Cоциально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, спортивных, общественных мероприятий и событий в области культуры

Фонд Росконгресс – социально ориентированный нефинансовый институт развития, крупнейший организатор международных, конгрессных, выставочных, спортивных, общественных мероприятий и событий в области культуры.

Фонд учрежден в 2007 году с целью содействия развитию экономического потенциала, продвижения национальных интересов и укрепления имиджа России. Фонд всесторонне изучает, анализирует, формирует и освещает вопросы российской и глобальной экономической повестки. Обеспечивает администрирование и содействует продвижению бизнес-проектов и привлечению инвестиций, способствует развитию социального предпринимательства и благотворительных проектов.

Мероприятия Фонда собирают участников из 208 стран и территорий, более 15 тысяч представителей СМИ ежегодно работают на площадках Росконгресса, в аналитическую и экспертную работу вовлечены более 2500 экспертов в России и за рубежом. Установлено взаимодействие со 122 внешнеэкономическими партнерами, объединениями промышленников и предпринимателей, финансовыми, торговыми и бизнес-ассоциациями в 69 странах мира.

Вход в Единый личный кабинет
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
31 мая 2019

Олег Духанин: «Мы работаем со старыми материалами, но в новых форматах»

— Олег Николаевич, расскажите немного о своей семье. Были ли в вашем роду художники?
— Я родом из Твери, но отец мой из донских казаков Воронежской области. По линии отца многие рисовали. Даже мой дядя, оказавшись в концлагере во время Великой Отечественной войны, продолжил рисовать. Его работы там высоко ценили, благодаря чему он заслужил к себе соответствующее отношение. Когда отец заметил, что и я хорошо рисую, очень обрадовался, помог выбрать художественную школу. Тогда у меня и сложилось окончательно понимание того, кем я хочу быть. Сегодня я и сам отец шестерых детей, и они тоже рисуют. Моя жена — художница, ее прадед был иконописцем как раз из Палеха. Так что, можно сказать, у нас целая династия.

— Почему вы выбрали именно лаковую миниатюру в качестве художественного направления?
— Когда я учился в художественной школе, выяснилось, что мой родственник заканчивал палехское училище. Я приехал к нему погостить, увидел лаковую миниатюру у него дома, и был поражен. Такая мелкая роспись, золотоносность, все это создавалось вручную. Меня это восхитило. И, конечно, иконопись привлекла. Я в 10 классе написал первую иконку, правда, тогда еще акварелью, поэтому иконопись всегда для меня была чем-то особенным. В общем, желание учиться в Палехе у меня в этот момент четко сформировалось.

— В одном из интервью вы сказали, что на протяжении 30 лет лаковая миниатюра угасала. Из-за чего это происходило?
— Мы пережили очень тяжелый период. Лаковая миниатюра появилась после революции 1917 года, когда палехские мастера-иконописцы в одночасье потеряли свою профессию и оказались вне закона. Им пришлось искать новое применение своему мастерству. И в итоге они нашли способ перейти от духовного искусства к мирскому, при этом сохранить те же традиции в работах. В лаковой миниатюре, как в иконе, — добро всегда побеждает зло. Сегодня Палех — носитель национального достояния. За счет художественного училища в Палехе сохранилась традиция. Еще моему поколению преподавали иконописцы. А когда началась перестройка, по учебникам нашего художника вся страна училась писать иконы.

— Что стало началом новой истории палехской школы?
— Сегодня люди начали осознавать, что без возрождения духовности у России нет будущего. А палех знали всегда как высокое миниатюрное искусство: это и техника, и сюжеты, которые всегда были национальными, близкими народу. Художники изображали и сказки, и былины, и даже быт. Были так называемые агитлаки с первым полетом Гагарина, прославлявшие освоение космоса. Но со временем все это стало исчезать. Тогда многие начали задумываться, будет ли палех существовать дальше.

И вот сегодня мы заново создаем команду, набираем художников, чтобы выйти на еще более высокий уровень. При этом мы не идем на поводу у бизнеса, не работаем по принципу «быстро сделать — быстро продать», не штампуем однодневки. Кроме того, мы совместно с губернатором Ивановской области Станиславом Воскресенским возрождаем сам Палех. Реконструируем, восстанавливаем, делаем все для того, чтобы в дальнейшем здесь проходили крупные российские форумы по искусству, приезжали иностранцы.

— Почти год назад вы открыли свою мастерскую. Многие ли художники стремятся работать в стиле палехской школы? Приходят ли молодые?
— Сейчас есть проблема: молодежь ориентирована на быстрый заработок. Но для того, чтобы нам продолжать свою работу, нам нужны люди, которые искренне любят это искусство. Проблема с кадрами существует. Поэтому мы работаем вплотную с музеями, с училищем для того, чтобы привлекать молодых мастеров, передавать им свои знания.

Чтобы стать художником, нужно не только иметь образное мышление, но и обладать техникой. Но на сегодняшний день студенты недополучают, к сожалению, именно технического художественного образования. Поэтому мы договорились с музеем, чтобы, придя ко мне в мастерскую, они имели возможность работать с музейными фондами, копировать уже написанные миниатюры. В то же время мы даем им возможность заработать. Потому что хорошая копия очень и очень ценна.

— Как за последние годы менялся рисунок, сюжеты?
— Палехская традиция очень живая. И каждому поколению присущи свои темы. Тот палех, который перешел от иконы в лаковую миниатюру, — это новые формы, новые темы. Это и есть авангард, хотя в то время, когда он зародился, конечно, это слово никто не озвучивал. Художники рисовали то, что видели: деревню, тракторы, пришедшие на смену лошадям. Сегодня общество меняется, и, естественно, палех меняется вместе с ним. Мы находим новые формы. Недавно мастерская «Духанин» совместно с палехскими художниками создала целую серию работ в стиле «12 месяцев», описывающую состояние человека, домашний уют, гармонию. Мы работаем со старыми материалами, но в новых форматах. Палех нередко становится частью интерьера: узором на мебели или настенной росписью.

— Есть ли в вашей практике работа, которая особенно вам запомнилась?
— За годы моей работы мы создали около шести коллекций, в каждой — по 60 произведений. Одна из них недавно выставлялась в Кремлевском дворце съездов. Она была посвящена десятилетию интронизации патриарха Кирилла. В основе коллекции — иконы. Это была выставка, когда седые священники с длинными бородами не могли сдержать слезы — настолько они прониклись.


Статьи на тему
Аналитика на тему
Интересное на портале
Исследование
Мониторинг принятых государствами-членами ЕАЭС мер, направленных на преодоление негативных последствий распространения коронавирусной инфекции (COVID-2019)
Эксперты Евразийской экономической комиссии представляют обзор принимаемых государствами — членами ЕАЭС мер, направленных на преодоление негативных последствий распространения коронавирусной инфекции (COVID-2019).
Статья
Как управлять компанией в условиях пандемии
Пандемия COVID-19 продемонстрировала, что системы, созданные прежде всего для поддержания эффективности, оказываются хрупкими в условиях стресса. Как поменять подход к планированию в ответ на вызовы времени?
Экспертное мнение
Макроэкономические перспективы в условиях нестабильности
В текущих условиях актуальность прогнозов развития мировой экономики стремительно меняется, а деятельность всех организаций зависит от того, каким мы видим наше будущее во время и после пандемии. На вебинаре мы рассмотрели, как текущая эпидемиологическая обстановка и принимаемые меры влияют на перспективы роста экономики и макроэкономические прогнозы, а также обсудили, как использовать данную информацию с точки зрения ведения бизнеса в новых условиях.
Аналитический дайджест
COVID-19: программы помощи бизнесу
Эксперты KPMG представляют аналитический дайджест, в котором на примере Австралии подробно рассматриваются программы помощи бизнесу как на федеральном уровне, так и на уровне штатов.