нефинансовый институт развития
крупнейший организатор конгрессно-выставочных мероприятий
Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Статья
03.06.2019
Деньги из мусора
Как показывает мировой опыт, не задумываться о мусоре — норма. Такое отношение к проблеме зафиксировано и в самых индустриально развитых странах. Иное — тщательная сортировка мусора по видам бытовых отходов, очистка, например, бутылок от этикеток и пробок и тому подобное — пока еще встречается нечасто и, скорее, является исключением из правил, похвастаться которым может десяток государств на планете. Но мир стремительно меняется. Объединенная Европа в конце марта законодательно закрепила запрет на производство и использование пластиковой посуды, приборов, соломинок и ватных палочек. Словом, процесс пошел. В какой мере Россия оказывается в общемировом тренде?

На свалке истории

На юго-западе Рима есть холм. Девятый по счету, если считать исторические семь плюс Ватикан. Особенность этого холма в том, что он искусственного происхождения и состоит из черепков и остатков амфор времен Империи. У него даже есть собственное название — Тестаччо. Для археологов и историков — значимое место, а вот для жителей Древнего Рима — помойка, жить рядом с которой было не слишком-то престижно. Но тысячелетия назад проблема не стояла так остро, как сегодня. Хотя бы потому, что объемы вторсырья были несопоставимы.

Россия ежегодно производит 5 млрд тонн мусора — это и промышленные, и твердые бытовые отходы (ТБО). Но эти миллиарды длительное время не мозолили начальственное око, несмотря на выросшие вдоль МКАДа российские аналоги Тестаччо и на жуткие запахи с полигонов ТБО, накрывавшие время от времени близлежащие города. В современной России о мусоре не принято было даже вспоминать — не та проблема. Забытыми оказались даже такие наработанные практики советского прошлого, как сбор макулатуры и металлолома. В России с середины 1990-х макулатуру не перерабатывали, а отправляли в Европу.

Эксперты оценивают годовой объем рынка переработки мусора в России в 100–120 млрд рублей. При этом для развития отрасли потребуются куда более масштабные инвестиции на строительство заводов, полигонов, сортировочных центров. По приблизительным пока подсчетам, около 350 млрд рублей. Но рентабельность этого вида бизнеса неплохая — от 50 до 70%, правда, окупаемость небыстрая — не менее 10 лет.

Наибольший интерес сегодня к сбору и переработке лома и отходов черных и цветных металлов, высокосортным маркам макулатуры, чистым текстильным отходам, а также к части полимерных и металлургических. И стоило власти признать наличие проблемы и пообещать помощь, как бизнес взялся за дело...

Например, Дарья Алексеева. Несколько лет назад молодая москвичка придумала, как старую одежду снова заставить работать. Девушка основала компанию по переработке текстиля, которую затем превратила в благотворительный фонд. Сегодня «Второе дыхание» принимает, сортирует, перерабатывает и продает старую одежду и то новое, что из нее производит.

«Продукты переработки текстиля служат разным целям, поэтому они отличаются по составу и свойству. Например, из гигроскопичных материалов делают обтирочную ветошь, которую закупают типографии и другие производства. Синтетические ткани плохо впитывают, поэтому их можно измельчать и делать из них регенерированное волокно — продукт, похожий на вату разных цветов. Это сырье используется для набивки мягкой мебели», — рассказала Дарья.

Или глава ООО «Пластика» Роман Себекин признался, что переключился на производство стройматериалов из пластиковых отходов (пенопласта) исключительно по воле случая: «После долгих экспериментов я создал полистиролбетонный блок и увидел, что он стоит на 50% дешевле, чем материалы из первичного сырья, при этом по качеству им не уступает». Правда, по его словам, Россию может ожидать проблема в самом недалеком будущем. «По мере продвижения „мусорной реформы“ региональным операторам станет неинтересно и невыгодно заниматься раздельным сбором и сортировкой вторичных отходов. Ведь это дополнительные затраты и время! Значит, рано или поздно возникнет единая компания — либо в составе регионального оператора, либо сама по себе, — которая и будет заниматься раздельным сбором вторичных ресурсов. И такой монополист рано или поздно начнет диктовать свои условия», — прогнозирует Себекин.

Бизнесмен Роман Себекин придумал, как превращать пластиковые отходы в комфортабельные дома

Дан приказ

Заинтересованность бизнеса в налаживании процесса переработки вторсырья в стране — это даже не половина, а только треть возможного успеха. Две другие составляющие — политическая воля власти и готовность населения поменять привычное отношение к процессу сортировки мусора.

Воля вроде как проявлена. «Мусорными проблемами не занимались никогда. Многие полигоны переполнены, превратились в горы хлама вблизи жилых кварталов. Обращаюсь к представителям власти всех уровней: делать вид, что ничего не происходит, абсолютно недопустимо», — заявил Владимир Путин в своем Послании Федеральному собранию в феврале 2019 года.

«С этого года регионы начали переходить на новую систему обращения с твердыми коммунальными отходами. Но если все сведется к росту платы за вывоз мусора — это не работа, а профанация», — констатировал глава государства. Добавив, что в ближайшее время необходимо избавиться от «мусорных контор» и ликвидировать 30 крупнейших свалок, находящихся в черте городов.

Реформа стартовала 1 января 2019 года и коснулась почти всех россиян (за исключением жителей городов федерального значения): тариф за вывоз мусора из строки «содержание и ремонт жилья» в квитанции за ЖКУ переместился в отдельную графу. А плата отныне рассчитывается не по метражу квартиры, а исходя из количества прописанных в ней жильцов.

Обращение с отходами в России меняется глобально, но постепенно. Регионы уже два года сами, на конкурсной основе, выбирают компании, которые в ближайшие десять лет будут контролировать процесс сбора
мусора и его утилизацию. Теперь же им предстоит заняться ликвидацией незаконных свалок и организацией пунктов по раздельному сбору отходов. Реформа должна подтолкнуть общество к созданию целой отрасли с производствами и тысячами рабочих мест.

Уже к 2030 году уровень утилизации ТКО в России должен вырасти почти в десять раз: с нынешних 9 до 80%. По крайней мере, такой показатель фигурирует в Стратегии развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года. В планах и строительство в ближайшие 11 лет 220 производственно-технических комплексов.

Чтобы стандартизировать сам процесс реформирования, в стране появился «Российский экологический оператор», подконтрольный Минприроды. Он должен стать поддержкой и опорой региональным специалистам, считает координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка» Дмитрий Миронов.
«Пока регионы не обладают ни интеллектуальными компетенциями, ни специалистами, которые могли бы выстраивать отрасль и систему так, как это делать нужно. Подобные компетенции можно собрать только на федеральном уровне. В каждом регионе должны появиться свои команды. Публично-правовая компания будет отслеживать ход реформ, как обстоят дела с организацией инфраструктуры раздельного сбора отходов, какие существуют проблемы. Она будет следить за тем, чтобы тарифы были правильно подсчитаны», — рассказал нам эксперт.

Предполагается, что в ближайшее время компания разработает единую схему размещения ТКО. Она будет включать данные о мощностях, местах хранения, маршрутах транспортировки, а также планы по созданию новых объектов.

Мусорная баржа

Но все это великолепие планов может разбиться о реалии сегодняшнего дня. А они таковы: с одной стороны — население, еще не осознавшее важности собственного подключения к процессу, с другой — выросший за последние годы «теневой сектор» экономики, не желающий подключаться к решению мусорной проблемы. И вовсе не по причине непонимания или желания противостоять действиям властей, а исключительно из-за отсутствия средств и привычки. В России сегодня немало предприятий, которые отродясь не платили за вывоз мусора, предпочитая его или сжигать, или закапывать в лесах. Сколько такого рода бизнеса в целом по стране, не знает никто. Учета нет. Отсюда и проблемы у компаний, готовых заниматься сбором и переработкой отходов: они не могут подсчитать, сколько необходимо в той или иной местности контейнеров. Их всегда оказывается меньше, чем нужно. А точный расчет — это залог того, что цифры в платежках за вывоз ТБО не будут меняться из месяца в месяц.

Организация процесса повышения «мусорной грамотности» населения — задача еще куда более сложная. Ее не освоили в полной мере даже власти США. А они занимаются этой проблемой с конца 1980-х!

Как известно, начало американской мусорной реформе положила... баржа из штата Нью-Йорк с тремя тысячами тонн мусора на борту, которую не принял к разгрузке ни один из девяти портов США, которые она обошла, — пришлось вернуться в финансовую столицу Америки и там утилизировать (сжечь) весь груз. История «мусорной» баржи вызвала скандал в прессе, власти заметили проблему, приняли законы и даже выделили средства на агитацию населения в поддержку переработки. Гражданам США предлагалось отбирать из общей массы выбрасываемого ими мусора то, что годится для переработки: пластиковые бутылки, алюминиевые банки, прочий металл, стекло и так далее. Но еще в середине 1990-х американский исследователь Стивенсон Свенсон констатировал неэффективность всей этой политики: американцы по-прежнему приобретали, не думая о последствиях, тонны еды и горы бумаги, которые затем оказывались на свалках частенько в перемешанном виде. Сегодня дела там обстоят намного лучше, но все еще далеки от уровня японской или шведской сознательности. Сколько лет потребуется на это России, сказать не может никто. Но осваивать непростую науку россиянам придется. Альтернатива этому слишком уж непривлекательна.
Аналитика на тему