Рады вас видеть
Некорректный формат электронной почты или телефона
Необходимо ввести пароль Забыли пароль?
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
Интервью
21.05.2018
«Бизнес – это последние конструктивные отношения, сохранившиеся между нами»
Российско-американские отношения переживают не самый простой период. В этих условиях особенно важна роль бизнеса, который оказывается едва ли не единственным конструктивным каналом коммуникации, уверен президент Американской торговой палаты в России Алексис Родзянко. Вопреки геополитической игре американские компании инвестируют в российскую экономику десятки миллиардов долларов.

На прошлогоднем Петербургском международном экономическом форуме Владимир Путин обратился к американским бизнесменам с призывом помочь восстановить нормальный политический диалог между нашими странами. Есть ли надежда на потепление отношений?

Казалось бы, политическая ситуа­ция не улучшилась, но мы видим позитивные сдвиги. Новая администрация США поменяла тон по отношению к американскому бизнесу в России. Впервые за четыре с половиной года моей работы в Американской торговой палате мы услышали от американских чиновников, что нужно активнее развивать бизнес с Россией, поскольку это фактически последние конструктивные отношения, которые сохранились между нами. И на их базе необходимо улучшать отношения в целом. Это месседж от новой администрации.

В прошлом году в панельной дискуссии «Бизнес-диалог Россия — США», которая ежегодно проводится в рамках ПМЭФ, впервые за историю Американской торговой палаты в России принял участие Президент Владимир Путин. Он сказал буквально следующее: «Только прочные торговые и инвес­тиционные связи могут обеспечить надежную страховочную сетку от колебаний политической конъюнк­туры». И это очень созвучно тому, что мы слышим, например, от посла США в России Джона Хантсмана, назначенного на эту должность осенью 2017 года.

В каких отраслях экономическое сотрудничество наиболее возможно?

Легкая промышленность, потребительские товары. Эти сферы не затронуты санкциями и иными внешними факторами. Но активное развитие бизнеса сдерживает низкий платежеспособный спрос. После серьезного обвала цен на нефть государственный бюджет России фактически смог восстановиться. Восстанавливаются и госинвестиции в крупные инфраструктурные проекты. А деньги в карманах у россиян восстанавливаются медленнее всего, и мы это постоянно слышим от наших компаний, работающих в сфере FMCG.

Еще одно направление — здравоохранение, фармацевтика. Но здесь, скорее, наблюдается давление с российской стороны, которая хочет застраховаться от гипотетического закрытия рынков и продвигает идею о принудительном лицензировании лекарств. Иными словами, об их синтезе и производстве без согласия право­обладателя. Это очень волнует ведущие фармацевтические компании, поскольку они вкладывают колоссальные средства в исследования и разработки и живут за счет своей интеллектуальной собственности.

Сколько американский бизнес потерял на контрсанкциях и политике импортозамещения?

По большому счету все это почти никак не отразилось на американском бизнесе. Экспорт из США в Россию мяса и птицы фактически был прекращен еще до введения санкций и контрсанкций. Что касается наших промышленных компаний, то они являются «носителями многих паспортов» и работают во всем мире. Если им легче и удобнее работать с Россией из Китая или из Нидерландов, они так и делают.

А курс на импортозамещение подразумевает в том числе и локализацию производства иностранных компаний на территории России. И те, кто давно на российском рынке, хорошо понимают, что успешная работа здесь во многом зависит от степени локализации. Кроме того, после существенной девальвации рубля здесь стало реально дешевле работать.

Вряд ли кто-то из ведущих поставщиков IT-оборудования может похвастаться локализацией производства на территории России.

Бизнес наших IT-компаний в России идет не хуже, чем прежде. Однако зачастую они вынуждены замещать заказы, которые прежде поступали от госсектора, заказами от корпоративного сегмента. Вероятно, их бизнес в России мог бы расти еще быстрее, если бы не было миграции на оборудование производителей из стран Азии. Особенно с учетом внимания к цифровизации экономики России, в которую вкладываются немалые деньги. Трудно сказать, что IT-компании пострадали, но они могли бы чувствовать себя лучше, если бы не политика.

В прошлом году Американская торговая палата представила на ПМЭФ результаты опроса американских компаний о ведении бизнеса в России. Планируется ли на ПМЭФ-2018 озвучить свежие данные?

Да, мы представим новое исследование. Этот опрос мы проводим третий год подряд. Почему мы его начали? Официальная статистика показывает небольшой товаро­оборот между нашими странами и очень низкий уровень инвестиций американских компаний в экономику России. Но по факту присутствие американского бизнеса здесь гораздо существеннее, потому что большая часть инвестиций делается из Европы и Азии, плюс компании реинвестируют то, что здесь заработали.

Как показало прошлогоднее исследование, совокупные инвестиции в России только 90 американских компаний составляли около 82,44 млрд долл. США. Официальная статистика говорит лишь о сумме от 9 до 11 млрд долл. инвестиций, что ниже почти на порядок. Кроме того, из исследования мы видим, что около 68% импорта опрошенных компаний поступает не из США, то есть объем торговли США и России недооценен примерно втрое. Самый очевидный пример — продукция Apple, которая учитывается как китайский экспорт в Россию.

Получается, что официальная статистика лишь частично отражает торгово-экономические связи между двумя странами. Но при принятии политических решений и та и другая сторона опирается именно на нее.

С какими проблемами компании обращаются в Американскую торговую палату?

С самыми разными. Чаще всего это какие-то новые российские законы, которые поначалу недостаточно подкреплены нормативными документами и потому вызывают множество вопросов. Некоторые, можно сказать, теряли сон после изучения «закона Яровой» или закона о защите персональных данных, когда пытались оценить свои расходы. Мы стараемся создать площадку для обсуждения: собираем вопросы от компаний, обобщаем их и передаем в регулирующие органы, получаем от них ответы и вновь возвращаемся с комментария­ми. И так в результате появляются постепенное понимание с обеих сторон и более сбалансированные решения.

3 факта об Алексисе Родзянко

• Президент Американской торговой палаты в России Алексис Родзянко — правнук Михаила Родзянко, Председателя Государственной думы Российской империи III и IV созывов, одного из лидеров Февральской революции 1917 года.

• Свободно говорит по-русски. В 1970-х годах был переводчиком на переговорах по ограничению стратегических вооружений. В России работает с 1995 года.

• Возглавляет Российскую федерацию игроков поло и является президентом Московского поло-клуба.

Источник: Официальный журнал ПМЭФ-2018


Аналитика на тему