Социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, деловых, общественных, спортивных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 5000 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие с 129 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 69 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
31 мая 2019

Российское вино. Mожет ли оно стоить 7000 рублей за бутылку?

— А почему бы ему не стоить столько. Или даже дороже? — не без тени иронии говорит винный эксперт Игорь Сердюк. — Цена — это не только показатель качества или вкуса. Цена — это еще и индикатор того, как производитель «раскрутил» свое вино и насколько потребитель готов платить за него деньги. Цена свидетельствует об амбициях производителя, а иногда и гарантирует удовольствие амбициозного покупателя. Что, впрочем, справедливо не только в отношении вин.

— Но все же встаньте на место потребителя. Он видит в магазине бутылку малоизвестного российского производителя по цене в 3–4 раза дороже французского. На что он может рассчитывать за эти деньги?

— Видимо, вы имеете в виду вино «Фантом» от Ведерникова? — уточняет коллега Сердюка по агентству Double Magnum Андрей Григорьев. — Разные пропорции модного красностопа и каберне-совиньон. Или «Пино-Нуар» от Павла Швеца? Понимаете, на любой земле при любой погоде можно сделать бочку хорошего вина на 300 бутылок. При этом насколько вино хорошо — дело персонального вкуса. Если удается его продать за 7000 рублей, мы можем только поздравить производителей. А обманутым можно себя почувствовать, купив за 350 евро бутылку коллекционного шамбертена и обнаружить, что он до сих пор не «дозрел» и вместо благородного бархата вы чувствуете только кислоту.

Покупая продукцию российских виноделов легко можно переплатить и ошибиться. Андрей Григорьев называет полезный критерий выбора:

— В магазине нужно внимательнее смотреть на линейку производителя. Если в ней есть и дорогие, и дешевые вина — это может говорить о достаточно высоком среднем качестве. Конечно, случаи встречаются разные, но трудно левой рукой изготавливать пойло, а правой хорошие напитки. Если у производителя есть вино в диапазоне от 400 до 3000 рублей, то, вероятнее всего, базовое вино за 400–500 рублей должно быть достойное. И это справедливая цена за российское вино. Да, оно иногда дороже, чем импортное, но почему оно должно быть дешевле? Цена в виноделии формируется из затрат. Даже известные отечественные производители завозят массу импортных виноматериалов, мешают их с собственными и клеят российские этикетки. Это обеспечивает им более спокойную жизнь и большую норму прибыли, чем головная боль с виноградниками.

— Мода на автохтонные сорта винограда привела к тому, что многие вина из них сейчас однозначно переоценены, — говорит Игорь Сердюк.

— Возьмем, например, «ркацители», ведь это был крайне распространенный сорт, а сейчас — сбродите его в глиняной амфоре, «квеври», напишите об этом на этикетке, и смело можете удваивать цену.

90-е стали для виноделия России годами забвения незыблемых истин, временем утраты традиций и научной базы... С начала 2000-х винопитие, а потом и виноделие постепенно стало входить в моду. Но лишь в последние десять лет виноделие постепенно, не переставая быть модной «фишкой», становится бизнесом — все более серьезным, по мере вхождения в него крупного капитала и обозначения масштабной государственной поддержки. И вдруг оказалось, что для столь важного, ответственного бизнеса у нас нет серьезной основы.


У истоков российского виноделия стояли настоящие профессионалы. Французский энолог-шампанист Виктор Дравиньи (в костюме в центре) в имении «Абрау-Дюрсо»

— На волне господдержки виноградарства предприниматели понакупили земельных участков под посадку лоз и теперь совершают одну досадную ошибку за другой. Винодельческий бизнес надо начинать с серьезного изучения той земли, которую вы планируете обрабатывать. Обрести почву под ногами — вообще большая проблема. А в российском виноделии большая проблема — неоднородность почв. Может же быть так, что земля в одном месте одного качества, через 50 метров плодородный слой — всего полметра, а глубже — скальная порода. И даже если вы сможете воткнуть туда лозу, то она там долго не протянет... А вы думаете, французское вино с соседних виноградников только по прихоти продавцов может на порядок отличаться в цене? — рассказывает Игорь Сердюк.

— Другая проблема — неправильный выбор саженцев, сортов и клонов, сочетание подвоев и привоев. Неточность — и лозам вдруг начинает не хватать влаги, они не могут приспособиться к температурному режиму, и период вызревания, на который вы рассчитывали, неожиданно меняется. А это рикошетом бьет по проектированию винного завода. Например, у вас «пино-нуар» и «каберне-совиньон». И одна емкость для ферментирования. И собранный ранее «пино-нуар» еще не готов, а каберне уже на подходе. И вы вынуждены сокращать время винификации в ущерб качеству. И на будущее докупать емкости для ферментации. В виноделии нет быстрого результата. Это заложено в самой лозе, которую три года после высадки нельзя считать продуктивной. Принцип виноделия такой: не успел о чем-то подумать, дешевле станет отложить.

— Что же касается вин, которые стоят своих денег, — продолжает Игорь Сердюк, — то для потребителя, который не слишком ориентируется в продукте, имеет смысл обращать внимание на традиционные сорта, которые дают ровное и хорошее качество вина. В красных — это каберне, мерло и пино нуар, в белых — шардоне, совиньон, рислинг. Вне зависимости от моды это приятные качественные вина.


Рено и Марина Бюрнье возродили популярный сегодня в России сорт винограда «красностоп»

Конечно, с поправкой на имя производителя. В российском виноделии уже сформировался круг заслуживающих уважения брендов. Например, в Крыму это: Kacha Valley, Олег Репин, Alma Valley, Yayla, Павел Швец, Усадьба Перовских, Бельбек. У нескольких производителей, помимо эксклюзива, есть и массовые линейки. А цены на редкие вина держатся на уровне 4–5 тысяч рублей за бутылку. Они, безусловно, представляют туристический и этнографический интерес, но зачастую здесь вы заплатите, скорее, за то, чтобы рассказать о том, что вы пили эти вина, чем за хорошее вино. Можно довольно долго эксплуатировать любопытство потребителя, но до массовой популярности и известности этим винам пока далеко.

Резюме простое — не надо ждать, что дорогое вино вам обязательно понравится. А вот недорогое, наоборот, может приятно удивить.


Статьи на тему
Аналитика на тему
Интересное на портале
Исследование
Глобальный обзор потребительского рынка 2020
Эксперты PwС провели опросы среди горожан до и после вспышки COVID-19, стараясь понять, во-первых, поведение потребителей, проживающих в городах и, во-вторых, последствия для бизнеса.
Статья
Ответы систем здравоохранения на пандемию: Россия vs другие развитые страны
Центр политики в сфере здравоохранения НИУ ВШЭ представляет исследование международного опыта систем здравоохранения в условиях пандемии коронавируса. Авторы рассматривают стратегии разных стран в борьбе с коронавирусом, а также перспективы разработки вакцины против COVID-19.
Экспертное мнение
«Мы создали “экономику смерти”. Должен быть другой путь»
На сессии «От потрясений к преобразованиям» на Петербургском международном экономическом форуме в 2017 году основатель компании Dream Change и автор нашумевшей книги «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс рассказал, чем «экономика жизни» отличается от «экономики смерти» и почему человечество должно выбрать именно первый путь.
Аналитический дайджест
COVID-2019: правовые риски и рекомендации для ведения бизнеса. Часть 3
Команда специальной рабочей группы по коронавирусу Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» представляет обновленное исследование правовых рисков и рекомендаций для ведения бизнеса в период пандемии COVID-19.