нефинансовый институт развития
крупнейший организатор конгрессно-выставочных мероприятий
Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
новость
15.02.2019

Брифинг Татьяны Голиковой по завершении встречи Дмитрия Медведева с главами регионов

Встреча состоялась 15 февраля 2019 года в рамках Российского инвестиционного форума «Сочи-2019».

Из стенограммы:

Т.Голикова: Встреча Председателя Правительства и части состава Правительства с губернаторами была посвящена в большей степени четырём национальным социальным проектам, которые касаются демографии, здравоохранения, образования, науки. Были затронуты и другие вопросы, которые связаны с проблемами реализации других проектов, правда, мы обсуждали это в меньшем объёме. С учётом глобальности задач, которые стоят перед страной на предстоящие шесть лет, с учётом серьёзного объёма ресурсов, которые вкладываются в реализацию национальных проектов, предметно обсуждалась тема готовности российской промышленности к обеспечению всех мероприятий, записанных в 12 национальных проектах.

Что касается социальной сферы, то главная тема (это прозвучало сегодня во вступительном слове Дмитрия Анатольевича) — это бедность, амбициозные задачи, которые связаны с её снижением в два раза. Сегодня, как вы знаете, это 13,2% от общей численности населения, соответственно, в два раза нужно снизить этот показатель. У нас таких показателей не было никогда. Самый низкий показатель у нас был в 2012 году, когда уровень бедности в абсолютном выражении чуть превышал 15 миллионов человек. Сегодня, по итогам 2017 года (данных за 2018-й пока нет), это 19,3. Соответственно, снижение в два раза — вам понятно, какую цифру мы получим, то есть это менее 10 миллионов человек.

Сегодня мы обсуждали тему, которая связана со структурой доходов: на какую часть доходов населения нужно было бы воздействовать, чтобы изменить эту ситуацию. Очевидно, что все регионы индивидуальны, к каждому региону, с точки зрения структуры доходов населения, придётся применять разные подходы. Поэтому Дмитрий Анатольевич и сказал о так называемом индивидуальном портрете бедности, которая есть в Российской Федерации.


На сегодняшний день мы проанализировали структуру доходов за последний 21 год и выявили, что в ней очень серьёзно упали доходы от предпринимательской деятельности (практически в два раза) и очень высокими остаются так называемые другие доходы, в которых в том числе учитываются доходы от теневой экономики. Но это в целом по Российской Федерации. Все субъекты, как я уже сказала, имеют особенности. Где-то очень низкий уровень заработной платы, там придётся принимать какие-то индивидуальные меры, которые связаны с индексацией заработных плат. Где-то уровень пособия недостаточный, там нужно будет двигаться по этому направлению. Мы наметили определённые шаги, по которым мы должны совместно с губернаторами продвигаться и решать эту задачу, реализовывать цель, которая поставлена в указе Президента.


Кроме того, мы рассчитываем, что индивидуальный портрет бедности, который появится у нас после проведения Министерством труда в 2019 году восьми пилотных проектов в регионах страны, тоже позволит выявить, что на самом деле является причиной бедности и какие меры нам следовало бы принять. Мы достаточно подробно обсуждали тему готовности регионов к реализации всех проектов. По состоянию на 15 февраля (это дата, когда федеральным Правительством со всеми регионами должны быть заключены соглашения по финансовому обеспечению нацпроектов) все соглашения заключены, фактически средства в бюджеты регионов на реализацию всех 12 национальных проектов уже могут быть направлены.


Мы обсуждали сложные вопросы, которые связаны с демографической ситуацией. Мы все понимаем, что есть ещё один показатель — естественный прирост населения. Сейчас мы наблюдаем, по итогам 2018 года, естественную убыль населения — это объективный показатель, который связан с сокращением количества женщин, которые находятся в репродуктивном возрасте, от 15 до 49 лет, у нас их сейчас 35 миллионов. Также мы обсуждали проблему первых рождений. К сожалению, сейчас рождение первых детей сдвинулось вправо. Если в 2000 году первый ребёнок появлялся в семье у женщины до 25 лет и таких рождений было 60%, то сейчас это 45% и возраст первого рождения сдвинулся уже после 25 лет — до 30 лет с небольшим. То есть потенциал вторых и третьих рождений уже постепенно сократился. И мы обсуждали, какие меры нужно дополнительно принять, для того чтобы можно было мотивировать семью к более раннему рождению первого ребёнка.


Не обошли, конечно, стороной тему абортов, тему прерывания беременности. К сожалению, сегодня, несмотря на все положительные сдвиги, которые у нас произошли начиная с 2000 года... Я напомню, что в 2000 году у нас было 2, 138 млн прерываний беременности, сейчас это 750 тыс. и только пятая часть по медицинским показаниям, всё остальное — это прерывание беременности по ряду причин: молодой возраст, необеспеченная семья, боязнь потерять учёбу, работу и так далее. И, конечно, здесь нужен целый комплекс медицинских и социальных мер, мотивирующих молодую женщину, которая забеременела, сохранить ребёнка. Это очень важно, потому что это не только потенциал страны с точки зрения рождений, это сохранение будущей маленькой человеческой жизни.


Кроме того, мы обсуждали, как будут реализовываться все направления нацпроектов на территориях. Регионы много таких вопросов ставили, в частности, по поводу доступности медицинской помощи, достаточности тех параметров национального проекта, которые связаны с фельдшерско-акушерскими пунктами, выездными бригадами. Пришли к выводу, что здесь очень важно оптимально оценить эту доступность и сделать таким образом, чтобы там, где это необходимо, были фельдшерско-акушерские пункты, там, где выездные бригады — выездные бригады. И, конечно, ставились вопросы, которые связаны с недостаточностью кадров в сельской местности как в сфере здравоохранения, так и в сфере образования. Поэтому были предложены меры, которые на это направлены.


Я напомню, что у нас сегодня действуют программы в здравоохранении «Земский доктор» и «Земский фельдшер», но в дополнение к ним, для того чтобы обеспечить максимально население молодыми кадрами медиков, нашими губернаторами было предложено, чтобы после 9-го класса молодые люди имели возможность идти в медицинские училища, получать образование фельдшера и медицинской сестры и ехать на работу в сельскую местность.


Много вопросов было, связанных с достаточностью финансовых ресурсов, которые выделены на обеспечение школьными местами в сельской местности. У нас на это нацелен не только национальный проект «Образование», но и государственные программы, в их числе государственная программа развития сельского хозяйства и Северо-Кавказского федерального округа, которыми тоже на предстоящие три года предполагается обеспечить местами более чем 51 тысячу учащихся.


Очень много можно рассказывать по этому поводу, но я бы хотела выделить два принципиальных момента: то, что мы, с одной стороны, только вступаем в реализацию национальных проектов, с другой стороны, степень погружённости регионов уже настолько высокая, потому что они подписали с нами ведь не только денежные соглашения, они с нами подписали так называемые неденежные соглашения, в которых содержатся количественные и качественные показатели реализации национальных проектов. И то, как мы будем достигать этих показателей, и было предметом сегодняшней дискуссии.



Сегодня отдельные губернаторы затронули в ходе обсуждения тему отечественного производства, звучали предложения сделать образцовыми лечебные учреждения, полностью оснащённые российским оборудованием, российскими расходными материалами и российскими лекарствами. Минздраву эта идея понравилась. Договорились, что продумаем эти вопросы и попробуем вместе с Министерством промышленности и торговли каким-то образом это реализовать.


Очень большой блок вопросов был посвящён программе «Старшее поколение». Поскольку мы имеем достаточно серьёзный потенциал с точки зрения увеличения продолжительности жизни, в том числе граждан старших возрастов. Мы обсуждали несколько аспектов этой проблемы.


Прежде всего мы должны максимально обеспечить доступность медицинской и социальной помощи для этих граждан. Для этого в рамках национального проекта «Демография» предполагается приобретение для социальных служб субъектов уже в 2019 году на сумму 2,2 млрд рублей специальных автомобилей, которые будут работать не только на социальную службу, но и на доставку медицинских работников к больному, который не может выйти из дома, и, наоборот, доставку людей старшего поколения в медицинские учреждения для проведения диспансеризации.


Кроме того, уже в 2019 году мы осуществляем поддержку 17 регионов страны для строительства так называемых домов престарелых, но мы теперь их так не называем, мы называем их социальными объектами для пожилых. Потому что рассчитываем и делаем всё для того, чтобы предъявить нашему обществу социальные дома нового типа, условия проживания в которых приближены к домашним, насколько это возможно.


Ещё одна очень острая тема — раннее выявление заболеваний. С 2019 года планируется ежегодная диспансеризация населения и резко возрастают показатели, которые связаны с охватом населения диспансеризацией и профосмотрами.


Если за 11 месяцев 2018 года количество граждан, которые прошли разные уровни диспансеризации и профосмотров, составило 20 миллионов человек, то в 2019 году их должно быть уже 62 миллиона человек. И мы договорились, что регионы уже сегодня должны стартовать, чтобы обеспечить максимальный охват. Тем более что новые требования Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2019 год предполагают обязательную постановку на учёт всех граждан, которые прошли диспансеризацию, в случае если у них выявлены отклонения здоровья. Чтобы не было в том числе и приписок, о которых мы знаем, при проведении диспансеризации и профосмотров.


Такой глобальный процесс диспансеризации выявит, конечно, значительно большее количество заболеваний и, может быть, даже приведёт к увеличению показателей заболеваемости в Российской Федерации, но для нас это важно, потому что мы должны понимать, с какой базовой точки мы стартуем и в каких направлениях нам нужно принять более серьёзные меры.


Также мы сегодня обсуждали вопросы, которые связаны с кадровым обеспечением всех национальных проектов и готовностью наших высших учебных заведений как на федеральном уровне, так и на уровне регионов соответствовать при подготовке специалистов требованиям региональных рынков труда.


Сейчас выходит целый комплекс документов (один из которых уже вышел), увязывающий контрольные цифры приёма с целевым приёмом, который предлагают регионы страны. Целевой приём должен соответствовать требованиям регионального рынка труда. И у Правительства появилась компетенция, которая связана с тем, что такую связь мы можем установить даже на уровне нормативного акта.


Подготовка таких специалистов будет осуществляться по 500 направлениям и специальностям. С учётом большого арсенала этих направлений и специальностей мы имеем возможность ежегодно корректировать и направления, и специальности — подчёркиваю, исходя из требований регионального рынка труда.


Такое же внимание было уделено и подготовке специалистов со средним специальным образованием. Здесь мы уже в 2019 году, исходя из новых требований, в том числе требований стандарта WorldSkills, должны осуществить переоснащение 700 мастерских. Это, конечно, выдвигает новые требования и к подготовке специалистов, и к содержанию образовательных программ.


Поэтому регионы — а это сегодня региональные полномочия, — участвуя в конкурсе, который сейчас объявлен Минпросвещения, до 1 марта 2019 года должны очень чётко представлять, в каких специалистах они нуждаются (я имею в виду рабочие профессии) и как они в дальнейшем будут модернизировать свою систему среднего специального образования.


Небольшой блок был посвящён вопросам науки. Первое, с чего мы стартуем, — это научно-образовательные центры. Это базовая подготовка специалистов в этих центрах с участием и высших учебных заведений, и учреждений науки, и бизнеса. Мы на сегодняшний день уже имеем ряд предложений от регионов, которые готовы такие научно-образовательные центры создавать и готовить в них специалистов — подчёркиваю, в том числе (и в большей степени) для соответствующих региональных рынков труда.


Вопрос: Дмитрий Анатольевич поднял тему бедности и заметил, что отнесение к этой категории в мире и у нас делается по-разному. В связи с этим будет ли меняться методика расчёта и прожиточный минимум? И когда появится этот реестр бедных?


Т.Голикова: Об этом не говорилось, начнём с этого, — о реестре бедных в буквальном смысле этого слова.


Я уже сказала, что мы двигаемся по двум направлениям. Мы анализируем, что происходит конкретно в субъектах Федерации со структурой доходов населения, которые и определяют этот прожиточный минимум и влияют на показатели бедности, о которых сегодня говорилось. Второе. Восемь субъектов в пилотном режиме сейчас в индивидуальном плане исследуют свои домохозяйства, свои семьи, для того чтобы понять, насколько то, что публикует Росстат сегодня с точки зрения количества бедных в конкретном регионе, совпадает с реальными результатами детального изучения ситуации в каждой семье, её доходов и расходов.

Нельзя сказать, что мы каким-то образом с точки зрения методологии, которую использует Росстат, отличаемся от всего мира. Мы тоже используем соответствующие опросы, но у нас очень велика доля так называемой субъективной бедности, потому что мы сами оцениваем, как себя чувствуем (так называемое социальное самочувствие). Я уже приводила пример. По 2017 году у нас 19,3 миллиона человек, находящихся за чертой бедности, то есть за чертой прожиточного минимума, но при этом получают меры соцподдержки 4,2 миллиона человек. Сейчас нам предстоит разобраться: остальные их не получают, потому что не знают о том, что им положено от государства, или они не обращаются в силу каких-то причин, или есть ещё что-то третье, о чём мы не знаем, и нам предстоит с этим детально разбираться? Поэтому фактически 2019 год у нас вместе с регионами уйдёт на то, чтобы попытаться индивидуализировать эту тему.


Что касается изменений методики расчёта прожиточного минимума, то в соответствии с законом, который сейчас существует, это должно произойти с 2021 года. Сейчас в Минтруде создана рабочая группа с участием представителей и РСПП, и профсоюзов, и Думы, и Совета Федерации, и экспертов, которые оценивают подходы к формированию новой структуры и нового размера прожиточного минимума. Эта работа должна быть завершена уже в 2020 году — в 2020 году должно быть принято соответствующее законодательство, для того чтобы в 2021 году перейти на новый прожиточный минимум. Этот пилотный проект в восьми регионах является в том числе подспорьем в той работе, которую мы будем проводить с целью изменения размеров и структуры прожиточного минимума.


Источник: http://government.ru/news/35754/


Аналитика на тему