Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, создан в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом.

Фонд взаимодействует со структурами ООН и другими международными организациями. Развивает многоформатное сотрудничество со 173 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 78 странах мира, со 179 российскими общественными организациями, федеральными органами исполнительной и законодательной власти, субъектами Российской Федерации.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Экспертное мнение
13.06.2022

Модификация рисков должна стать вектором развития российского здравоохранения

Ключевой проблемой российского здравоохранения и демографической политики государства остается про­филактика хронических неинфекцион­ных заболеваний. При этом развитие таких заболеваний связано в основном с образом жизни людей и теми факто­рами риска, воздействию которых они подвергаются. Ими являются неблаго­приятная среда обитания, хронический стресс, вредные привычки.

Полностью исключить все факторы риска невозможно. Поэтому сейчас в медицинском сообществе набирает популярность концепция модификации рисков. Однако в области государствен­ного регулирования не просматрива­ется четкой политики в этой сфере: подходы к формированию регулятор­ных решений строятся в основном на запретительных и ограничительных мерах без учета реальной эффективно­сти предлагаемых запретов и объектив­ных научных данных. Мы поговорили на эту тему с Александром Розановым, кардиологом, кандидатом медицинских наук, старшим научным сотрудником РНИМУ им. Н. И. Пирогова, который возглавляет Ассоциацию медицинских специалистов по модификации рисков.

Александр Владимирович, какие хрони­ческие болезни сейчас приводят к наи­большей смертности среди россиян?

Лидирующей причиной смертности в России долгие годы остаются болез­ни системы кровообращения. На них приходится почти 44% всех смертей. Причем больше половины смертель­ных исходов в сердечно-сосудистой категории и больше 20% общего коли­чества смертей приходится на послед­ствия ишемической болезни сердца. На втором месте идут онкологические заболевания. Количество смертей здесь практически не меняется — при­мерно 300 тысяч каждый год. Среди всех видов рака самый часто встречаю­щийся — рак трахеи, бронхов и легких. Здесь очевидно влияние курения сигарет. Остальные заболевания, если исключить ковид, существенно уступают этим двум главным группам.

Вы упомянули курение как фактор риска развития онкологических заболеваний. А какие еще факторы влияют на возник­новение хронических заболеваний?

Все факторы риска известны. Это малоподвижный образ жизни, избы­точный вес или ожирение, высокое артериальное давление, высокий уро­вень холестерина, сахарный диабет, курение сигарет и злоупотребление алкоголем. Эти факторы универсальны и вызывают развитие рака, сердечно-сосудистых и многих других заболеваний, включая неврологи­ческие. При этом если взять гипер­тонию, то сейчас более 40% россиян имеют повышенное артериальное давление. Ожирение и лишний вес — проблема каждого третьего человека. Курят почти 28%. Низкая физическая активность характерна для 39%. А из­быточное потребление соли характер­но почти для половины.

Вы перечислили много факторов риска. Как вы считаете, какие из них требуют модификации в первую очередь?

Я бы начал с табакокурения, которое приводит к развитию большого коли­чества заболеваний, в том числе сер­дечно-сосудистых и онкологических. При этом бросить курить крайне сложно. Я бы поставил проблему ку­рения на первое место.

А что насчет алкоголя?

Россия, безусловно, сильно страдает от злоупотребления гражданами алкоголем, но эта проблема несколько преувеличена в СМИ. Злоупотребле­ние алкоголем характерно скорее для определенных социальных групп. При этом никотиновая зависимость имеет большой аддиктивный потенциал, поэтому бороться с курением так тя­жело. Последствия злоупотребления алкоголем очевидны всем. Курение же не приводит к потенциальному деструктивному поведению, поэтому человека гораздо сложнее убедить бросить эту привычку.


И как убедить пациента бросить курить?

Как раз на примере курения хорошо раскрывается концепция модифика­ции рисков — то, чем занимается наша ассоциация. К каждому пациенту нужен индивидуальный подход. Одно дело — недавние курильщики: здесь велики шансы, что им удастся бро­сить. Но если человек курил послед­ние 40 лет своей жизни, то он вряд ли бросит за раз — здесь нужно думать, как снизить уровень вреда. Тут хорошо работают вспомогательные технологии — никотинзаместительная терапия, а для пациентов, которые не отказываются от потребления табака, возможен переход на альтернатив­ные никотинсодержащие продукты, например электронные системы нагревания табака (ЭСНТ).

Важно понимать, что сам по себе никотин не приносит такого большого вреда здоровью, как вещества, выделя­ющиеся при горении табака. Значит, надо исключить фактор горения. И тогда будет достигнут значительный позитивный результат для здоровья человека. Согласно результатам про­веденных российских и зарубежных исследований, содержание вредных и потенциально вредных веществ в аэрозоле ЭСНТ в среднем на 90–95% ниже, чем в дыме сигареты; токсич­ность и мутагенность аэрозоля более чем на 90% ниже. Концентрация угар­ного газа в аэрозоле ЭСНТ аналогична его концентрации в атмосфере. То есть уровень угарного газа в организме пользователя ЭСНТ такой же, как в ор­ганизме некурящего человека.

Люди курят сигареты ради никотина в первую очередь, а вред прино­сят продукты горения табака. Значит, есть возможность снижения риска. Сложнее с алкоголем: здесь непосред­ственный вред организму приносит сам спирт — то, ради чего большинство людей и пьет.

Но наше государство в лице Минздрава довольно решительно настроено против курения в любых формах. Более того, они борются именно с никотиновой зависимостью.

Именно поэтому мы продвигаем кон­цепцию модификации рисков. Я по­нимаю, что многие врачи рассчиты­вают на быстрый результат и требуют от пациентов в один день изменить годами сложившийся образ жизни: бросить пить, курить, начать есть здо­ровую пищу и регулярно заниматься спортом. Но надо быть реалистами — мало кто готов на такие решительные изменения. А отсутствие понимания и поддержки врача приводит к тому, что пациент попросту не выполняет его предписания.

Задача современного врача — сде­лать все, чтобы продлить жизнь паци­енту, обеспечить наилучшее качество этой жизни. Именно здесь модифика­ция рисков и индивидуальный подход отлично показывают себя. Государ­ственное регулирование должно учи­тывать этот фактор, а не просто вести арифметический подсчет смертности населения.


Вы верите, что модификация рисков мо­жет быть встроена в стратегию развития нашего здравоохранения?

Я убежден в том, что рано или поздно именно так и произойдет. Это ра­циональный подход, основанный на научных исследованиях. Есть некото­рые риски, которые нельзя полностью исключить, но можно снизить их до возможного минимума, то есть моди­фицировать их. Это задача не только врачей, но и чиновников, лиц, прини­мающих решения.

Врачи, к сожалению, сильно огра­ничены существующими админи­стративными правилами и действу­ющими рекомендациями. Взять ту же антитабачную политику. Она предельно жесткая и запретитель­ная. Не делается никаких различий между табачными продуктами с раз­ным профилем риска, под ограни­чения и запрет попадает вообще все. В таком случае многие просто про­должают курить обычные сигареты, сохраняя привычный образ жизни. Хотя правильнее было бы использо­вать менее вредные альтернативы курению сигарет.

Необходимо поддерживать меры, которые позволяют детально инфор­мировать курильщиков о рисках, связанных с курением, поддерживать эффективное регулирование, при­водящее к снижению потребления сигарет, ограждать несовершеннолет­них от потребления никотина в лю­бой форме. Но вместе с тем люди, которые продолжают курить, должны иметь возможность перейти на менее вредные альтернативы и быть надлежащим образом осведомлены о возможностях снижения вреда для здоровья. Существенные перемены могут быть достигнуты только за счет совместной работы всех заин­тересованных сторон. И жесткая позиция, запугивание здесь работают хуже, чем открытый диалог, воз­можность выбора меньшего из зол. Регуляторная политика государства должна учитывать это и работать не только на запреты, но и предлагать возможные решения, которые будут помогать потребителям сделать осознанный выбор. Как показывает опыт других стран, этот подход дает наиболее устойчивый эффект для изменения поведения и в целом всего общественного здравоохранения.


Аналитика на тему