свою очередь экономическая активность Российской Федерации на Дальнем Востоке и усилия по продвижению деловых интересов в тихоокеанской Азии и Индии рассматриваются зарубежными экспертами положительно, однако в отношении перспектив делаются весьма осторожные оценки. При этом большинством исследователей-некитайцев оценивается прямой или косвенный рост присутствия России в Азии и как фактор стабилизации китайской экспансии на фоне снижения роли Соединённых Штатов в регионе.

Рассматривая заключения как российских, так и зарубежных специалистов в области региональных отношений необходимо зафиксировать признание трансформации современного миропорядка. Одновременно с этим демонстрируется отсутствие чёткого понимания относительно направления изменений миросистемы. Соответственно, подобное утверждение касается и генезиса международных отношений в Азии. Таким образом, можно утверждать, что прогнозная часть проблемы, касающейся геополитики и политической экономии в Азии, а также возможностей для России разработана либо в рамках субъективных пожеланий (Ким Чин Хен), отдельных составляющих (Самир Саран) или фиксации существующих тенденций (Лансин Сян, Фёдор Лукьянов).

Как полагает эксперт, сам тезис о единстве азиатского пространства требует дополнительных пояснений. Прежде всего, рост значимости Азии в рамках концепций RimLand или Индо-Пасифика предполагает гомогенность региона для внешних субъектов, то есть ЕС, США и др. Это вполне закономерная оценка со стороны других государств, особенно если учитывать рост экономических связей, объем региональной торговли и попытки сформировать общую повестку в сфере безопасности. Однако наряду с упомянутыми факторами следует принимать во внимание и кардинальные различия азиатских стран друг от друга. В качестве примера следует отметить цивилизационные различия между Индией и Китаем, религиозное деление стран с доминированием ислама в общественной и государственной жизни (Бруней, Индонезия, Малайзия и др.), буддизма (Лаос, Таиланд), индуизма (Индия, Непал) или светских, условно-светских устоев (Вьетнам, Китай). Также существует огромная разница в политическом, экономическом, и военном потенциалах. Не менее значимым является влияние каждого из государств Азии в международных организациях начиная от субрегиональных типа БИМСТЭК, региональных (АСЕАН) и всемирных (ВТО, ООН).

Соответственно в краткосрочной (до 5 лет) перспективе будет доминировать восприятие Азии как целостного экономического блока для внешних наблюдателей, а руководство азиатских государств будет демонстрировать стремление к интеграции, подтверждая упомянутую концепцию. В среднесрочной (до 15 лет) перспективе тенденция к регионализации выльется к формированию субрегионов, которые будут автономизироваться по ключевым политическим и военным аспектам, сохраняя глобалистических импульс в экономике. В этот период следует ожидать и ускоренной милитаризации азиатских государств. Значимость азиатской составляющей в мировой торговле, международной безопасности и глобальной политике будет поступательно увеличиваться. Долгосрочный прогноз (от 15-20 лет) уместно рассматривать в рамках серии сценариев. В свою очередь, если исключить алармистские сценарии типа крупномасштабных региональных конфликтов или мировой войны, то эксперт предполагает наиболее вероятным следующий вариант будущего. Процессы формирования субрегиональных надгосударственных объединений будут более значимы, чем региональное и глобальное сотрудничество. При этом регионализация коснется и структур азиатских государств, когда руководство тех или иных районов страны будет более значимым, чем центр. В свою очередь социальные институты (прежде всего религиозные) будут формировать параллельные управленческие структуры во всех направлениях государственной деятельности. Тем не менее, говорить о снижении значимости Азии в этих условиях не стоит, во-первых, в силу исторической инерции; во-вторых, в силу сходных процессов цивилизационной трансформации в мире.


Автор:

Дмитрий Александрович Шелест, заместитель директора Экспертно-аналитического центра Дальневосточного федерального университета


Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.