Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, создан в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом.

Фонд взаимодействует со структурами ООН и другими международными организациями. Развивает многоформатное сотрудничество со 173 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 78 странах мира, со 188 российскими общественными организациями, федеральными органами исполнительной и законодательной власти, субъектами Российской Федерации.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Экспертное мнение
27.12.2022

«Зелёная» энергетика vs устойчивая энергетика

Экспертное заключение подготовлено по итогам сессии ПМЭФ-2022: «Зеленая энергетика»: вызовы нового времени« и «На пути к устойчивому будущему: „зеленая“ альтернатива традиционному топливу»

Автор: Сергеев Игорь Борисович,

доктор экономических наук, профессор, профессор кафедры экономики Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Дискуссии о содержании и форме «энергетического перехода», проводимые в последние 10-15 лет на крупнейших международных мероприятиях, не снижают своего накала. В фокусе внимания по-прежнему остается проблема эмиссии парниковых газов. Однако, обострение политической ситуации в первой половине текущего года обнаружило уязвимость позиции стран ОЭСР, придерживающихся мнения о форсированном переходе на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Реалии жизни показали высокую потребность национальных экономик, в том числе и имеющих статус развитых, в традиционном (ископаемом) топливе: нефти; природном газе и даже угле. И становится очевидным, что такая потребность сохранится ещё 10-20 лет, пока не произойдут естественные технологические сдвиги в сферах промышленного производства, транспорта, тепло- и электроснабжения домашних хозяйств.

Если разделить подходы к решению стратегической задачи развития глобальной энергетики на политический и экономический, то справедливо заметить, что «зелёная» энергетика — это, в большей мере, политическое видение энергетического будущего, а представители реального сектора экономики предпочитают говорить об устойчивой энергетике.

О «зелёной» энергетике в последнее время сказано уже достаточно. Её главной целью стал переход на ВИЭ. На этапе генерации энергии возобновляемые источники, безусловно, выигрывают у традиционных энергоресурсов по экологическим критериям. Есть вопросы по экономической эффективности, но они будут сниматься по мере развития научно-технического прогресса. Тёмными пятнами концепции перехода к ВИЭ остаются: а) большая природно-ресурсная нагрузка (затратность) этапа производства оборудования — редкоземельные элементы; литий; кобальт и прочие материалы; б) нерешенные задачи утилизации использованного оборудования (лопастей ветрогенераторов, аккумуляторов и др.); и в) извлечения тех же редкоземельных элементов для повторного применения. Поэтому, ускорение «энергетического перехода», в таких условиях, больше похоже на «энергетическую войну» со странами, располагающими основными мировыми запасами традиционных (ископаемых) энергоресурсов. А одна из целей такой войны — подрыв устойчивости энергосистем у стран-оппонентов.

Расхождение во взглядах на стратегическое направление развития мировой энергетики, в частности у стран «большой семёрки» и остальных, естественно. И оно объясняется тем, что первые могут использовать элементы «неоколониальной» системы при выстраивании глобальных технологических схем, а вторые — нет. И вот этим, вторым, нужно выстраивать собственную устойчивую энергетику. Устойчивая энергетика, как альтернатива «зелёной», должна соответствовать как минимум трём критериям: надёжности энергоснабжения; энергоэффективности и экологической безопасности.

О приоритете критерия надёжности энергоснабжения постоянно говорят руководители Минэнерго РФ, представители научного и промышленного сообществ. Надежность и доступность обеспечения экономики тепловой и электрической энергией — важное условие нормальной жизни всех индустриально развитых стран, особенно тех, что расположены в неблагоприятных климатических условиях (север, тропики). Безусловно, это в полной мере относится и к России.

Следующим важным критерием является энергоэффективность. России, как и большинству других стран, целесообразно сосредоточиться на снижении энергоемкости выпускаемой продукции, снижении энергетических потерь при генерации и передаче энергии, повышении энергосбережения в непроизводственной сфере. Это в полной мере относится к любой энергетической системе, работающей как на традиционных, так и на возобновляемых источниках.

Что касается экологической безопасности, что является краеугольным камнем концепции «зелёной» энергетики, то здесь надо оценивать природно-ресурсную стоимость всей цепочки производства «зелёной» энергии: с момента добычи и обогащения редких металлов до утилизации и переработки использованного оборудования (аккумуляторов, деталей из композитных материалов и высокопрочных сплавов). Евросоюзу и Северной Америке удобно, когда эти «грязные» звенья технологической цепи находятся в Китае, Конго, Чили и других странах. В итоге, если счёт за потребленный природный капитал, используемый для производства 1 киловатта «зелёной» электроэнергии оплачивать не частично, а полностью, он будет внушительным.

Решением проблемы снижения эмиссии парниковых газов и нагрузки на экосистемы, обеспечивая при этом надежность и доступность энергии, предпочтительно заниматься при комплексном использовании энергоресурсов (как возобновляемых, так и ископаемых), что позволит повысить и эффективность их использования на основе взаимодополнения. Такой принципиальный подход соответствует принципам и целям устойчивого развития.

В этой связи, представляется спорным утверждение, что электротранспорт является самым экологически дружественным и перспективным. Например, для России, как и других газодобывающих государств, транспорт на газомоторном топливе может оказаться более предпочтительном. Особенно, если учитывать все природно-ресурсные затраты, и операционного, и инвестиционного характера. Естественно, что для точного сравнения требуются детальные технико-экономические расчеты, но уже в первом приближении видно, что критериям устойчивой энергетики в большей мере соответствует транспорт на метане или сжиженном природном газе. Ценовые и налоговые вопросы, которые много дискутируются, следует решать после полной технико-экономической и экологической оценки альтернативных вариантов. Весьма вероятно, что проведение такой комплексной оценки покажет конкурентоспособность газомоторного топлива не только в сравнении с электроэнергией, но и традиционными дизельным топливом и бензином.

Рекомендации для органов государственной и муниципальной власти

— При разработке законодательных и нормативно-правовых актов, связанных с развитием федеральной, региональных и муниципальных энергетических систем, ориентироваться на критерии устойчивой энергетики: надёжность; энергоэффективность и экологическую безопасность. Также важно соблюдение принципа комплексности.
— Внедрить в практику комплексную (технико-экономическую и экологическую) оценку полного цикла производства энергии: от разведки и добычи всех ресурсов, используемых как в качестве ископаемого топлива, так и материалов для энергетического оборудования, до переработки отходов энергетической отрасли и утилизации оборудования. Данный метод позволит оценить в полной мере преимущества энергетических проектов и программ, ориентированных на критерии устойчивой энергетики.
— Разработать меры по стимулированию использования газомоторного топлива как в производственном, так и непроизводственном секторах экономики, включая интеграцию профильных подразделений ПАО «Газпром» с производителями транспортных средств.
— Инициировать разработку комплексных маркетинговых решений по формированию рынка газомоторного топлива, с механизмами поддержки, аналогичными рынку электромобилей.

Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.


Аналитика на тему