Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, созданный в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 160 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 75 странах мира.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Экспертное мнение
05.10.2021

Цифровизация здравоохранения: на пути к «электронной карте здоровья»

Экспертное заключение подготовлено по итогам сессии ПМЭФ-2021 «Цифровое здравоохранение: прозрачность, эффективность и качество».

Автор: Титова Александра Викторовна, кандидат экономических наук, старший преподаватель кафедры проектного менеджмента и управления качеством Санкт-Петербургского государственного экономического университета

В конце ХХ — начале XXI века особо остро встала проблема роста затрат на функционирование систем здравоохранения, вызванная увеличением необходимого охвата медицинской помощью и ее удорожанием в расчёте на один контакт или одного пациента. При этом рост затрат обусловлен как внешними по отношению к рассматриваемой системе факторами (рост продолжительности жизни, превалирование хронических заболеваний), так и внутренними системными факторами (неэффективное функционирование отрасли).

Цифровизация систем здравоохранения рассматривается экспертами как процесс, способный снизить темпы роста затрат на функционирование системы, повысить качество оказываемых медицинских услуг в краткосрочной и долгосрочной перспективе, повысить клиническую, социальную и экономическую эффективность, а также повысить доступность медицинской помощи. Отметим, что данный процесс не является конечным, цели цифровизации динамичны вследствие постоянно изменяющихся потребностей субъектов и открывающихся благодаря цифровым продуктам возможностям.

В конце 20-го века к основным задачам информатизации (термин цифровизация появился позже) здравоохранения относили главным образом операционные эффекты, а именно сокращение времени пациента, затрачиваемого на получение услуги (процедура записи на прием); сокращение время работы врача (система поддержки принятия решений, быстрое заполнение электронной карты). Процесс цифровизации здравоохранения в России начался в 2011 году, когда был сформулирован Цифровой контур здравоохранения. Отметим, что многие задачи, обозначенные уже в 2011 году, реализованы в Российской Федерации не в полной мере, до сих пор сохраняется ведение бумажных карт, исключения составляют только детские ЛПУ города Москва. Но в то же самое время реализуются новые задачи, как реорганизация оказания медицинской помощи (например, мгновенная отправка цифровых рентгеновских снимков позволила ставить точный диагноз без физического присутствия врача рентгенолога, а данный факт обеспечил возможность создания в период эпидемии COVID-19 центров рентгенологов, диагносцирующих пациентов по всей России), маршрутизация пациентов, ведутся разработки в области искусственного интеллекта. Динамичная внешняя среда обуславливает появление новых возможностей в решении задач, цифровизация наступает по нескольким «фронтам», оказывая все более сильное влияние на функционирование социально-экономических систем, в том числе и системы здравоохранения.

Эпидемия COVID-19 форсировала процессы цифровизации здравоохранения, доказав, что управляемое использование цифровых технологий в медицине способно обеспечить рост эффективности её функционирования, главным образом, за счет повышения охвата медицинской помощью и, как следствие, своевременности ее оказания. В рамках сессии были обсуждены основные достижения в области цифровизации в период COVID-19, которые, по признанию экспертов, были бы невозможны без значительной подготовки. Одним из основных достижений стало широкое использование телемедицины. Как отметил Андрей Каприн, генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра радиологии, законодательно оказание услуг телемедицины закреплено с 2017 года, тем не менее реально телемедицина получила развитие лишь в 2020 году. Развитие телемедицины открывает широкие возможности для сокращения затрат и времени на диагностику, делая возможным обследование пациента на расстоянии (по словам Андрея Каприна, число консультаций выросло с 250 в год до 5500 в полгода). Однозначны следующие эффекты: снижение затрат в настоящем на диагностику, рост охвата, снижение затрат в будущем на лечение за счет ранней диагностики, внешние эффекты системы здравоохранения. Отметим, что подобные сервисы получили широкое распространение и в других странах мира.

Участники сессии согласны с тем утверждением, что необходимы не просто отдельные решения, а система цифровых решений, обеспечивающая рост эффективности функционирования систем здравоохранения. Несмотря на то, что так многое достигнуто в цифровизации, огромное количество задач остается нерешенным.

Пациентоцентрированность, превентивная медицина и доказательное здравоохранение — те направления развития системы, которые признаются эффективными практиками и научным сообществом. Задачи в данных областях способна решить цифровизация. И одним из важнейших инструментов в этой области является создание электронной карты пациента или «электронной карты здоровья» (Петр Глыбочко, ректор, ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова»), которая в настоящий момент не реализована. В настоящее время уже выдвигаются задачи внесения в карту здоровья генетической информации, что позволит сделать прорыв в персонализированном подходе к лечению ряда заболеваний.

Основные барьеры, выделяемые научным и практическим сообществом и, безусловно, обсужденные на форуме, это проблемы организационного характера. Участники форума подчеркивали необходимость согласованных действий ряда субъектов, представителей здравоохранения и представителей IT. Рассмотрим ряд проблем и возможных решений.

Для обеспечения эффективного взаимодействия акторов системы требуются правовые акты, регламентирующие правила взаимодействия субъектов, участвующих в цифровизации системы здравоохранения. Помимо регулирующих актов необходимы совершенно четкие определенные цели, например, сокращение бумажного документооборота в течении трех лет до 20% от всего документооборота.

Следующее, что необходимо, это реорганизация процессов здравоохранения: недостаточно просто внедрить цифровые технологии, многие процессы, касающиеся не только сбора данных и их обработки, но и организации оказания медицинской помощи с учетом, например, возможности применения телемедицины, наработок маршрутизации пациента, требуют пересмотра.

Не менее важной проблемой стала проблема несоответствия цифровых продуктов требуемым характеристикам, недостаточное количество продуктов, «коробочность» цифровых решений. И здесь необходимо отметить решение, озвученное Анастасией Раковой, заместителем Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам социального развития. Решение заключается в организации прямой работы с разработчиками через системы открытых инноваций. Анастасия Ракова подчеркнула необходимость постоянной совместной работы, особое значение имеет определение списка требований к цифровым продуктам. Следующая важнейшая проблема — проблема неприятия цифровизации сотрудниками системы здравоохранения, главным образом, врачами в меньшей степени пациентами. Данная задача может быть решена с развитием менеджмента здравоохранения как отрасли знаний, иными словами менеджеры здравоохранения должны убеждать, мотивировать сотрудников эффективно использовать цифровые технологии. Как верно отметил Андрей Каприн, генеральный директор Национальныого медицинского исследовательского центра радиологии, «на реальном примере врачам необходимо показать плюсы цифровизации». Аналогичные меры предлагаются и научным сообществом России, Европы, США. Регулярная демонстрация положительного опыта, вовлечение, втягивание акторов системы в цифровизацию, а не административное принуждение.

Следующим этапом решения проблемы принятия цифровизации является развитие цифровой культуры, как среди врачей, так и среди пациентов. И здесь особую роль играет образование врачей. Как отметил Петр Глыбочко, ректор ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» необходимо уже сейчас интегрировать IT-образование в медицинские специальности, развивая такие профессии, как сетевой врач, IT-медик. Однако основной вопрос заключается в том, будут ли трудоустроены эти специалисты в будущем, что опять возвращает нас к проблеме единых согласованных действия акторов в сфере цифровизации системы здравоохранения.

Отдельно отметим проблему организации единой медицинской информационной системы, до сих пор не реализованную в полной мере ни одной страной. Анастасия Ракова подчеркнула, что важно делать не скан копии бумажек, а вносить информацию, доступную потом для анализа, для чего необходимы структурированные поля единых справочников. В этой связи целесообразно обратиться к монографии 2013 года Института Медицины США (IoM), посвященной Обучающейся системе здравоохранения [1]. Данная монография содержит наиболее полное собрание исследований о предполагаемых эффектах единой информационной системы здравоохранения, модель системы, предложения по её развитию и внедрению. Модель построена на принципах пациентоцентрированного подхода, доказательной медицины и профилактики. Данная система направлена на постоянный сбор и анализ информации по оказанным медицинским услугам, в том числе в режиме реального времени, и диссеминацию полученных результатов. Применение такового рода системы позволит продвигать эффективные инновации в медицине и блокировать неэффективные или вредоносные продукты, так как решения будут основываться на фактах и доказательствах (evidence-based healthcare). Использование Big Data и соответствующей аналитики, например, позволит агрегировать данные по лекарственным средствам, собирая побочные эффекты у определенных групп населения или возникающие при совместном приеме, не обнаруженные на стадии испытаний, находить наиболее эффективные сочетания лекарственных средств и методов лечения, кастомизировать курсы оказания медицинских услуг на основании индивидуальных особенностей пациентов. Отметим, что Петр Глыбочко рассказал о начале разработки цифровых двойников болезней, что является новым функционалом, не рассмотренным в монографии, но способным стать значительным дополнением к организации на научной основе лечения ряда болезней. Фактически речь идет о создании вертикально-интегрированной медицинской информационной системы, способной реально повысить эффективность оказания медицинской помощи.

В таблице 1 ниже приведены основные эффекты системы здравоохранения, классифицированные автором. Необходимо учитывать все данные эффекты при цифровизации системы.

Таблица 1. Эффекты системы здравоохранения.

Внутренние эффекты Внешние эффекты

Краткосрочные

1. Снижение затрат вследствие применения инновации: переменные затраты на оказание услуги (медицинский и экономический эффекты).

2. Кратковременные клинические эффекты: улучшение показателей здоровья, меньше больничный.

Отсроченные

3. Снижение необходимого охвата медицинской помощью, за счёт роста качества человеческого капитала.

4. Обеспечение формирования качественного человеческого капитала в будущем, т.е. социальный эффект в классификации Попова Г.А.

Источник: составлено автором

Особое внимание необходимо уделять внешним отсроченным эффектам. Именно сохранение здоровья должно стать во главу угла. Проблемы стратегической перспективы, а именно участие цифровизации в формировании человеческого капитала будущего требуют с нашей точки зрения более детального рассмотрения. Разработки в области «электронных карт здоровья» с нашей точки зрения должны стать лейтмотивом сессии следующего года.


[1] Smith, M., Saunders, R., Stuckhardt, L., McGinnis, J.M. Best care at lower cost: the path to continuously learning health care in America [Электронный ресурс] / M. Smith, R. Saunders, L. Stuckhardt, J.M. McGinnis. — Committee on the Learning Health Care System in America, The Institute of Medicine. Washington, D.C.: The national academies press. — 2013. — Режим доступа: http://www.nap.edu/catalog/13444/best-care-at-lower-cost-the-path-to-continuously-learning свободный.

Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.


Аналитика на тему