Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, созданный в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 133 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 70 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Исследование
19.04.2021

Вызовы углеродного регулирования

Энергетический бюллетень Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации за март 2021 г. (№ 94) посвящен перспективам введения ЕС трансграничного углеродного регулирования.

Во II квартале 2021 г. Европейская комиссия представит предложения о введении пограничного углеродного сбора. Трансграничный углеродный механизм влияет на условия ввоза товаров на территорию ЕС, что может негативно сказаться на объемах поставок государств-экспортеров. В то же время, соответствуя глобальным целям низкоуглеродного развития, данный механизм создает для экспортеров дополнительные стимулы по внесению вклада в глобальную климатическую устойчивость. Задача России, треть экспорта которой приходится на ЕС, — минимизировать потери при уплате пограничного углеродного сбора, совершенствуя внутреннюю экологическую политику.

Аналитики Фонда Росконгресс выделили основные тезисы данного исследования, сопроводив каждый из них подходящим по теме фрагментом видеотрансляций панельных дискуссий, состоявшихся в рамках деловых программ ключевых мероприятий, проведенных Фондом.

Отмечаются тенденции к восстановлению экономик в глобальных масштабах, несмотря на риски «третьей волны» пандемии. Так, согласно прогнозам ожидается рост потребления нефти в мире в 2021 году.

В исследовании представлен обзор ситуации в различных областях энергетики. Так, авторы отмечают, что в ряде регионов мира холодная погода внесла коррективы в показатели промышленного производства в начале года, особенно в феврале. В целом же тенденции к восстановлению экономик продолжаются в глобальных масштабах, несмотря на риски «третьей волны» пандемии. Существенный вклад в позитивные ожидания внесло принятие обширного стимулирующего пакета в США.

Цены на нефть в начале марта превысили 69 долл./барр. впервые с января 2020 г. Рост котировок в первой половине месяца вызван заявлением о продлении соглашения ОПЕК+ с сохранением уровня нефтедобычи почти всех сторон в апреле, а также восстановлением экономики после пандемии.

В мартовском отчете ОПЕК повысила прогноз глобального потребления нефти. Согласно новым оценкам в 2021 году спрос вырастет до 96,3 млн барр./день (увеличение составит 5,9 млн барр./день), тогда как в феврале текущего года объем мирового спроса оценивался в 96,1 млн барр./день. Несмотря на общий позитивный годовой тренд, создавшийся благодаря ожиданиям экономического подъема и положительному воздействию вакцинации, ОПЕК снизила прогноз спроса для первых двух кварталов 2021 года, так как мировая экономика все еще испытывает влияние пандемии.


В феврале 2021 г. цены на газ снижались в Азии (-60,5%, индекс N-E Asia LNG) и Европе (-15,4%, индекс TTF), а в США — росли (на фоне аномальных морозов). Добыча газа в России в феврале 2021 г. увеличилась (+3,9% г/г). Трубопроводный экспорт газа из России в январе 2021 г. возрос (+1,5% г/г).

По данным Минэнерго России, добыча угля в России в феврале 2021 г. выросла на 9,6% г/г, экспорт возрос на 11,9% г/г. В Европе и Азии цены на энергетический уголь варьировались (-2,8% и +4,0% к январю соответственно). Цена коксующегося угля также выросла (+20,3% для премиальных марок).

В 2020 году в структуре экспорта угля из России ключевые позиции заняли страны Азии. Основными направлениями экспорта стали: Китай (29,4 млн т), Республика Корея (23,1 млн т) и Япония (21,4 млн т). Кроме того, в сравнении с 2019 годом значительный рост показал экспорт в Турцию (+56,6% г/г) и Тайвань (+31,5% г/г). В то же время за 2020 год существенно снизился экспорт угля в европейские страны, в первую очередь в Германию (-53,1% г/г) и Нидерланды (-23,8% г/г). Это обусловлено экономическим спадом и сокращением выработки электроэнергии угольными станциями.

Задолженность на оптовом рынке электрической энергии и мощности (ОРЭМ) с учетом договоров цессии в феврале 2021 г. составила 74,2 млрд руб. (+0,03 млрд руб. к январю 2021 г. и —26,6 млрд руб. к февралю 2020 г.). Уровень расчетов на ОРЭМ в феврале составил 99,9%. Задолженность на розничном рынке электроэнергии (РРЭ) в январе 2021 г. составила 352,4 млрд руб., что выше уровня декабря 2020 г. на 65,4 млрд руб. (+50,5 млрд руб. к январю 2020 г.)

Видео: roscongress.org/sessions/spief-2019-neftegazovaya-otrasl-regulirovanie-i-perspektivy-razvitiya-neftegazovoy-otrasli-rossii-i-kitaya/search/#00:44:47.487

Пограничный углеродный сбор в ЕС рассматривается как одна из мер достижения цели сдерживания изменения климата, снижения уровня загрязнений и восстановления биоразнообразия, а также предотвращения «утечки углерода» в страны с менее жестким углеродным регулированием.

Введение пограничного углеродного сбора в ЕС запланировано не позднее 2023 года, а согласование предложений по нему ожидается уже во II квартале 2021 г.

Механизм пограничного углеродного сбора предполагает взимание платы за содержание каждой тонны выбросов в составе импортной продукции. Таким образом, произойдет дифференциация ставок ввозных таможенных пошлин ЕС. Уровень «углеродного следа» в технологической цепочке товара зависит от энергетической базы генерации для целей производства, а значит, чем более углеродно нейтрален ресурс, тем меньше величина пограничного сбора. Введение такого механизма выступает внешним стимулом для стран, предприятия которых имеют существенный «углеродный след» при производстве товаров и экспортируют эти товары на рынок ЕС, к приведению мер государственного регулирования в соответствие с глобальными тенденциями низкоуглеродного развития.

По мнению авторов, описанная мера политики направлена на достижение ЕС целей климатической нейтральности, она же позволяет повысить конкурентоспособность продукции европейских производителей на внутреннем рынке. Авторы отмечают, что введение пограничного углеродного сбора затрагивает не только политику устойчивого развития, но и внешнеторговую политику ЕС.

Перспектива введения пограничного углеродного сбора вызывает опасения и у российских компаний, отмечается в исследовании. Усугубляет ситуацию сохраняющаяся неопределенность относительно формы данного сбора, а также факторов, учитываемых при исчислении его величины. В то же время не решен технический вопрос учета «углеродного следа» в цепочке создания стоимости импортируемых товаров: верификация стандартов учета «углеродного следа» напрямую определяет величину взимаемого сбора.

Авторы исследования выражают сомнение, что включение в методологию расчета поглотительной возможности лесных массивов позволит снизить потенциальную величину сбора (такой подход мог бы сыграть в пользу российских производителей). По мнению экспертов, данный аргумент нуждается в анализе, так как с точки зрения надежности лесоклиматических проектов (возможность возгораний и вырубки лесов) он не выглядит сильным.

В исследовании отмечается, что последствия введения сбора неоднозначны и для самой Европы, энергетическая безопасность которой будет зависеть от внешних поставок нефти и газа как минимум на ближайшее десятилетие согласно смешанному сценарию климатического развития ЕС.

Согласно прогнозам Европейской комиссии, ископаемое топливо по-прежнему будет обеспечивать около половины потребления энергии ЕС в 2030 году. Использование угля должно быть существенно сокращено к 2030 году, а в течение 2030-2050 годов нефть будет практически полностью выведена из энергобаланса, в то время как потребление природного газа будет составлять десятую часть энергопотребления ЕС к 2050 году.

В исследовании отмечается, что вопрос энергетической безопасности ЕС усиливается вероятными ответными мерами на введение пограничного углеродного сбора со стороны торговых партнеров. По мнению авторов, ужесточая свою торговую и климатическую политику, ЕС необходимо учитывать позиции основных экспортеров.


Видео: roscongress.org/sessions/rew-2019-strategiya-razvitiya-ugolnoy-promyshlennosti-rossii-na-period-do-2035-goda-novyy-vzglyad/search/#01:10:27.327

Российская экологическая политика постепенно адаптируется к трендам низкоуглеродного развития экономики, однако сейчас стоит вопрос об оперативной адаптации к европейским нововведениям. В стране в первую очередь требуется внедрение системы учета выбросов парниковых газов и документирование этих данных.

В исследовании отмечается, что российские власти учитывают глобальный тренд низкоуглеродного развития экономики, об этом свидетельствует разработка проекта Стратегии низкоуглеродного развития России до 2025 года. Однако сейчас стоит вопрос об оперативной адаптации к европейским нововведениям, поскольку экономический эффект от введения пограничного углеродного налога ЕС критичен для российских экспортеров: потенциально пограничный углеродный сбор может оказать влияние на 42% экспортного потока из России в ЕС.

Главным образом углеродный сбор отразится на рынках либо с высокой углеродоемкостью, либо со значительной интенсивностью торговли с ЕС: на нефтегазовом секторе, металлургии, угольной отрасли, производстве азотных удобрений, целлюлозно-бумажной и стекольной промышленности. По оценкам экспертов BCG и KPMG, возможные потери основными российскими экспортерами могут составить десятки миллиардов долларов.

В России появляются инициативы по устойчивому развитию. Так, в исследовании отмечается, что Минэкономразвития России подготовило проект федерального закона «Об ограничении выбросов парниковых газов», Минэнерго России разработало проект по внедрению системы «зеленых» или низкоуглеродных сертификатов, соответствующих международным требованиям. Компаниями и мэрией Москвы реализуется проект по выпуску «зеленых» облигаций с целью повышения энергоэффективности продукции. Происходит адаптация системы торговли квотами в рамках пилотного проекта на Сахалине, где в середине 2022 года осуществится первая сделка с применением механизма торговли квот на выбросы.

Авторы отмечают, что отсутствие в России четко специфицированного стандарта учета выбросов парниковых газов позволяет ЕС оценивать «углеродный след» продукции из России в максимально возможном размере. При этом в исследовании отмечается, что намечены шаги по разрешению данной ситуации: в 12 городах России утверждены Правила создания и эксплуатации федеральной государственной информационной системы мониторинга качества атмосферного воздуха и предусмотрено проведение эксперимента по квотированию выбросов.

Потенциальные риски введения пограничного углеродного сбора стимулируют предпринимать меры не только на федеральном уровне, но и на уровне компаний. Общий тренд политики бизнес-среды направлен на сокращение «углеродного следа» в продукции и привлечении дополнительных средств в энергосберегающие и низкоуглеродные технологии. Так, российские компании поддерживают государственный вектор в части низкоуглеродной политики и инвестируют в «чистую» энергию.

По мнению авторов, приоритетным направлением «зеленой» политики России следует считать стандартизацию учета таких выбросов как в рамках внутреннего регулирования, так и в рамках хеджирования рисков при принятии пограничного углеродного сбора ЕС.

Видео: roscongress.org/sessions/spief-2019-globalnyy-klimaticheskiy-vyzov-ogranichenie-ili-drayver-razvitiya/search/#00:19:21.215

Также предлагаем вам ознакомиться с другими материалами, размещенными в специальных разделах Информационно-аналитической системы Росконгресс ЕС, Энергетика, Устойчивое развитие, Окружающая среда, Зеленые технологии и Налоговая система, посвященных развитию энергетики как одной из ключевых отраслей промышленности.


Аналитика на тему