нефинансовый институт развития
крупнейший организатор конгрессно-выставочных мероприятий
Рады вас видеть
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
29 Мая 2019

Алексей Кортнев: «Мне очень нравится Красная Поляна»

Между гастрольным туром, приуроченным к 35-летию группы «Несчастный случай», и выступлением перед гостями Российского инвестиционного форума Алексей Кортнев рассказал о своем отношении к деньгам, телевидению, городам и современному русскому рэпу.


Текст: Полина СУРНИНА

— Алексей, вы когда-нибудь считали, сколько у вас песен про деньги?
— Есть фраза «А я опять стою без дела и без денег» в песне «Овощное танго». Думаю, что если очень подробно вспоминать, то наберется 5–6 упоминаний в нескольких сотнях песен.

— То есть тема денег не является центральной в вашем творчестве.
— Она меня очень интересует, но совершенно не отражается в песнях.

— Вы помните, как заработали свои первые деньги?
— Да, помню. В школе мне родители давали какие-то деньги, но это не считается заработанным. Потом я поступил в МГУ и летом после второго курса поехал в строительный отряд и заработал на целый автомобиль. Я приглянулся нашему командиру отряда, и меня в результате оставили до завершения строительства. На второй курс я вернулся к октябрю с несколькими тысячами рублей в кармане.

— Можно ли разбогатеть в России, написав один хит? Например, песня «Что ты имела в виду» сколько вам денег приносит?
— Я не знаю, потому что я никогда не считал. Мне приходят ежемесячные отчеты от Российского авторского общества — бесконечные электронные простыни, где отмечено, какая радиостанция сколько перечислила рублей и копеек за исполнение песни. Понятно, что песни играют по всей России в месяц, наверное, тысячу раз. Посмотреть, сколько из Архангельска, а сколько из Владивостока категорически невозможно. Я этим не занимаюсь. Но вообще российским исполнителям, за исключением каких-то мегазвезд, гораздо больше денег приносят концерты, чем трансляции или продажа музыки на пластинках или в интернете. Концерты — это то, чем можно жить, а продажей собственной музыки нет.

— Как вы, кстати, отметили недавнее 35-летие группы?
— Прекрасно. Мы поездили по стране, правда, не так широко, как хотелось бы, но тем менее с удовольствием прокатились по городам-миллионникам, по Подмосковью. Сыграли порядка двадцати юбилейных концертов. В финале всего этого действия к нам присоединился наш любимый Валдис Евгеньевич Пельш. В Питере, Новосибирске и Москве мы сыграли вместе с ним большие торжественные концерты. Завершили все это концертом в «Крокус Сити Холле». Не могу сказать, что люди из окон вываливались, да и нет там окон, но полный зал набили с танцполом.

— Валдис Пельш теперь снимает документальное кино?
— С большим успехом. Насобирал множество престижных международных премий в этой области. В данный момент, когда мы с вами разговариваем, Валдис снимает фильм в Антарктиде. Они совершают самый длинный переход без промежуточной базы на двух тягачах российского производства. Идут от одного берега к другому. Сейчас там разгар лета — −20℃. Так что Валдис занялся «документалкой», но он по-прежнему с большим удовольствием присоединяется и к концертам, и к спектаклям.

— А вы, в свою очередь, недавно появлялись в качестве ведущего на НТВ.
— Да, буквально в позапрошлом году или даже в прошлом году я вел сразу две программы. Известную франшизу «Устами младенца», которую когда-то начинал Саша Гуревич, потом вел Максим Виторган, а вслед за мной пришел Александр Олешко. А также «Салтыков-Щедрин шоу», которое придумал новый продюсер НТВ Тимур Вайнштейн. Он вообще пылал планами переделать канал. Приглашая меня туда, говорил: «Мы сделаем новое НТВ. Больше никаких сериалов про ментов, никой желтизны». А через год, обняв меня за плечи, сказал: «Знаешь, старик, так быстро это не делается, как нам хотелось бы. Поэтому мы еще сейчас запускаем два сериала про ментов, а твою программу закрываем». Вот и все.

— В чем суть шоу?
— Это была социально-сатирическая программа о недостатках жизни в России. В основном все сводилось к критике ЖКХ, потому что это то, что можно критиковать безболезненно и безопасно. Но поскольку в работе ЖКХ есть что критиковать, все равно мы это делали весело, с удовольствием и с огоньком. Нам со всей страны присылали видео, чудовищные и забавные одновременно: лестницы, заканчивающиеся ничем, детские площадки, на которые страшно смотреть, не то что приводить туда детей.

— Вам интересно наше телевидение?
— Я не могу сказать, что интересно. Я просто понимаю, что иногда это очень полезно. Моя аудитория, я имею в виду ансамбль «Несчастный случай» и театральные проекты, — это все-таки аудитория достаточно возрастная. Мы, наверное, входим в сферу интересов последнего поколения, которое смотрит телевизор. Если ты работаешь для 30-летних людей и моложе, то показывать себя по телевизору просто бессмысленно. Они его не смотрят. Это скорее вызывает отторжение. А моя аудитория включает в том числе и 50-летних людей, и 60-летних, и 40-летних. Поэтому я скорее отношусь к телевизионной активности как средству продвижения того, что действительно хочу сказать не с экрана телевизора, а с театральных подмостков, с эстрады или в записи.

— Расскажите про ваш новый проект — спектакль «В городе Лжедмитрове».
— Поначалу я предполагал, что это будет мюзикл, но получается скорее все-таки драматический спектакль с песнями. Впервые ребята из «Несчастного случая» играют три большие роли. Плюс приглашенные артисты — Сергей Белоголовцев и три девушки, которые играют одну роль в трех разных составах.

— Какой там сюжет?
— Некий не очень успешный музыкант Антон, которого играю я, живет в Москве на съемной квартире. Играет в ресторанах и на корпоративах со своей кавер-группой. И вдруг получает приглашение из своего родного города, в котором до сих пор прописан. Он вспоминает об этом, потому что у него в паспорте штамп стоит: «Прописан в городе Лжедмитрове, ул. Изотопная, д. 2, кв. такая-то». И говорит сам себе: «Ничего себе, 25 лет я не был в родном городе и ничего не помню». Спектакль начинается с того, что его останавливает милиция на въезде в Лжедмитров.

— А он закрытый?
— Да, это такой секретный город под куполом. Он туда попадает и обнаруживает, что совершенно неслучайно про все забыл, потому что покинуть город нельзя. Собственно говоря, он единственный человек, которому за всю историю Лжедмитрова удалось оттуда уехать. Мэр, которого играет Сережа Белоголовцев, и вызывает его, как выясняется в конце спектакля, чтобы узнать, как оттуда смыться. А смываться уже пора, потому что там совсем становится нехорошо. Дальше начинается комическая история: все жители города — мутанты с самыми разными суперспособностями.

— Это видно по гриму?
— Это видно скорее по тому, что они умеют делать и как себя ведут. У нас не будет сложных гримов и костюмов. Тем более что мы же параллельно все музицируем. С длинным носом было бы гугниво петь.

— Ставит Максим Виторган?
— Да, он режиссер-постановщик и один из пяти авторов. Забрал все в свои руки и очень сильно перелопатил пьесу. Повыкидывал оттуда всякие остроумные шутки, чтобы они не мешали драматическому действию. Мы сопротивляемся, но вяло.

— Постановка будет в ДК им. Зуева?
— Да. Когда я это придумывал, три года назад, думал, что это будет такой стендап-мюзикл. Я его так даже хотел назвать, чтобы мы играли у микрофонов без декораций, без костюмов, без театрального света. Условно, чтобы мы могли сыграть в рок-клубе эту историю. А в ДК им. Зуева спектакль разросся, стал партитурно сложным. Но мы обязательно сделаем мобильную версию.

— Вы же много ездите по стране. Если бы вы снимали рекламный ролик про Россию, какие города или места вы бы туда включили?
— Про Россию сделано немало рекламных роликов. Мне кажется, лучшее, что делается в России — это рекламные ролики про Россию. Там все правильно показано: сибирские реки, тайга, прекрасные женщины с серыми глазами и длинными косами.

— Вы бы в этот креатив не вмешивались?
— Нет. У нас есть прекрасные города. Не целиком. Но целиком вообще, по-моему, красивых городов не бывает, кроме старинных, в которых после XVIII века ничего не строилось. Такие есть, но они все маленькие. А красота мегаполиса определяется, мне кажется, площадью той части, в которой не противно находиться. В Лондоне можно идти несколько часов в одном направлении, и все не противно, но потом все равно обязательно дойдешь до того места, где станет противно. В Москве это происходит в разы быстрее.

— А в Сочи у вас есть любимые места?
— Красная поляна, конечно. Мне очень нравится городок, который там построили. Я фанат горных лыж, бывал в сотнях самых разных мест, включая Аргентину, Канаду, всю Европу и всю Россию. Сочи после Олимпиады сильно улучшился, но все-таки по соотношению «цена — качество» еще не дотягивает до уровня альпийских курортов. Здесь мало трасс.

— У вас есть места, где вам лучше пишется?
— Мне лучше всего пишется, как правило, в поездках, на гастролях, в гостинице. Во-первых, тебя ничто не отвлекает. Стоит выключить телефон, и ты уже никак не можешь выполнять родительские функции. Это помогает концентрироваться. Если надо что-то писать, то мне, в общем, все равно, где это делать. Я просто закрываюсь с компьютером и гитарой, и прекрасно все пишется.

— То есть вы неприхотливы.
— Я прихотлив в том, что мне все труднее и труднее себя заставить. Если раньше процесс сочинения очень радовал и возбуждал, мне хотелось часами этим заниматься, то сейчас я понимаю, что мне хочется, чтобы все было написано. То есть мне гораздо больше нравится редактировать, чем сочинять. Поэтому я очень люблю долго возиться. Вот написать изначальный текст тяжело, зато потом начинаешь переставлять буковки в нем и получать удовольствие.

— Когда у «Несчастного случая» выйдет следующий альбом?
— Осенью следующего года мы выпустим всю музыку к «Лжедмитрову». К нему написано 15 или 16 песен. Там есть и мюзикловые треки, где развивается сюжет, и в отрыве от спектакля они будут непонятны и неинтересны, но мы их все равно поместим на пластинку для обозначения всей музыкальной канвы. А большинство номеров — это просто зонги, когда действие останавливается, и герои что-то поют. Плюс у нас в спектакль не вошло три или четыре написанных для него номера, а на пластиночке они будут. Это, мне кажется, хороший бонус, ради которого зрителям будет интересно купить эту пластинку.

— Многие участники «Несчастного случая» имеют еще какое-то занятие, помимо игры в группе. Что это дает?
— Мне очень важно, что у людей есть собственное дело, в котором они доки и сами себе хозяева. Даже не так важно, хотя я желаю всем успехов, заработает человек много денег или нет, но у него есть свобода от группы, есть какое-то измерение, в котором он сам по себе. Это избавляет от болезни замкнутого пространства, от ботулизма такого. Мы не в запечатанной банке сидим и варимся в ней, а в открытом сосуде. То есть каждый приходит в группу со своим опытом, со своими знаниями, с какими-то новыми ощущениями. Поэтому, мне кажется, мы и существуем уже 35 лет в дружбе. Потому что нам друг с другом интересно. Каждый человек, который появляется, нам интересен как личность, а не только как музыкант.

— Вы слушаете российскую музыку?
— Конечно. В России сейчас происходит очень интересный бум рэперской культуры. Я слушаю Оксимирона, Скриптонита, люблю Ноггано, причем именно Ноггано, а не Басту. Ну и Noize MC, мне кажется, мастер с очень большой буквы. Правда, я сейчас называю в основном тоже старичков уже. Но что ж поделаешь. Старички мне нравятся больше. У молоденьких много рэпа танцевально-бессмысленного...

— И матерного.
— Матерный бывает очень интересный, бывает не очень. У Ноггано тоже через слово мат, но это, по крайней мере, смешно и обаятельно. А у какого-нибудь GONE.Fludd трудно прослушать больше 2–3 куплетов, потому что слова эти совершенно бессмысленны и вставлены туда просто для ритмизации.

— А книги читаете?
— Да, и получаю от этого максимальное удовлетворение. Вышел сейчас новый роман Водолазкина, надо ехать покупать его срочно.

Источник: Официальный журнал Российского инвестиционного форума


Статьи на тему
Аналитика на тему
Интересное на портале
Исследование
Исследование о торгово-экономических связях России и США
Статья
«Социальные инициативы вошли в повестку дня». Лидеры филантропии о сотрудничестве с фондом «Инносоциум»
Фонд содействия социальному развитию «Инносоциум» был создан на базе социальной платформы Фонда Росконгресс весной этого года с целью оказания системной многовекторной поддержки в решении задач социального развития России и выстраивания «моста» между НКО и бизнес-сектором.
Экспертное мнение
«Самарская область станет крупнейшим хабом проекта «Один пояс — один путь»
Губернатор Самарской Области Дмитрий Азаров: «Самарская область станет крупнейшим хабом проекта «Один пояс — один путь»
Аналитический дайджест
Внешнеторговые отношения России и Индии сегодня
В материале, опубликованном специально к V Восточному экономическому форуму (ВЭФ-2019), раскрываются как общие текущие тенденции, так и некоторые тонкости торгово-экономического взаимодействия России и Индии, а также демонстрируется, что потенциал сотрудничества двух стран еще нуждается в дальнейшем раскрытии.