Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Статья
06.09.2018
«Когда-нибудь – это когда?»

Как делать бизнес в России, если ты не мужчина

Сегодня в российской экономике все больше успешных женщин, которые идут в бизнес просто потому, что им это интересно. 19–21 сентября в Санкт-Петербурге пройдет Евразийский женский форум. А пока мы решили изучить это явление на примере нескольких историй успеха.


В феврале 2014 года Марина Домрачева установила 3D-принтер в маминой квартире в Подмосковье, и мама была в ужасе. Когда устройство заработало, в квартире затрясся пол. Впрочем, маму беспокоил не сам принтер. Она была категорически против того, чтобы дочь занималась бизнесом, а не наукой. «Ты катишься по наклонной», — резюмировала мама Марины.

Чтобы начать собственное дело, Домрачева накопила 2 млн рублей, часть денег добавил отец. Ему, кстати, бизнес-затея дочери тоже не нравилась. «Папа надеялся, что мое дело быстро прогорит и я вернусь на „нормальную“ работу».

За год до истории с трясущимися полами в маминой квартире, в 2013 году, на встрече одноклассников Домрачева разговорилась с другом. Он хотел выровнять зубы и доктор посоветовал ему капы — прозрачное устройство из специального ортодонтического пластика, более удобное и незаметное, в отличие от брекетов. Американская Align Technology производила капы в Мексике по 3D-технологии, их нужно было ждать три месяца, и стоили они около 5 тыс. евро. «Одноклассник спросил у меня, почему в России никто не делает такие капы, — вспоминает Домрачева. — Я ответила ему, что я не стоматолог, а 3D видела только в кинотеатре». Но с тех пор Марина заинтересовалась вопросом, стала много читать про 3D-принтеры и сканеры, изучала программы для моделирования перестановки зубов, самостоятельно исследовала рынок. Она заходила в клиники с вопросом: «Здравствуйте, я провожу исследование по маркетингу. Можно поговорить с вашим ортодонтом?» Как правило, ей не отказывали. Домрачева выяснила, что ведущие московские специалисты заинтересованы в капах, но это была очень дорогая услуга.

«К концу лета 2013 года у меня был маркетинговый план, я знала, сколько стоит 3D-принтер и материалы, — рассказывает Домрачева. — Я предполагала, что когда-нибудь из этого получится отличный бизнес, но когда-нибудь — это когда?..»

В декабре 2013-го она уволилась из фармацевтической компании. На оборудование для создания кап у нее ушло около 150 тыс. евро — собственные сбережения и деньги членов семьи. Кроме 3D-принтера, понадобился специальный ортодонтический 3D-сканер и ПО для моделирования перестановки зубов. Чтобы разрабатывать протоколы движения зубов, требовался клинический эксперт. «Ирина Дмитриенко была одним из первых московских ортодонтов, которая начала работать с американскими капами, — вспоминает Домрачева. — Сначала, когда я рассказала ей о своей идее, она не восприняла ее всерьез. Но я вновь позвонила через пару месяцев и сказала, что оборудование готово и мы можем начинать работать».

Полтора года стартап Домрачевой генерировал только убытки. Пока капы не прошли сертификацию в Росздравнадзоре, их нельзя было продавать. Зато нужно было оплачивать работу медицинского эксперта и зубного техника, закупать материалы. Только в 2014 году, после того как компания получила сертификат, появилась выручка в 700 тыс. рублей.

И тут грянул кризис. Стоимость зарубежных материалов подскочила в два раза. «2014 и 2015 годы были ужасом. Я сама ходила по стоматологическим клиникам, рассказывала врачам о компании. В девяти случаях из десяти меня не пускали дальше ресепшен». Но постепенно база клиентов все-таки росла. В 2015 году компания перестала генерить убытки.

«Дальше стало проще, — рассказывает Домрачева. — В 2017 году мы разработали ПО, которое создает трехмерные анатомические модели по компьютерной томографии». С этой программой 3D Smile уже выходит на зарубежные рынки — США, Индии, Китая и ЕС.

Всего через 4 года после запуска 3D Smile стал крупнейшим производителем кап в Восточной Европе. Каждый месяц она производит 8 тыс. изделий. Для пациентов средняя стоимость услуги составляет 200–250 тыс. рублей. Благодаря выходу на международные рынки Марина надеется к 2021 году достичь выручки 100 млн долларов. В 2016 году компания стала резидентом Сколково. Теперь у 3D Smile есть 35 штатных сотрудников и собственная лаборатория, где печатают капы на семи принтерах. Здесь полы уже не трясутся, и можно не бояться, что соседи придут жаловаться.

Текст: Юлия ДУДКИНА, лаборатория «Однажды», специально для журнала ВЭФ


Сессии на тему