Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор общероссийских, международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, молодежных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, создан в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом.

Фонд взаимодействует со структурами ООН и другими международными организациями. Развивает многоформатное сотрудничество со 173 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 78 странах мира, со 188 российскими общественными организациями, федеральными органами исполнительной и законодательной власти, субъектами Российской Федерации.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Экспертное мнение
27.12.2022

Индустриальные парки - основа устойчивого промышленного роста в новых реалиях

Экспертное заключение подготовлено по итогам сессии ПМЭФ-2022 «Инфраструктура для устойчивого промышленного роста: возможности для инвесторов».

Автор: Бедняков Андрей Сергеевич, соискатель к.э.н. кафедры МЭОиВЭС им. Н.Н. Ливенцева МГИМО (Университет)

Международный опыт развития индустриальных парков.

Как показывает зарубежный опыт развития промышленности, запуск крупных специализированных промышленных площадок, предназначенных для размещения на них различных производственных предприятий, начался достаточно давно и уже стал необходимым условием для ускоренного инновационного развития промышленности.

Общеизвестным фактом является то, что первым промышленным/ индустриальным парком стал Траффорд Парк недалеко от Манчестера. Он был создан в 1896 г. на бывших землях семьи Де Траффордов, сделавшей состояние во время английской промышленной революции и владевшей текстильными и земельными активами. Строительство Манчестерского судоходного канала поблизости, против которого выступал Хамфри Фрэнсис Де Траффорд и по данной причине продавший земельный участок предприимчивому финансисту Эрнесту Тере Хули, сделало территорию будущего индустриального парка очень привлекательной и позволило привлечь на площадку представителей различных отраслей — сталелитейной, электротехнической, автомобильной и др. Резидентами Траффорд Парка через короткое время после его основания стали такие известные международные компании как Westinghouse Electric, Ford Motor, Rolls-Royce и др. Во время Второй мировой войны Траффорд Парк стал крупным поставщиком продукции военного назначения. В 1945 г. численность рабочих размещавшихся здесь предприятий достигала 75 тыс. чел. В 80-х годах XX в., после сложного многолетнего периода упадка в связи с деградацией промышленности и экономическим кризисом в предшествующее десятилетие территория Траффорд Парка была полностью модернизирована при содействии центральных властей Великобритании. Сейчас численность сотрудников резидентов парка составляет около 35 тыс. чел. По сути дела, сегодня данный индустриальный парк представляет из себя крупный кластер взаимосвязанных предприятий, обеспеченных качественной промышленной и логистической инфраструктурой.

Отличительной чертой развития индустриальных парков в Европе является то, что данные площадки появлялись в исторически сложившихся кластерах (химические, металлургические, цементные, бумагоделательные и др.). Данные зоны развивались под влиянием естественных рыночных предпосылок. Правда, говоря о кризисном периоде 70-х-80-х гг. XX в., государство занимало активную позицию, направленную на поддержку и инвестиции в индустриальные парки, особенно в Западной Европе.

Уже к середине XX в. индустриальные парки стали общепринятой моделью развития промышленности во всех развитых странах, особенно в Великобритании, США и Канаде. Это развитие стало носить планомерный характер и было нацелено на достижение долгосрочных стратегических целей государства. К 1960 г. только в Великобритании насчитывалось 46 крупных индустриальных парков [1].

С точки зрения отраслевой принадлежности, развитие индустриальных парков отражает развитие промышленности — от тяжелых базовых отраслей на заре их становления до высокотехнологичных, инновационных и экологичных в наше время. С учетом высокой важности инноваций для повышения конкурентоспособности государство оказывает поддержку развитию НИОКР и технологий. Таким образом реализуется модель развития, нацеленная на повышение эффективности затрат на научные исследования и разработки, повышение защиты интеллектуальных прав, улучшение условий конкуренции и развитие рынков. В качестве положительного примера можно привести инновационную сеть Catapult UK, созданную с использованием немецкого опыта в сфере инноваций (программа Fraunhofer).

Инвестиции в промышленную инфраструктуру — необходимый элемент экономической политики в новых условиях.

Развитие индустриальных парков и технопарков в современной России началось совсем недавно, в начале 2010-х гг. Согласно данным, озвученным Заместителем Министра промышленности и торговли Российской Федерации А.С. Беспрозванных на сессии «Инфраструктура для устойчивого промышленного роста: возможности для инвесторов», прошедшей 16 июня 2022 г. в рамках XXV Санкт-Петербургского международного экономического форума, сегодня количество индустриальных парков и технопарков уже превысило 400 (из них — 276 действующих). Их площадь составляет более 21 млн. кв. м., и на их территории работает 7600 резидентов. Больше всего таких площадок создано в Московской области, Республике Татарстан, Республике Башкортостан, Ленинградской и Калужской областях. Как отметил во время дискуссии на XXV Санкт-Петербургском международном экономическом форуме Исполнительный директор Ассоциации индустриальных парков России Д.В. Журавский, с 2014 г. количество индустриальных парков в России выросло в 5 раз. При этом доля инвестиций в такие площадки составляет всего около 20% от всех инвестиций в промышленную инфраструктуру, что не так много по международным меркам. При высокой востребованности парков (уровень заполняемости около 65%) можно с уверенностью утверждать, что количество индустриальных парков в России будет продолжать расти быстрыми темпами, особенно в новых политических реалиях.

В текущей экономической ситуации, оказавшейся под влиянием искусственных барьеров, создаваемых западными странами в отношении России в области международной торговли и инвестиций, использование индустриальных парков приобретает еще большую значимость. В связи с разрушением наработанных торговых связей, как по экспорту, так и по импорту, и связанной с этим деформацией глобальных цепочек стоимости стоят серьезные задачи по стабилизации положения в экономике. Эти процессы начались во время пандемии COVID-19, а в 2022 г. они приобрели новое качество в связи с осложнением геополитической обстановки. Для ответа на новые вызовы необходимо в оперативном режиме переориентировать торговые потоки на новых потребителей и изыскивать новые источники поставок необходимого сырья и комплектующих, как зарубежных, так и внутренних. Это, в свою очередь, требует развития новых транспортных коридоров и промышленных площадок внутри страны и в приграничных областях. Несмотря на сложность данных преобразований, они, в конечном итоге, представляют из себя мощный стимул экономического развития, так как в условиях внешних ограничений требуют максимально полного задействования эндогенных факторов и развития новых производств.

Новый вектор развития внешнеторговых связей России начал проявлять себя уже в 2021 г. Так, кратно вырос поток контейнерных грузов по железной дороге в восточном направлении, превысив по результатам 2021 г. 1 млн контейнеров. После ввода санкционных ограничений в 2022 г. многие российские компании, которые ранее никогда не работали с восточными регионами (такими как АТР), стали активно это делать. Также, требуется активное развитие инфраструктурных объектов вдоль транспортного коридора «Север-Юг». Можно с уверенностью ожидать появления новых промышленных площадок вдоль этого направления, нацеленных на удовлетворение спроса на промышленную продукцию, которая будет призвана заместить выпадающий импорт. В перспективе новые производства смогут также удовлетворять спрос от новых потребителей за рубежом, при условии конкурентоспособности выпускаемой продукции.

Говоря о состоянии дел с промышленной инфраструктурой на Дальнем Востоке во время состоявшейся дискуссии на XXV Санкт-Петербургском международном экономическом форуме, Первый заместитель Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики Г.Г. Гусейнов отметил, что несмотря на наличие 23-х территорий опережающего развития и подписание 600 соглашений по работе в этих зонах, в регионе создано всего 5 индустриальных парков с общими инвестициями около 7 млрд. руб. Для решения новых амбициозных задач по локализации, импортозамещению и освоению новых рынков этого явно недостаточно, особенно когда речь идет о высокотехнологичной продукции.

Для дальнейшего развития промышленности в новых условиях, и особенно в тех регионах, которые выходят на первый план с учетом складывающейся геополитической ситуации, требуются более эффективные меры поддержки, направленные на стимулирование развития промышленности. В настоящее время Правительством рассматривается разработанный Министерством промышленности и торговли механизм «промышленной ипотеки», предусматривающей льготное кредитование приобретения и создания промышленных площадей (по ставке 5% за счет субсидирования банкам ставки в размере 100% ключевой ставки Банка России). Запуск этого механизма дополнительно обеспечит, как сказал во время обсуждения на XXV Санкт-Петербургском международном экономическом форуме Заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации А.С. Беспрозванных, 1 млн. кв. м. готовых промышленных площадей. Данные меры государственной поддержки можно приветствовать, однако не надо забывать о том, что многие меры поддержки, которые запускались ранее (например, льготное проектное финансирование, предоставление государственных гарантий и др.) имели ограниченный эффект и непродолжительный срок активного применения. Для предотвращения данной ситуации в текущих условиях требуется разработать четкий механизм, и не только с точки зрения уровня субсидирования и его администрирования, но и с точки зрения оценки проектов и стандартных механизмов покрытия рисков, которые были бы привлекательными для кредитующих организаций. Только в этом случае можно рассчитывать на то, что предлагаемый механизм заработает в полную силу и будет активно использоваться банками. Ведь именно банки являются ключевыми участниками сделок по финансированию проектов и именно недостаток банковского финансирования является сдерживающим фактором развития промышленности.

Использование модели государственно-частного партнерства для развития промышленной инфраструктуры.

До недавнего времени модель государственно-частного партнерства, под которым понимается основанное на письменном договоре долгосрочное объединение ресурсов публичных и частных партнеров с фиксацией разделения рисков, ответственности и результатов между ними, с целью решения важных государственных задач и/ или осуществления инфраструктурных проектов в общественных интересах, которые не могут быть эффективным образом решены/ осуществлены без участия частных партнеров, рассматривалась и рассматривается многими странами исключительно как инструмент привлечения частных ресурсов (финансовых, инновационных, организационных) в сектор развития публичной инфраструктуры. Вопросы, связанные с задействованием данной модели для развития промышленности, являются достаточно новыми.

В России на законодательном уровне предусмотрена возможность применения механизмов государственно-частного партнерства для развития промышленной инфраструктуры. Так, в п. 1.18 ст. 7 Федерального закона от 13.07.2015 N 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в качестве объекта соглашения отдельно указаны «имущественные комплексы, предназначенные для производства промышленной продукции и (или) осуществления иной деятельности в сфере промышленности». В ст. 4 Федерального закона от 21.07.2005 N 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» в качестве объектов соглашения допускаются промышленные объекты в энергетической и природоохранной сферах.

Несмотря на правовую возможность использовать инструментарий ГЧП для развития промышленности, таких примеров не много. В соответствии с данным Национального Центра ГЧП, отраженными в базе проектов на платформе РОСИНФРА, на принципах ГЧП (региональное соглашение о ГЧП) был реализован всего один проект (производство флоат-стекла в Ростовской обл.) и три промышленных проекта в настоящее время находятся на стадии структурирования (один из проектов — создание производства целлюлозы, второй — производство тканей, одежды и обуви, третий — создание промышленного парка). По объему инвестиций эти проекты составляют менее 0,1% от всех инвестиций в проекты ГЧП [2].

Представляется, что немногочисленные примеры использования модели ГЧП для развития промышленных объектов связаны с двумя ключевыми обстоятельствами [3]:
• наличие многочисленных отраслевых мер поддержки промышленных проектов;
• достаточно продолжительный период подготовки и заключения соглашений по проектам, реализуемым на принципах ГЧП, что неприемлемо для многих промышленных предприятий, работающих на рыночных принципах и для которых скорость запуска объекта может иметь критическое значение.

Как показывает зарубежный опыт, модель ГЧП эффективна тогда, когда речь идет о привлечении частных инвестиций в достаточно крупные инфраструктурные объекты, предназначенные для обслуживания населения. Это не означает, что данная форма не применима для развития промышленной инфраструктуры. Однако, важно не забывать об особенностях и характеристиках модели ГЧП и использовать ее тогда, когда государство получит от этого выгоду, как в финансовом, так и в технологическом и организационном аспектах. К ключевым признакам ГЧП относятся:
• объединение ресурсов, в первую очередь финансовых, но не только (например, технологических);
• разделение рисков и результатов;
• долгосрочный характер сотрудничества;
• договорной характер отношений;
• общественная значимость сотрудничества в виде реализации каких-либо крупных проектов или решения стратегических государственных задач;
• отсутствие возможностей решить задачи без такого партнерства;
• эффективность по сравнению с другими формами реализации проектов.

ГЧП рассматривается как альтернатива государственным закупкам при реализации крупных капиталоемких проектов. Для оценки выгодности ГЧП необходимо по каждому проекту рассчитывать показатель VfM (Value for Money) или аналогичные ему, смысл которых заключается в оценке добавленной стоимости, которую дает использование модели ГЧП по сравнению с обычной государственной закупкой товаров и услуг.

При определенном стечении обстоятельств модель государственно-частного партнерства может быть полезна для развития/ создания объектов промышленной инфраструктуры, так же, как и для объектов публичной инфраструктуры. При этом, создание и управление промышленными предприятиями имеет свои особенности, в первую очередь — свою бизнес-модель, которая отличается от модели инфраструктурного объекта и в принципе может сильно отличаться от одного предприятия к другому, как в рамках разных отраслей, так и в рамках одной отрасли. Эти особенности необходимо учитывать и принимать во внимание при выборе способа создания, финансирования и управления новыми промышленными объектами, а также объектами промышленной инфраструктуры.

Рекомендации для органов власти.

Вопросы вывода промышленности России на новый технологический уровень являются жизненно-важными, особенно в современных геополитических условиях. Государственная политика, направленная на решение задач в рассматриваемой области, должна отвечать текущим задачам и условиям их реализации.

Представляется, что основные меры промышленной политики должны быть направлены на стимулирование инноваций и осуществление прорывов на ключевых направлениях технологического развития, которые влияют на конкурентоспособность. Для обеспечения не только достойного экономического положения на мировой арене, но и безопасности государства в условиях жестких санкционных ограничений по передаче новейших технологий необходимо обеспечить быстрое развитие за счет внутренних ресурсов NBICS-технологий в рамках 6-го технологического уклада (нано, биоинженерные, информационные, когнитивные и социальные технологии). По оценке Президентского Совета по науке и технологиям США, наиболее перспективными технологиями, которые способны обеспечить конкурентные преимущества являются: сенсорика, измерения и контроль процессов; дизайн, синтез и обработка новых видов материалов; нанопроизводство; биопроизводство и биоинформатика; аддитивное производство; промышленное роботостроение [4].

Говоря о конкретных инструментах промышленной политики, необходимо задействовать как меры государственной поддержки, так и модель партнерства государства и частного бизнеса. Вопросы поддержки в форме субсидирования процентной ставки, предоставления государственных гарантий, а также частичного финансирования капитальных затрат в рамках финансирования проектов, направленных на реконструкцию и перевооружение, уже нашли свое применение. В настоящее время, с учетом обсуждения новых мер поддержки, направленных на развитие индустриальных парков, следует обратить особое внимание на то, чтобы принимаемые решения учитывали вопросы оптимального распределения рисков. Именно данные вопросы являются первостепенными для кредитующих организаций, и без их учета никакие меры поддержки не будут эффективными.

Актуальным нерешенным пока вопросом является сбалансированность мер государственной поддержки по отраслям и предприятиям. Исходя из проведенного анализа, а также учитывая мнение участников состоявшейся в рамках XXV Санкт-Петербургского международного экономического форума сессии «Инфраструктура для устойчивого промышленного роста: возможности для инвесторов», можно сделать вывод, что при выработке мер государственной поддержки необходимо учитывать межотраслевые эффекты. Кроме того, текущие меры поддержки затрагивают, как правило, только «системообразующие» предприятия, которые могут на самом деле в такой поддержке и не нуждаться в силу своего размера и накопленных резервов. В более уязвимом положении могут оказываться не такие крупные предприятия, и они также могут требовать определенных мер поддержки в периоды кризисов.

Стоит очень внимательно отнестись к возможности задействования механизмов государственно-частного партнерства, особенно в высокотехнологичных областях, так как они носят стратегический характер и имеют важное государственное значение. Пока что механизмы ГЧП в России в данной сфере совсем не используются, как было показано выше. Вместе с тем, если посмотреть на зарубежный опыт, то модель ГЧП достаточно активно используется для развития высокотехнологичных проектов. Достаточно вспомнить кооперацию между Google и NASA по построению квантовых суперкомпьютеров, что было объявлено еще в 2013 г. [5]. Это то направление, по которому в России существует серьезное отставание: производительность всех установленных в России суперкомпьютеров (входящих в перечень Top 500) составляет около 2% от мировой производительности [6]. Поэтому, при наличии уже достаточно высокого потенциала инноваций, накопленного в частных российских ИТ компаниях, запуск высокотехнологичных проектов на принципах ГЧП может послужить выводу этой и других сфер на новый технологический уровень, и поставить Россию в число наиболее передовых стран мира по инновационному уровню.

Список источников.
1. З. Мамедьяров. Индустриальные парки: от Манчестера до Лиссабона. 12.12.2016 // https://expert.ru/expert/2016/50/industrialnyie-parki-ot-manchestera-do-lissabona/
2. Оценка А.С. Беднякова на основе Базы данных проектов на Платформе «Росинфра» (Национального центра ГЧП РФ) // https://rosinfra.ru/project
3. ГЧП в промышленности: есть ли перспективы? // https://ppunity.ru/blogs/GCHP-v-promyshlennosti-est-li-perspektivy?
4. Фролов А.В. Государственно-частное партнерство в инновационной экономике США. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук, 2016. с. 27
5. Google prepares Quantum Supercomputer in collaboration with NASA. 17.05.2013 // https://en.secnews.gr/
6. Оценка А.С. Беднякова на основе списка крупнейших суперкомпьютеров «Топ 500», ноябрь 2021 г. // https://www.top500.org/lists/top500/2021/11/
7. Инфраструктура для устойчивого промышленного роста: возможности для инвесторов — Информационно-аналитическая система Росконгресс // https://roscongress.org/sessions/spief-infrastruktura-dlya-ustoychivogo-promyshlennogo-rosta-vozmozh...


Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.


Аналитика на тему