Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры, созданный в соответствии с решением Президента Российской Федерации.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 163 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 75 странах мира.

Официальные телеграм-каналы Фонда Росконгресс: на русском языке – t.me/Roscongress, на английском языке – t.me/RoscongressDirect, на испанском языке – t.me/RoscongressEsp. Официальный сайт и Информационно-аналитическая система Фонда Росконгресс: roscongress.org.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Экспертное мнение
29.12.2021

Большое Евразийское партнерство: в поисках новых импульсов

Экспертное заключение подготовлено по итогам сессии ВЭФ-2021 «Ценность и ценности Большого Евразийского партнерства»

Автор: Лихачева Анастасия Борисовна, кандидат политических наук, директор Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Представленная в рамках ВЭФ 2021 Декларация делового сотрудничества в Большой Евразии стала первым шагом с начала пандемии COVID-19 по наполнении Большого евразийского партнерства (БЕП) экономическим и проектным измерением. Принципы и приоритеты представленной декларации в полной мере отвечают принципам Партнёрства, заложенным 5 лет назад. Оценка перспектив нового документа требует систематизации «активов» Большого евразийского проекта и конкретных точек приложения принципов новой декларации. Об этом подробно рассуждали эксперты в ходе сессии: «Ценность и ценности Большого Евразийского партнерства».

БЕП: институциональный переход от концепции к сотрудничеству

Сама Концепция Большого Евразийского партнерства, также известная как Большая Евразия, зародилась в российских экспертных кругах в 2012-2013 гг. как попытка предложить партнерам РФ новую привлекательную рамку многостороннего взаимодействия и одновременно необходимость форсированного развития азиатской части России. На высшем уровне идея была впервые высказана Президентом РФ В.В. Путиным во время Петербургского международного экономического форума в июне 2016 года. Нацеленность России на создание БЕП была позднее закреплена в ряде международно-правовых документов и выступлений главы государства. В их числе — российско-китайская декларация, подписанная лидерами двух стран во время визита российского президента в Китай в июне 2016 г., выступления В.В. Путина на Международном форуме «Один пояс, один путь» в Пекине в 2017 и 2019 гг., Восточном экономическом форуме в 2016–2019, а также ежегодные официальные заявления В.В. Путина с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН и в рамках Общих прений на полях ГА ООН.

Сегодня БЕП представляет собой общую концептуальную рамку геополитического, геоэкономического и геоидеологического мышления, задающую вектор взаимодействия государств континента [1] . Она направлена как на создание единого экономического пространства, формирование трансконтинентальной транспортной инфраструктуры на евразийской пространстве, так и общеконтинентальной системы безопасности от Джакарты (или Токио) до Лиссабона, которая компенсировала провалившийся проект общеевропейской безопасности.

Принципиальным отличием БЕП от европейских интеграционных проектов, равно как и от изначального дизайна Транстихоокеанского Партнерства, стал его инклюзивный характер. Отталкиваясь от российско-китайского сотрудничества, но, не замыкаясь на нем, Большая Евразия предполагает вовлечение других крупных незападных игроков — Индию, Пакистан, Республику Корея, Иран, АСЕАН, страны Центральной Азии. Концепция Большого Евразийского пространства находится в начальной фазе своего зарождения, однако, уже сейчас можно выделить ряд структурных элементов, на которых в будущем будет базироваться БЕ.

В стратегической сфере опорой БЕП являются ШОС, ОДКБ, асеаноцентричные диалоговые площадки в сфере безопасности — Восточноазиатский саммит, Региональный форум АСЕАН и Совещание министров обороны АСЕАН плюс. Россия является полноценным участником всех представленных площадок.

В экономической сфере ландшафт более многообразен, это Евразийский экономический союз и его система преференциальных и непреференциальных торговых соглашений (Вьетнам, Иран, Сингапур, Сербия, КНР и переговорные треки с Израилем, Индией и другими); проект сопряжения китайской инициативы «Пояса и Пути» и ЕАЭС, решение о котором было принято 8 мая 2015 года; соглашение о создании ВРЭП по инициативе АСЕАН и при активной поддержке КНР; евразийские институты развития — ЕАБР, ЕФСР, АБИИ, Новый банк развития БРИКС; формат АСЕАН-ШОС-ЕАЭС, важность продвижения которого зафиксирована в Сочинской декларации юбилейного саммита Россия-АСЕАН в 2016 году; сеть ЗСТ в рамках СНГ.

Принятая 2 июля 2021 г. новая Стратегия национальной безопасности РФ четко обозначила приоритетность развития БЕП, а именно, «обеспечение интеграции экономических систем и развитие многостороннего сотрудничества в рамках Большого Евразийского партнерства». При этом остальные внешнеполитические треки, такие как «развитие отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия с Китайской Народной Республикой, особо привилегированного стратегического партнерства с Республикой Индией, углубление многопрофильного сотрудничества с иностранными государствами в форматах Шанхайской организации сотрудничества и БРИКС, укрепление функциональных и институциональных основ взаимодействия в рамках РИК (Россия, Индия, Китай); поддержка развития региональной и субрегиональной интеграции в рамках многосторонних международных институтов, диалоговых площадок, региональных объединений, в том числе в Азиатско-Тихоокеанском регионе....» по своей приоритетности стоят ниже, что подтверждает приверженность РФ концепции БЕП как основному геостратегическому формату в макрорегионе. Конкретные предложения того, каким образом моно обеспечить задачи новой Стратегии, представлены ниже.

Рекомендации

В рамках сформулированных в Стратегии национальной безопасности приоритетов и с учетом уже имеющихся институциональных возможностей и форматов БЕП представляется целесообразным сконцентрировать интеграционные усилия на следующих направлениях:

1. Создание пула трансевразийских проектов в области сетевого взаимодействия: инфраструктурного, логистического, цифрового. Естественным партнёром и «мотором» на данном направлении могут выступать институты развития региона, прежде всего, Евразийский банк развития, и «в личном качестве», и как координатор подготовки проектов для привлечения финансирования более крупных институтов — Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Фонда Шелкового пути, Нового банка развития БРИКС (особенно — в части «зеленых» проектов).

2. Предложение российской стороной Евразийской экономической комиссии системной проработки рисков и возможностей интенсивной либерализации торговли товарами и услугами со странами Большого евразийского партнерства. Подобная переоценка эффектов торговой либерализации необходима в условиях принципиально меняющегося баланса региональных и отраслевых специализаций стран региона. Интенсификация торговой либерализации, заключение серии ЗСТ со странами региона, объективно застопорившееся в последние два года, остаётся необходимым, хотя и недостаточным условием для обеспечения конкурентоспособности российских экспортёров переработанной продукции на рынках стран Большой Евразии.

3. Важным символическим шагом в области укрепления духа БЕП и наполнения его повестки понятными для широкой аудитории инициативами могли бы стать проекты по снижению коммуникативных барьеров между жителями стран БЕП:

a. минимизация визовых ограничений и постепенная замена их на санитарные,

b. приоритетное снижение дублирующих комиссий между платежными системами для переводов трудовых мигрантов,

c. продвижение дешевого и быстрого доступа к мобильному Интернету как наиболее быстрый путь снижения стоимости коммуникации (приоритет преодоления роуминговых наценок представляется менее привлекательным в силу меньшей стандартизированности отношений между мобильными операторами макрорегиона),

d. создание специализированных программ ускоренного обучения русскому языку для студентов стран БЕП с учетом специфики их родного языка.

4. Разработка и обсуждение «принципов зеленой трансформации БЕП» с принятием Декларации как необязывающего документа несет для стран-учатсниц и символические, и дискурсивные, и вполне понятные политические выгоды. Необходимость в консолидированном и альтернативном ЕС зелёном дискурсе уже отмечается многими странами, находящимися в другом экономическом, демографическом и энергетическом положении. Зеленая декларация БЕП должна быть направлена на гармоничное балансирование приоритетов и повесток стран развивающихся, крупнейших стран-экспортеров и импортеров углеводородов, стран с растущей энергетической бедностью. Зеленая повестка для стран Большого евразийского партнёрства — это не проблема будущих поколений, как, например, в странах Скандинавии — это структурные ограничения роста и развития для сотен миллионов человек, живущих в макрорегионе сегодня, чье положение усугубляется последствиями изменения климата. Зеленая повестка БЕП во многом более многогранна мейнстримной европейской: это, например, куда более острая проблема пресной воды, все большей сезонности крупных рек в густонаселенных районах Большой Евразии, чем проблема доли ВИЭ в общем объеме источников потребляемой энергии, столь важная, например, для Нидерландов. Россия как страна с одним из крупнейших в мире «природных капиталов» и в то же время, один из ключевых поставщиков энергетической безопасности в БЕП, могла бы стать эффективным медиатором такой инициативы.


[1] С.А. Караганов, Т.В. Бордачев. К великому океану — 5. От поворота на Восток к Большой Евразии. Международный дискуссионный клуб «Валдай». 2017. URL: https://ru.valdaiclub.com/a/reports/k-velikomu-okeanu-5/.

Экспертные аналитические заключения по итогам сессий деловой программы Форума и любые рекомендации, предоставленные экспертами и опубликованные на сайте Фонда Росконгресс являются выражением мнения данных специалистов, основанном, среди прочего, на толковании ими действующего законодательства, по поводу которого дается заключение. Указанная точка зрения может не совпадать с точкой зрения руководства и/или специалистов Фонда Росконгресс, представителей налоговых, судебных, иных контролирующих органов, а равно и с мнением третьих лиц, включая иных специалистов. Фонд Росконгресс не несет ответственности за недостоверность публикуемых данных и любые возможные убытки, понесенные лицами в результате применения публикуемых заключений и следования таким рекомендациям.


Аналитика на тему