Рады вас видеть
Некорректный формат электронной почты или телефона
Необходимо ввести пароль Забыли пароль?
Восстановление пароля
Введите адрес электронной почты или телефон, указанные при регистрации. Вам будет отправлена инструкция по восстановлению пароля.
Некорректный формат электронной почты или телефона
интервью
14.02.2018
Сохранить все в мировой экономике Россия сможет лишь при условии активного участия в четвертой промышленной революции

Перед прошлым Российским инвестиционным форумом вы заявляли, что негативные тенденции лишь чуть ослабли, а существенных улучшений в экономике нет. Какова ваша позиция год спустя?

И макроэкономические данные и опросы бизнеса показывают, что экономический рост пока носит неустойчивый характер, лишь по инфляции целевой показатель удалось не просто выполнить, но и перевыполнить. В ноябре 2017 года наблюдалась отрицательная динамика в обрабатывающей промышленности, а по итогам 11 месяцев рост составил лишь 0,4%. Инвестиции в основной капитал за первые три квартала 2017 года выросли на 4,2%, но здесь необходимо помнить об эффекте низкой базы. Опросы РСПП подтверждают консервативную оценку текущей ситуации: лишь 31% респондентов полагают, что в 2017 году деловой климат улучшился. Да и уровень фискальной нагрузки продолжает расти. Но, несмотря на существующие ограничения, прогнозы на краткосрочную перспективу стали более позитивными, чем год назад. 90% опрошенных РСПП компаний планируют инвестиции в развитие в 2018 году, а это повод для оптимизма и неплохая база для высоких темпов экономического роста в России.

Какое влияние на инвестиционный климат оказывает политика региональных властей?

Опросы РСПП зафиксировали существенный прогресс в качестве деловой среды на региональном уровне — более 60% компаний говорят о положительном влиянии региональных властей на деловой климат, хотя десять лет назад такую оценку давали лишь около четверти респондентов. Во многом это объясняется успешным внедрением целевых моделей упрощения процедур ведения бизнеса и использованием принципов проектного управления, а также привлечением к работе по улучшению инвестклимата в субъектах РФ делового сообщества.

За последние несколько лет сформировано базовое законодательство субъектов РФ по защите инвесторов и стимулированию инвестиционной деятельности. Развивается система федеральных и региональных институтов и инструментов поддержки. Снизились сроки регистрации новых компаний, подключения к электросетям, регистрации прав собственности. Такие положительные изменения в деловой среде снижают издержки бизнеса при реализации инвестиционных проектов и в целом повышают привлекательность российской юрисдикции, в том числе для иностранных компаний, готовых локализовать у нас свое производство.

При этом недавно РСПП и другие бизнес-объединения написали Владимиру Путину письмо, в котором пожаловались на рост фискальной нагрузки. Считаете ли вы ее чрезмерной для бизнеса?

Бизнес действительно оценивает уровень фискальной нагрузки как чрезмерно высокий. 43% опрошенных РСПП компаний считают, что предпринимательской деятельности в России мешают избыточно высокие налоги. При этом, несмотря на объявленный мораторий на рост фискальной нагрузки, ее «ползучее» увеличение продолжается — 40% участников опроса РСПП заявили, что в 2017 году фискальная нагрузка выросла. Пример — предоставление с 2018 года льгот по налогу на имущество в отношении нового и энергоэффективного оборудования только при условии принятия такого решения регионами. Это создает риски роста нагрузки не только на новые, но и на уже реализуемые инвестиционные проекты.

Не удалось обеспечить не только стабильность, но и предсказуемость уровня фискальной нагрузки. Сейчас компании не знают, какие налоги и неналоговые платежи им придется платить в следующем году и в каком объеме: например, за какие товары и по каким ставкам придется платить утилизационный сбор.

Каким-то образом можно исправить эту ситуацию?

Мы предлагаем три ключевых направления совершенствования фискальной системы.

Во-первых, это обеспечение стабильности уровня фискальной нагрузки, определенного по согласованной бизнесом и органами власти методологии. Сейчас даже уровень фискальной нагрузки является «оспариваемой» величиной из-за отсутствия признанного всеми единого подхода к ее определению. Базой для расчетов может стать методология, подготовленная на площадке Комитета РСПП по налоговой политике и учитывающая большинство видов фискальной нагрузки.

Во-вторых, это повышение эффективности системы фискальных стимулов для инвестиционно активных компаний на всех стадиях реализации инвестиционных проектов, включая проекты как greenfield, так и brownfield. При этом льготы должны быть простыми в администрировании — временные и финансовые издержки на «доказательство» правомерности применения льготы не должны превышать выигрыш от ее использования, как это нередко про­ исходит сейчас.

В-третьих, это законодательное урегулирование системы неналоговых (обязательных) платежей. Процедура согласования подготовленного Минфином России и Минэкономразвития России проекта закона еще продолжается. Главное — законопроект должен предусматривать жесткость процедур принятия решений о введении или повышении платежей, однозначное определение перечня обязательных для уплаты неналоговых платежей, а также обязательную оценку финансовых последствий введения налоговых платежей для компаний, секторов и экономики в целом.

Что еще, помимо высоких налогов, мешает развитию промышленности в России?

Согласно опросу РСПП о состоянии делового климата, в 2017 году промышленные компании больше всего беспокоили рост цен, чрезмерное контрольно-надзорное давление на бизнес, недостаток квалифицированных кадров, снижение спроса. С этими проблемами тесно взаимосвязаны и факторы, сдерживающие развитие промышленности в среднесрочной перспективе, в том числе низкая производительность труда, высокая степень морального и технического износа оборудования, недостаточная доля высококвалифицированных кадров, высокая стоимость кредитов.

При этом неплохо функционируют различные институты поддержки: например, Фонд развития промышленности кредитует предприятия на условиях софинансирования по низким ставкам. Кроме того, работают различные программы субсидирования, механизм гарантий и льгот в рамках специальных инвестиционных контрактов (СПИК). По данным того же опроса РСПП, наиболее востребованным видом поддержки в 2017 году для компаний являлись субсидии, а наиболее «желанным» — налоговые льготы. Очевидно, что механизмы поддержки необходимо развивать в части упрощения процедур и повышения прозрачности и по возможности расширять, например, механизм СПИК.

Как бизнес оценивает внедрение государством риск-ориентированного подхода при организации проверок?

Бизнес в целом поддерживает внедрение риск-ориентированного подхода при осуществлении государственного контроля, так как он позволит обеспечить оптимальный объем административных издержек, адекватный потенциальной опасности конкретного лица или объекта. Вместе с тем в дальнейшем необходимо расширять как виды государственного контроля (надзора), при осуществлении которых применяется риск-ориентированный подход, так и набор мер по диверсификации интенсивности контроля в зависимости от категории риска. Кроме того, следует обеспечить внедрение риск-ориентированного подхода в сферу лицензионного, регионального и муниципального контроля.

Сейчас часто говорят о новой промышленной революции, связанной с цифровыми технологиями. Как вы оцениваете состояние российской промышленности по сравнению с ведущими странами?

По динамике промышленного производства Россия сейчас сопоставима и даже опережает некоторые страны БРИКС, ЕС (например, Великобританию, Францию) и США. Однако промышленность Японии и Германии растет быстрее. Выйти на более высокие темпы на рубеже 2019 и 2020 годов, а значит, как минимум сохранить, как максимум увеличить вес в мировой торговле и экономике Россия сможет лишь при условии активного участия в четвертой промышленной революции. Мы не должны упустить новые возможности, которые потенциально несет в себе цифровая трансформация экономики, внедрение «Интернета вещей», роботизация, аддитивные технологии и т. д. На данный момент по уровню внедрения Индустрии 4.0 (например, по количеству промышленных роботов на 10 тыс. рабочих) Россия существенно отстает от развитых стран и Китая. На наш взгляд, это не имеет каких-либо специфических причин, а коррелирует с общим состоянием промышленности и накопленными в ней проблемами.

Какие шаги надо предпринять, чтобы сократить отставание?

В начале января Правительством Российской Федерации были утверждены планы мероприятий по конкретным направлениям в рамках программы «Цифровая экономика Российской Федерации». Ими предусмотрены конкретные шаги, в том числе по созданию и развитию информационной инфраструктуры в России: создание сетей связи поколения 5G, широко- полосный доступ в Интернет для населения, организация образования, здравоохранения и т. д., создание центров хранения и обработки данных, цифровых платформ для отдельных отраслей и сфер деятельности. Также планом предусмотрено создание единой геодезической инфраструктуры, системы регистрации прав на объекты промышленной собственности и средства индивидуализации в цифровом виде.

В ноябре 2017 года в РСПП был создан Комитет по цифровой экономике. Надеемся, что благодаря этому российский бизнес займет активную позицию по вопросам цифровой трансформации секторов экономики, в том числе примет непосредственное участие в реализации программы «Цифровая экономика».

Цифровая трансформация — это не только наше будущее, но уже и настоящее. Так, в России под эгидой РСПП новые цифровые производства и соответствующие им специальности уже стандартизируются. Например, разрабатывается профстандарт для специалистов по аддитивным технологиям.

Кстати, вы назвали недостаток квалифицированных кадров одной из главных проблем российской промышленности...

Да. Пока компании отмечают сохраняющийся дефицит кадров нужной квалификации: более 40% опрошенных компаний — членов РСПП считают нехватку трудовых ресурсов ограничителем для своей деятельности. Самая большая потребность в квалифицированных рабочих — их не хватает двум третям компаний, принявшим участие в опросе, и эта ситуация не меняется на протяжении длительного времени. Половина компаний испытывает в 2017 году нехватку специалистов высшей квалификации. Востребованы операторы, аппаратчики, машинисты установок и машин — на дефицит жалуются 41% компаний. Достаточно благополучная ситуация наблюдается только с неквалифицированными рабочими и обслуживающим персоналом. Так что вопрос повышения производительности труда стоит остро.

Как в таком случае повысить производительность труда?

Многие компании — члены РСПП успешно реализовали корпоративные стратегии по повышению производительности труда. Российский союз принял активное участие в подготовке паспорта приоритетной программы «Повышение производительности труда и поддержки занятости». Предполагается, что ее реализация позволит повысить производительность труда на участвующих в ней предприятиях не менее чем на 30%.

Мы считаем приоритетом диалог с социальными партнерами по вопросам ликвидации административных барьеров и совершенствования трудового законодательства, направленного на создание условий для повышения производительности труда. Сформированы предложения по обновлению механизмов, позволяющих работодателям оперативно и гибко реагировать на меняющиеся условия рыночной конъюнктуры, формировать устойчивые трудовые коллективы, при оптимальных экономических затратах и соблюдении базовых обязательств работодателей, включая защиту работников в сфере труда. Не менее важно развитие механизмов повышения мобильности трудовых ресурсов. Реализация данных предложений позволит существенно увеличить производительность не только непосредственным участникам реализации программы, но и любым заинтересованным компаниям.

Необходима дальнейшая модернизация системы профессионального обучения, обеспечение ее тесной увязки с потребностями экономики, корректировки существующих и разработки новых современных образовательных стандартов и программ с учетом профессиональных стандартов. Должна быть решена задача ускоренного формирования системы независимой оценки квалификаций, включая внедрение инновационных форм подтверждения качественной подготовки выпускников в сфере профобразования, таких как демонстрационный экзамен, а также расширение практики использования процедуры профессионально­общественной аккредитации образовательных программ.

Так что предстоит большая совместная работа бизнеса, власти, системы образования и независимых экспертов, для того чтобы успешно решить задачу повышения производительности труда.

Аналитика на тему