нефинансовый институт развития
крупнейший организатор конгрессно-выставочных мероприятий
Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
новость
25.01.2019

Экономика России – шаг вперед

Перспектива и сила экономики России не только в богатстве природных ресурсов и наличии впечатляющих результатов развития технологических отраслей, но и в наличии значительного потенциала развития человеческого капитала, повышения производительности труда.

«Нам есть чем гордиться практически в каждой отрасли. У нас среди технологических компаний есть мировые лидеры. Взять тот же Росатом — компанию, которая является безусловным мировым лидером с точки зрения ядерных реакторов. Много каких-то других технологий, которые вокруг этого всего существуют. Россия строит ядерные реакторы в таких странах, как Турция, Индия, Финляндия, Венгрия. По всему миру участвует в совместных проектах с Японией и другими странами», — Максим Орешкин, Министр экономического развития Российской Федерации.

«Хотя Google пришел в Россию в начале 2000-х, на сегодняшний день нет ни одного рынка в мире, кроме России, который Google бы не победил. Основная причина — это сильнейшая математическая школа России, это наши кадры, это то, что люди живут в нашей атмосфере, в нашей культуре „Яндекс“, где они понимают, что каждый из них может что-то изменить в жизни наших людей, в жизни наших пользователей», — Грег Абовский, операционный директор, финансовый директор, «Яндекс».

«Если посмотреть на базовые макроэкономические статистические показатели, связанные с демографией и динамикой населения, структурой населения, то очевидно, что экстенсивный рост экономики в России невозможен, поэтому рост может основываться только на увеличении отдачи на каждого занятого в российской экономике. Понятно, что это возможно только за счет применения новых технологий, повышения производительности труда, оптимизации процессов. Эта технологическая повестка важна не как что-то отдельное — она важна для каждого сектора российской экономики, потому что только через такое движение вперед будет двигаться вся российская экономика», — Максим Орешкин, Министр экономического развития Российской Федерации.

«Когда мы объединяли наше бизнес-такси с Uber, мы очень плотно с ними общались, и стало очевидно, что наши сотрудники отвечают за весь бизнес целиком, они понимают процесс от начала и до конца. А наши партнеры, коллеги из Uber, у каждого конкретного инженера очень-очень узкая функция. Он только понимает, как работает вот этот винтик, но не понимает картину целиком», — Грег Абовский, операционный директор, финансовый директор, «Яндекс».

«Алиса — наш голосовой помощник, которого мы выпустили полтора года назад, — сегодня лидирующий игрок на российском рынке. Это был первый русскоязычный голосовой помощник. Каждый день восемь миллионов людей обращаются к Алисе, каждый месяц 30 миллионов людей пользуются Алисой. Сегодня 20% всех запросов в „Яндекс“ — голосовые», — Грег Абовский, операционный директор, финансовый директор, «Яндекс».

«Вчера к Тиму Куку, главе Apple, зашел русский журналист из РИА Новости и спросил его, как он относится к „Яндекс.Телефону“. Он сказал: „Я не слышал про „Яндекс.Телефон““. Мне кажется, он очень скоро услышит про „Яндекс.Телефон“ и не только», — Том Блэквэлл, главный исполнительный директор, сооснователь, EM.

России важно использовать возможности, которые возникают в условиях экономического давления со стороны западных стран.

«Конечно, краткосрочное воздействие есть, но в долгосрочной перспективе для страны могут быть определенные плюсы [от санкций]», — Брайан Паллас, основатель, председатель правления, главный исполнительный директор, Opportunity Network.

«[Санкции] создают дополнительный стимул для создания отдельной отрасли, которая не будет связана с внешним миром», — Брайан Паллас, основатель, председатель правления, главный исполнительный директор, Opportunity Network.

Цифровизация окончательно перестала быть модным трендом технологичных компаний — теперь это реальность для всех отраслей экономики и сферы государственного управления.

«Даже в государственном секторе те технологии, которые у нас используются, например налоговая служба, — это признано в мире — те технологические решения, которые там реализуются, являются примером для многих других стран. С отдельными странами мы даже сотрудничаем на предмет передачи этих технологий пакетом, связанных с налоговым администрированием», — Максим Орешкин, Министр экономического развития Российской Федерации.

«Это было примерно три года назад в Давосе, когда вдруг все начали обсуждать digital disruption, transformation, четвертую промышленную революцию. Даже СЕО самых промышленных компаний начали произносить эти фразы. Это было немножко неожиданно. Я думаю, что они это делали, потому что их пиарщики и иарщики [специалисты по связям с инвесторами. — Ред.] заставили их это произнести. Но, тем не менее, сейчас это уже стало неотъемлемой частью повестки дня», — Том Блэквэлл, главный исполнительный директор, сооснователь, EM.

«Часть людей, которые занимаются цифровой трансформацией в „СИБУРе“, — они не про „цифру“. Они хорошего уровня, понимающие процесс и с определенными возможностями креативного мышления», — Дмитрий Конов, председатель правления, ПАО «СИБУР Холдинг».

«Мы видим просто огромное количество отраслей, которые мы можем изменить, огромное количество продуктов, которые мы можем создать. И все это нацелено на то, чтобы улучшить жизнь наших потребителей», — Грег Абовский, операционный директор, финансовый директор, «Яндекс».

«Мы далеко ушли от традиционного банкинга. Сейчас уже в экосистеме „Тинькофф“ можно купить билеты на развлекательные мероприятия, и путешествия мы поддерживаем, и страхование, безусловно, есть, и инвестиции, и виртуальный оператор в группе есть. Вся эта экосистема направлена, по большому счету, на то, чтобы стать помощником, таким гидом по жизни человека. Мы хотим подменить собой, в каком-то смысле, стать таким помощником, которому доверяет пользователь», — Максим Евдокимов, вице-президент, «Тинькофф Банк».

Развитие высокотехнологичного бизнеса обусловлено сокращением регулирования.

«Просто не мешать [развитию национальных героев], не делать ничего другого. Они сами справятся», — Максим Орешкин, Министр экономического развития Российской Федерации.

«Большая роль государства в России, конечно, мешает технологическому рынку. И в этом смысле мне очень приятно, что Максим [Орешкин] сказал: „Мы не будем мешать“ — в этом смысле это, может быть, и хороший посыл. Госкапитализм не стимулирует инновации. И в долгосрочном периоде — это ситуация, в которой Россия должна поменяться, иначе она отстанет в этой технологической гонке», — Дмитрий Алимов, основатель, Frontier Ventures.

«Рано или поздно — и не важно, из какого источника: из телекома, или из hightech, или из финтеха, или из software, — но родится тот всеобъемлющий вид бизнеса, название которого мы еще не знаем. Эта архаика, в том числе регуляторная архаика, когда, допустим, финансовая регуляторика касается только финансовых институтов и банков, телекоммуникационная регуляторика касается только телекоммуникационных компаний — вот эта вся архаика уйдет в прошлое. И мы придумаем, как сделать так, чтобы стимулировать развитие вот этого нового бизнеса», — Андрей Дубовсков, президент, председатель правления, АФК «Система».

Российские компании способны на 100% закрыть потребность в программном обеспечении собственными силами.

«Компания „Мобильные ТелеСистемы“ — это единственная компания на нашем ландшафте, которая держит на своих плечах всю программную часть. Все компании покупают готовый продукт и внедряют его, биллинговые системы и прочее покупают где угодно. Программистами МТС к настоящему моменту написано порядка ста миллионов строк уникального цифрового кода. Вся биллинговая система во всех странах, все приложения вокруг — все написано нашими руками. Мы огромное внимание уделяем цифровизации, тому, чтобы сделать правильный хороший продукт», — Андрей Дубовсков, президент, председатель правления, АФК «Система».

Важно видеть множество перспектив, которые открывают современные технологии.

«Много появляется малых компаний, средние компаний, которые меньше размером, но тоже выращивают внутри себя новые идеи, новые технологии, поэтому здесь важно понимать, что в России есть возможность себя реализовывать, есть интересные места», — Максим Орешкин, Министр экономического развития Российской Федерации.

«Одна из вещей, которые мы для себя осознали, — это сила экосистемы „Яндекса“. И то, что „Яндекс“ — это российская компания, которая позволяет нашим гражданам пользоваться услугами интернета, которые в других странах просто не существуют», — Грег Абовский, операционный директор, финансовый директор, «Яндекс».

«Не так много отраслей, которыми в этом смысле действительно стоит заниматься. На горизонте 10, 20, 30 лет есть отрасли, которые комплементарны таким взглядам на развитие цивилизации, а не просто вопросу зарабатывания денег, или продовольственной безопасности, или рентабельности и так далее. Я к их числу отношу генную инженерию, биоинженерию, и в том числе отношу к их числу, как это ни странно, телекомы», — Андрей Дубовсков, президент, председатель правления, АФК «Система».

«К числу тех отраслей, которые нам интересны, мы относим в том числе и космос. Мы пока делаем первые шаги как АФК „Система“ в этом направлении. Но уже есть значимые заделы», — Андрей Дубовсков, президент, председатель правления, АФК «Система».

Происходит переосмысление потенциала отдельных технологий, их места в экономическом развитии.

«Мы все знаем Россию как страну, богатую природными ресурсами, нефтью, газом — все это понимают. Но, может быть, не все в мире понимают, насколько большую роль в стране также играют и технологии», — Том Блэквэлл, главный исполнительный директор, сооснователь, EM.

«Люди склонны переоценивать то, что можно сделать в краткосрочной перспективе, и недооценивать то, что можно сделать в долгосрочной перспективе. Это особенно относится к технологиям. Как раз блокчейн — мы сейчас находимся в той точке, где фундаментальная привлекательность этой технологии по-прежнему высока... Но сейчас мы видим на рынке рационализацию», — Дмитрий Алимов, основатель, Frontier Ventures.

«В контексте России я считаю, что [блокчейн-технологии] — одна из возможностей, которая есть у России для того, чтобы сделать некий технологический прорыв. Здесь велика роль регулятора. Комиссия по ценным бумагам США сейчас достаточно осторожно и консервативно подходит к вопросам регулирования. Из-за этого многие проекты запускаются в Азии. Соответственно, у кого-то есть возможность взять лидерство... Если регулирование [блокчейн-технологий в России] будет благоприятным, это может сильно стимулировать этот сегмент», — Дмитрий Алимов, основатель, Frontier Ventures.

Проблемы

Движение вперед российской экономики невозможно без развития человеческого капитала страны.

«Главное в развитии компаний, в создании новых технологий — это, конечно, человеческий капитал. Поэтому роль государства в том, чтобы предложение человеческого капитала было всегда на уровне», — Максим Орешкин, Министр экономического развития Российской Федерации.

«Мы конкурируем за людей. Может быть, менее интенсивно сейчас, но потенциально конкуренция только будет усиливаться», — Дмитрий Конов, председатель правления, ПАО «СИБУР Холдинг».

«Основной ингредиент для нашего успеха — это, конечно, кадры. И тут мы безусловно опираемся на сильнейшую математическую школу России», — Грег Абовский, операционный директор, финансовый директор, «Яндекс».

«Все математики, все выходцы из российских университетов считают, что „Яндекс“ — это одно из лучших мест для того, куда поступать на работу», — Грег Абовский, операционный директор, финансовый директор, «Яндекс».

«Эта повестка — она у всех. Мы все делаем примерно одно и тоже. В ситуации, когда нет коробочных решений, нельзя купить и поставить себе, а нужно брать своих людей, которые понимают процесс, тех, кто понимает алгоритм, тех, кто понимает организацию, и склеивать каждое решение», — Дмитрий Конов, председатель правления, ПАО «СИБУР Холдинг».

Недостаточный уровень кооперации между игроками на различных рынках.

«Интеграция и экономическая, и политическая в том или ином виде. Мы должны быть интегрированы с Западом, с Востоком, с Африкой, с Латинской Америкой. Без интеграции, имея 1,5–2% мирового ВВП, невозможно построить успешную технологическую отрасль», — Дмитрий Алимов, основатель, Frontier Ventures.

«Мы сейчас, как одни из лидеров технологических, цифровых, много экспериментируем внутри себя, много революционных вещей делаем. Но один в поле — не воин. Это должна быть такая глобальная, большая история», — Максим Евдокимов, вице-президент, «Тинькофф Банк».

Решения

Создание и использование цифровых платформ, позволяющих объединять предпринимательский потенциал как внутри страны, так и в глобальном масштабе.

«Цифровизация сейчас становится мейнстримом и у многих компаний есть что-то цифровое. Вопрос заключается в том, насколько они могут сотрудничать между собой и строить общую экосистему. Нужно начинать не с нуля — нужно сотрудничать, использовать существующие платформы», — Брайан Паллас, основатель, председатель правления, главный исполнительный директор, Opportunity Network.

«Не важно, где вы — в Туле или Нью-Йорке, — у вас должны быть равные возможности в глобальной экономике», — Брайан Паллас, основатель, председатель правления, главный исполнительный директор, Opportunity Network.

Необходима серьезная перестройка системы подготовки кадров для современной экономики и экономики завтрашнего дня.

«Задача государства — только помочь любому человеку, который родился в России, получить образование и дать ему реализовать свои возможности, свои способности. Такие возможности есть, и это очень хорошо», — Максим Орешкин, Министр экономического развития Российской Федерации.

«Наше фундаментальное образование не очень-то нацелено на создание навыков, которые применимы в бизнесе. Люди выпускаются очень умные, но этот ум нужно правильно применять, когда мы говорим о каких-то именно бизнес-историях. „Тинькофф“ не так давно запустил финтех-школу — очень успешная штука. Это не университет в большом понимании — мы создаем программистов, аналитиков, бизнес-технологов, выпускаем их не только для собственных нужд, а вообще их выпускаем. И тоже конкурируем с „Яндексом“ за то, чтобы быть в топе компаний, в которых хотелось бы работать после выпуска», — Максим Евдокимов, вице-президент, «Тинькофф Банк».

«Наверное, правильно говорить о том, что надо инвестировать в людей в широком смысле. Это и изменение с точки зрения образовательных процессов, и работа с людьми с точки зрения HR-процессов, они тоже должны меняться, там тоже очень много всякого disruption в таком классическом подходе к управлению персоналом, работе с кадрами. Эти все вещи помогут и нам в том числе», — Максим Евдокимов, вице-президент, «Тинькофф Банк».

«Software, о чем говорили мои коллеги сейчас, и на чем акцентировали внимание — комплементарная часть этой индустрии. Мы, безусловно, тоже этим занимаемся. Из 75 тысяч человек, которые сейчас работают в компании „Мобильные ТелеСистемы“, порядка 5–6 тысяч — это, в том числе, выпускники тех корпоративных институтов, которые были учреждены нашими коллегами. Мы тоже такой корпоративный институт учредили, тоже учим людей быть программистами, системными архитекторами, аналитиками, тестировщиками», — Андрей Дубовсков, президент, председатель правления, АФК «Система».

«Несмотря на то, что многие горят о цифровой трансформации, disruption и всем, что вокруг „цифры“, всякие умные слова произносятся, по большому счету, самое главное, о чем забывают, — это о том, что все трансформации и disruption начинаются с людей. Ни с процессов, ни с технологий, ни с железок, ни с супермощных компьютеров, а с людей. Все в головах. Изменения — в головах. Это становится и болью. Грег [Абовский] сказал о хороших вещах — о том, что у нас математическая школа, — но, к сожалению, она выпускает не так много людей, потому что нам уже всем становится тесновато. Всем — не только нам с „Яндексом“, но и другим игрокам», — Максим Евдокимов, вице-президент, «Тинькофф Банк».

«Если посмотреть внимательно на то, как все это происходит, достаточно много примеров, когда крупные компании решают эти задачи построением корпоративных университетов, создавая этих новых людей. Естественно, базируясь на традиционном фундаментальном образовании и той самой физико-математической школе, но, тем не менее, затачивая их под бизнес-процессы», — Максим Евдокимов, вице-президент, «Тинькофф Банк».

Материалы могут быть использованы при наличии обязательной ссылки на Информационно-аналитическую систему Росконгресс


Аналитика на тему